«Невозможно иметь дело с коррупцией в государстве»: американский бизнесмен о своем русском стартапе
 Работа мусоросортировночного предприятия. Фото: Фото: Юрий Смитюк / ТАСС
2 Июня 2017, 11:00

«Невозможно иметь дело с коррупцией в государстве»: американский бизнесмен о своем русском стартапе

Джеймс Бич считает, что главная экологическая проблема Подмосковья — в тех, кто управляет регионом

Американец Джеймс Бич — генеральный директор компании Blake Street Energy. Уже пять лет он пытается развивать мусороперерабатывающий бизнес в России. Цели у американца благие: построить в Подмосковье современные мусоросортировочные заводы и помочь жителям Москвы и региона разобраться с проблемой утилизации отходов. Завод в Чехове ему построить так и не удалось, теперь бизнесмен опасается, что такая же судьба ждет его подольский проект. Джеймс рассказал Открытой России, почему его идеи плохо приживаются на русской земле.

— Когда вы начали работать в России?

— История 2013-2015 года. Мы нашли хорошего покупателя топлива от мусоропереработки — это обязательное условие, чтобы получить деньги от инвесторов. Нашли участок в городе Чехов. Там есть полигон, ужасный Кулаковский полигон, его должны были закрыть много лет назад, но туда все равно свозят мусор, потому что нет выбора. А мы предлагали использовать мусор для сортировки и использовать наши материалы для рекультивации. Через несколько лет полигон стал бы совсем зеленым, чистым. Очень красивый проект, мы хотели получить разрешение от главы Чехова.

Нам сказали, что до конца 2014 года в Московской области есть мораторий на строительство сортировочных заводов без разрешения губернатора Подмосковья Воробьева. В Чехове говорили, что мы должны работать с Министерством экологии в Москве. Мы встретились с двумя их представителями, и они сказали: о, этот проект супер, мы «за» на сто процентов. В апреле 2014 года один человек позвонил и сказал: «Хорошие новости, я буду говорить с Воробьевым об этом проекте. Если вы можете быстро сделать для нас презентацию, я покажу ему лично в воскресенье, он даст разрешение, и вы сможете начать строительство». Мы быстро сработали, сделали хорошую презентацию, и он начал задавать странные вопросы: например, насколько это выгодно в плане денег? Он говорил: «Если вы не покажете эту информацию, мы с вами не будем работать».

Джеймс Бич. Кадр: Life

Джеймс Бич. Кадр: Life

Мы показали ему, отдали презентацию, я думал, что все быстро будет, но ничего не произошло. Апрель, май, июнь — постоянно спрашивал, почему нет разрешения. Мне отвечали: «Не переживай, он занят, все будет в порядке». Потом в июне они ошиблись: послали письмо одной фирме, которая производит оборудование, и предложили ей работать над интересным проектом. Письмо получил мой близкий друг из США, который работает на эту фирму. Он мне сказал: «Джеймс, я думаю, что это твой проект». Потом он переслал мне это письмо от Министерства экологии, которое предлагает фирме приехать в Москву, и презентацию — это была почти та же презентация, которую мы готовили для министерства в апреле, только без названия нашей фирмы. Вместо нас была указана русская фирма. Мы сразу сказали: что вы делаете, вы украли нашу презентацию, наш проект, вы хотите это сами сделать с друзьями! Были очень злы, конечно. Говорили, что больше не можем с ними работать... Я не знаю, работают ли там сейчас эти два человека.

Я был в шоке. Я знал, что такая коррупция существует в России, но от государства — для меня это невозможно. Я не могу иметь с этим дело.

Потом мы нашли участок в Подольске...

— А вы пробовали куда-то обращаться, жаловаться?

— У меня есть русские партнеры, у них есть связи с начальниками. Когда там узнали, что мы все знаем, они этот проект свернули. Мои партнеры советовали больше не жаловаться, раз уж они остановились, — иначе могут быть проблемы. Поэтому я не говорил журналистам до сих пор. Но я уже устал.

— Расскажите, что сейчас происходит с проектом в Подольске.

— Это проект мусоросортировочного завода, все будет очень чисто. Он должен находиться в городе Подольск. Мы ждем разрешения на строительство от Московской области, сколько ждем — уже сложно сказать. Город дал нам разрешение на строительство в августе 2016 года. Потом сказали, что нам нужно еще разрешение о ССЗ (санитарно-защитная зона. — Открытая Россия). По закону наш завод должен быть не ближе чем на 1000 метров к жилищной зоне. Наши консультанты сказали, что нам очень просто получить это разрешение, потому что наш завод очень чистый, там будет современное оборудование, и это очень хорошо для экологии.

Власти Московской области сказали, что только они решают, кто может заниматься сортировками в области, частная фирма не может там просто построить такой завод. Они сказали в конце 2016 года, что выбирают из шести-семи разных фирм одну, у которой будет монополия на сбор мусора, и мы должны ждать результаты этого тендера. Говорили, что он будет в апреле. Как только они выберут эту фирму, мы сможем работать с ней, и не будет проблем. Она будет давать нам каждый год 375 тысяч тонн мусора, мы будем сортировать и использовать этот мусор на 100 процентов. Ничего не будет на полигоне, мы все используем для переработки. Это очень чисто, это очень хорошая система.

Работа мусоросортировночного предприятия. Фото: Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Работа мусоросортировночного предприятия. Фото: Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Мы нашли в Подольске завод, который закрыли три года назад, — на нем будет создано более 200 рабочих мест. Это очень выгодно для области. Но они все равно сказали, что мы должны ждать результаты тендера.

Мы не понимаем, почему они не поддерживают нас. Постоянно в газетах появляются статьи: большая проблема с мусором в Москве, что нам делать, у нас нет выбора, надо выбросить 97 процентов на полигон. А мы здесь говорим: у нас есть инвесторы, мы готовы хоть завтра строить завод, это очень чисто. Это будет первый современный такой завод в России, новые рабочие места, налоги будем платить. А они все равно: надо ждать, надо ждать. У них всегда есть причины, почему мы должны ждать. И это для нас очень frustrating, не знаю, как по-русски сказать («разочаровывает». — Открытая Россия ).

— Что вы теперь собираетесь делать?

— Мы ждем. Если Министерство экологии скажет завтра, что в схему будет включен наш проект, тогда все в порядке, мы сможем начать строительство. Я хочу, чтобы люди знали, что есть много вариантов, которые могут решить проблему с мусором. Но Московская область не работает с нами, почему — не знаю. Мы ждали результаты тендера — тендера нет, результатов нет. Если нет тендера, пусть включат нас в схему сейчас. Почему не поддерживают, почему не могут дать разрешение на сортировку мусора из Москвы?

Журналист РБК месяц назад в статье написал, что наша фирма Blake Street Energy решила ехать домой, потому что наш проект невыгоден. Это неправда. Я спросил у журналиста, кто ему сказал, что проект невыгоден, он ответил, что это был один из наших конкурентов.

— Ожидаются ли встречи с властями в ближайшее время?

— Мой русский партнер сказал, что он был в среду на встрече, и у него есть для меня новости. Возможно, он с ними разговаривал. Возможно, они сказали, что включили нас в схему, но я не уверен. С ними работать — это всегда ждать, ждать.

util