Критик Алена Карась: «Фигура Серебренникова станет огромным яблоком раздора»
 Кирилл Серебренников. Фото: Первин Мамед-заде / ТАСС
2 Июня 2017, 18:12

Критик Алена Карась: «Фигура Серебренникова станет огромным яблоком раздора»

Почему «театральное дело» — важная площадка борьбы между консервативной властью и независимым искусством

Утром второго июня в фейсбуке появилась фотография заявления в Следственный комитет с просьбой привлечь к уголовной ответственности лиц, причастных к хищениям государственных субсидий, выделенных минкультом проектам «Платформа» и «Седьмая студия». Его автор — заместитель министра культуры Николай Малаков. Открытая Россия поговорила с театральным критиком Аленой Карась, чтобы узнать, действительно ли за «театральным делом» может стоять министр культуры Владимир Мединский, и что дальше будет с Кириллом Серебренниковым.

— Исходя из опубликованного документа, можно ли говорить о том, что «театральное дело» инспирировано Мединским?

— Если существует документ, и если этот документ можно признать реально существующим, подписанным одним из первых лиц минкульта, то чего уже гадать, понятно, что это не могло быть без его ведома. Тут уже, пожалуй, можно утверждать, что министерство инспирировала это дело. Я, конечно, хочу узнать все детали, но если письмо подписано 23-м числом, а обыски у Итина начались 22-го, то это уже вызывает вопросы. Значит, готовилось это все раньше. А бумага была одним из официальных стартов для обысков.

Если говорить в более абстрактном плане, то сначала там был некий статус-кво, произошло прекращение проекта «Платформа» и появился «Гоголь-центр». Проект Серебренникова имел серьезную поддержку госчиновников. А с какого-то определенного момента эта поддержка начала сворачиваться, произошло это потому, что идеологическая платформа государства стала отчетливее вырисовываться. И, конечно, действия Серебренникова и других художников современного театра просто не вписывалась в этот новый консервативный поворот. И вся деятельность Капкова как министра культуры Москвы уже входила в разрез с той новой идеологией, которую устроила власть. Конфликт и проблема уже были заложены тогда. И после этого поворота московская культурная власть продолжала действовать ярко, свободно, демонстрировала свою поддержку современному искусству, смене поколений. Тут уже и появилась некая конфликтность. Возглавив министерство культуры, Мединский сразу сформулировал, как ему видится новое культурное строительство. Им была продемонстрирована поддержка консервативного искусства.

Но в случае с Серебренниковым как он может, будучи министром культуры, не требовать гораздо более нежных действий властей в отношении человека, который представляет собой ярчайшую фигуру в современном российском пространстве? Этот вопрос всех волновал, и ответ на него очевиден. Он не высказывал эту поддержку именно потому, что не считал нужным. Более того, это тоже было высказано в разговоре с Соловьевым. Там, по-моему, прозрачно прозвучало такое отношение или мысль о том, что ну вот если прежняя власть поддерживала, то нынешняя поменяла приоритеты, и надо как бы прислушаться.

— Как вы считаете, что дальше будет с Серебренниковым?

— Серебренников действительно очень крупный игрок на культурном пространстве. С определенными либеральными и демократическими взглядами. В любом случае, как бы кто ни относился к предъявленным обвинениям, и насколько они оправданны, его тихо слить не удастся. Расскажу одну историю. Несколько лет назад был скандал с уже покойным, царствие ему небесное, Джорджо Стрелером. Он возглавлял крупнейший европейский театр Пиколо де Милано. И там был скандал с финансовыми сюжетами. Он был неприятный и, конечно же, бросал тень на театр. И очень много нервов стоил самому Стрелллеру. Но у него была огромная защита. Потому что у художников есть своя ценность, она не материальная, но огромная. И, я думаю, Серебреникова будут защищать. Его фигура станет огромным яблоком раздора. И это правильно, потому что художников нужно защищать, хоть они и не во всем правы.

Конечно, для всех это стало шоком. Что дальше будет делать власть? Зависит от того, связана ли преследование с чисто экономическими проблемами или это выдавливание художника определенных взглядов из художественной и, возможно, географической карты России. Вот этот вопрос очень серьезный. Это и личный вопрос самого Серебренникова, насколько у него хватит сил.

— Могут ли в ближайшее время начаться преследования других представителей культуры?

— Ситуация сегодня говорит, что это возможно. Все прочитали ситуацию с Серебренниковым как жест запугивания. К тому же параллельно произошла история с фильмом Учителя «Матильда». Эти вещи заставляют всех думать, что теперь художники будут поставлены в равное положение и окажутся под колпаком. В это же время происходило очень много других историй. Например, «Единая Россия» объявила о новом проекте поддержки детских театров. Хотя раньше этот проект существовал под эгидой Минкульта, оттуда шел транш в союз театральных деятелей. А оно передавало эти деньги театральным проектам. В частности, фестивалю «Арлекин». И то, что он вдруг оказался объектом полурейдерского захвата, и теперь «Единая Россия» будет создавать фестиваль и национальную премию «Арлекин», всех очень удивила. Общественность резко отреагировала на эту ситуацию. Сергей Безруков попытался как-то оправдаться. Но это все странные действия. Складывается ощущение, что все вокруг поделили, а теперь дело дошло до культуры. И происходит это в режиме пробных камней. Запускается камень, и пытаются понять, как на это отреагируют. Ничего — значит, схаваем. Поэтому очень важна роль сообществ.

util