Пропаганда обезжиренная, безалкогольная
5 Июня 2017, 11:00

Пропаганда обезжиренная, безалкогольная

Антон Орех — о вегетарианском телеагитаторе Брилеве

«А нет ли у вас чего-нибудь вегетарьянского?» — как говорил классик. Или как говорил другой классик: «Знаешь, Шарапов, давай прервемся, что-то меня от них тошнит». В общем, решил ваш обозреватель обозреть на сей раз что-то безвредное. Какую-нибудь обезжиренную пропаганду, какую-нибудь безалкогольную. Неужели такая бывает? Конечно! У нас все бывает!

Давненько не глядел я, как там поживает милейший Сергей Брилев. На его счет сложилось у меня в свое время мнение, что человек он не подлый, умный и при иной власти вполне впишется в жизнь, в то время как его оголтелым коллегам придется куда сложнее.

Брилеву хочется быть на экране, брать интервью у самых больших начальников, модерировать сессии на экономическом форуме, неплохо существовать в материальном плане, но при этом не мараться в откровенном дерьме. Вот такой он молодец. Но с таким подходом ему сложновато выполнять функцию промывания мозгов. Там интеллигентные ребята не нужны. Там в белых перчатках не работают.

И все-таки — мало ли что. И я посмотрел Брилева спустя много месяцев вновь. И скажу вам, что такая пропаганда тоже имеет право на жизнь. Она по-своему даже эффективна. Именно потому, что на экране не какой-то клинический подонок и заведомый лжец и истерик, а культурный человек, который вызывает симпатию и доверие свое манерой общения, своей степенностью, спокойствием, отсутствием криков и ярлыков.

Это должна быть пропаганда не как у Киселева, который разоблачает внешних и внутренних врагов и заставляет людей забыть о том, в какой стране они живут и где у них вообще родина, рассказывая то про Украину, то про Сирию, то про Меркель. Брилев рассказывает новости позитивные. Чтобы граждане знали, что живут они в России и в России все хорошо. А что пока еще не очень хорошо, может стать хорошим.

А тут такой прекрасный повод — экономический форум в Питере. А форум еще прекраснее. Правда есть за что «пожурить организаторов». Оказывается, им не хватило флагштоков, чтобы все флаги повесить! Какой страшный недочет! Но ведь гостей уже столько, включая Тумбу-Юмбу, что флагштоков на всех не напасешься. Доминика, Гаити, Гренада — красота!

Нефтяные контракты, новый самолет МС-21 взлетел (хорошо, что песню жены Рогозина про этот лайнер не запустили). Самый большой в мире ледокольный танкер «Кристоф де Маржери», емкости которого хватает, чтобы обеспечить целую Швецию на целый месяц. И как-то сразу настроение поднимается от осознания того, что шведы не замерзнут, и будет им, на чем суп сварить.

Но главный положительный герой, дающий надежду нам и всему человечеству — это наш президент. На сессии с участием Путина хваткая американка Меган Келли спросила его о реакции европейских лидеров на выход Штатов из договора по климату. А Путин ответил, мол, я не европейский лидер, они меня таковым не считают. И Брилев тут же бежит с микрофоном опрашивать всех подряд: Шувалов, Чемезов, Яровая, ну, и так далее. Какой же он лидер, Путин-то? И они все говорят, что либо он наш, российский, родной, либо не какой-то там европейский, а мировой, глобальный!

А конкретно про договор по климату, Путин отвечает Меган Келли вопросом на вопрос: а вы договор-то сам читали? И все в зале ржут? Ржут так, как будто только одна Меган не читала, а они все прочли и помнят наизусть. Брилев и про это спросит шуваловых и яровых, и яровые и шуваловы бойко сообщат: договор рамочный. Рамочный! Ну, теперь-то сомнений нет, что прочли.

Этот же прием Владимир Владимирович применит еще раз, когда Келли спросит его о докладах 17 американских спецслужб по поводу хакерских атак России. «А вы эти доклады читали?» И весь зал ржет еще громче. Вот дура-то! Ничего она, наверное, не читала.

Келли говорит, что изучила открытую, публичную часть докладов. А Путин, усмехается: а я их читал. И хохот еще громче, ведь веселый зал понимает, что Путин читал даже секретные американские доклады, что от него вообще хрен чего утаишь.

Прием президент применил, кстати, довольно дешевый. Ведь вопрос не в том, что читала или чего не читала американская журналистка. А в том, что скажет Путин о договоре по климату, о хакерах. Осведомленность спрашивающего никому не важна — важна осведомленность отвечающего. Который про хакеров говорил, к слову, довольно сбивчиво, зато уверенно переключился на вмешательство американцев в наши внутренние дела, где они сели нам на шею и ножки свесили.

Но главным впечатлением остались конечно, эти остроты и этот хохот. И чтобы оно не выглядело пошло, Брилев позвал в свидетели Валерия Гергиева, который употребил музыкальный термин скерцо, «шутка». В серьезном произведении бывает вот такая заключительная часть скерцо. И получается и серьезно и весело.

Нет, сказать так прямо, что вся брилевская программа «Вести в субботу» — это сплошная сервильность, я не могу. Он делает это изящно, не усиливая картинку собственными комментариями, мол, вот смотрите, как остроумно шутит наш лидер, вот глядите, какие мы умные, а все кругом дураки. Брилев даже позволяет себе критику. Как я понял, он давно следит за историей с выборами в РАН. И так прямо и честно говорит нам, что в академию выбирают детей и родственников академиков, что при государственном финансировании, Академия не брезгует платными парковками, что индексы цитирования — это фикция.

Но в этой конкретной программе Садовничий, Алферов, Фурсенко говорят все-таки о другом. О том, как полезна была для них встреча с президентом. Как президент подчеркивал, что государство не станет вмешиваться в выборы, что ученые сами должны решить и определиться, что реформы в науке нужны и будут продолжены. Путин хочет помочь, но не хочет давить и лезть в чужие дела — какая же прелесть этот наш президент!

Ну, и Сергей Брилев — тоже прелесть. Смотришь все это, а потом еще репортаж из города Грас, где открыли памятник Бунину и все эти бунинские пейзажи, глядишь на различные прибамбасы со стендов экономического форума, и вкушаешь обезжиренную пропаганду легко, без утомления. Да и длится передача всего час и глаза не устают.

Хорошая идея. Для культурных людей, которых тошнит от Киселева, Соловьева или Пушкова, есть благообразный Брилев. Поглядят уставшие от всего интеллигенты на Сергея и подумают: а может и правда не все так хреново? Может, и правильной дорогой идем мы с этим товарищем?

util