Сын Ротенберга решил построить в Асбесте сурьмяной завод, угрожающий жизни жителей
 Фото: znak.com
8 Июня 2017, 13:22

Сын Ротенберга решил построить в Асбесте сурьмяной завод, угрожающий жизни жителей

Городок Асбест в 90 километрах от Екатеринбурга с населением около 65000 человек в последнее время стал все чаще всплывать в новостных лентах — и исключительно в связи с именем бизнесмена Игоря Ротенберга (сына миллиардера Аркадия Ротенберга), который решил профинансировать строительство в городе «Национальной сурьмяной компании». Этот завод может стать одним из крупнейших промышленных гигантов Свердловской области, дав городу многомиллионные доходы и 140 рабочих мест.

Впрочем, у тех, кто внимательно следит за историей со строительством завода, могут возникнуть серьезные сомнения в том, что эта идея действительно окажется полезной для Асбеста и всей Свердловской области.

Корреспондент Открытой России Максим Верников посетил Асбест, чтобы выяснить, что представляет из себя будущий завод, что думают местные жители, и кому выгодна эта стройка.

Жизнь до Ротенберга

После распада СССР в маленьком Асбесте, как и во множестве подобных городов, стали закрываться десятки заводов и фабрик. Люди массово теряли работу. Период нулевых не сильно изменил жизнь провинциального городка.

«Мы по сей день раз за разом теряем важнейшие предприятия. В прошлом году, например, обанкротился кирпичный завод. Десятилетиями это предприятие производило легендарный асбестовский кирпич. Ни местные, ни областные власти и палец о палец не ударили, чтобы спасти его. 200 человек были выброшены на улицы. Кроме того, постоянно разоряются частные конторы. Люди теряют работу. И в таких условиях нам как морковку на веревочке преподносят новый завод, будто бы он решит все проблемы города», — рассказывает Открытой России Наталья Крылова, известный в городе общественный деятель и депутат городской Думы.

Чем опасен новый завод

Главная претензия, которая возникает к проекту сурьмяного завода, это безопасность для жизни и здоровья горожан. Будущее предприятие будет перерабатывать не асбестовскую руду, а привозить ее для переработки из других мест.

«Нам говорят, что руду будут возить из Якутии. Я как горный инженер могу ответственно заявить, что невозможно руду в огромных количествах ввозить в Асбест и здесь получать уже небольшой процент концентрата. Обогатительные фабрики всегда стоят вблизи месторождения, иначе это будет просто разорительно. Но так или иначе это производство будет представлять из себя цианидное выщелачивание золота. Цианид — это ядовитый газ, от паров которого человек просто умирает. Жидкие отходы будут якобы идти в хвостохранилище, но непонятно, куда они будут все это сливать. То, что у них будет жечь и гореть, перерастет в мелкодисперсный шлак, легко разлетающийся по воздуху. И, наконец, самое ужасное, все эти накопления будут уходить в воздух. При этом нашим городским ученым никто не дает возможности провести собственную официальную экспертизу проекта завода, хотя мы имеем одну из лучших школ в России. Они рассчитывают получить все разрешения „сверху“, и тогда город уже не вправе будет им отказать в строительстве сооружения, ведь оно запланировано на частной территории», — рассказал Открытой России сотрудник НИИ ПРОЕКТАСБЕСТ, пожелавший не называть своего имени.

Пока проект завода все еще не прошел государственную экологическую экспертизу, у которой, впрочем, вряд ли хватит силы усомниться в чистоте помыслов гражданина Ротенберга.

Впрочем, как такового проекта нового завода до сих пор ни кем не представлено. Как удалось выяснить Открытой России, город до сих пор не видел ни проектно-сметной документации, ни даже проекта самого завода. Все, что есть у замысливших ядохимикатное производство, это проект аналогичного объекта в Дегтярске — другом городе Свердловской области с гораздо меньшим населением и совершенно иными социальными реалиями.

Что получит город

Авторы идеи заявляют, что промышленный гигант по производству сурьмы — металла, используемого для самых разных производственных целей: от косметики до космической промышленности — даст городу 140 новых рабочих мест со средней зарплатой 40 000 рублей и социальную программу по улучшению инфраструктуры населенного пункта. Все это якобы должно дать в бюджет 50 миллионов рублей.

Впрочем, столь пафосные расчеты не имеют никакого отношения к реальности. По крайней мере, так считает противница завода Наталья Крылова.

«Давайте посчитаем. 40 тысяч — это средняя зарплата, которая получается, если нанять к нам крупных шишек из Екатеринбурга за 100 тысяч и работяг из Асбеста за 15 тысяч. Если умножить 140 рабочих мест на 40 тысяч рублей, выходит 5 600 000 рублей в месяц. После вычета налогов в федеральный и региональный бюджет, наш город в год от налогов получит только 17 миллионов. Откуда же взялись тогда эти 50 миллионов?», — удивляется Крылова. Наталья отмечает, что сейчас только на ремонт проспекта Ленина в центре города требуется 120 миллионов рублей, а значит те 17 миллионов в год, что сулит населению вредное производство, вообще ничего не дадут.

Наталья Крылова. Фото: Максим Верников

Наталья Крылова. Фото: Максим Верников

Кому выгодно

В поисках ответа на вопрос, кому на самом деле выгоден новый сурьмяной завод, корреспонденту Открытой России удалось выяснить, что одним из главных лоббистов нового проекта является Любовь Казанцева, глава департамента по связям Национальной сурьмяной компании.

Кроме того, депутат заксобрания от Асбестовского округа Владимир Власов, по некоторым сведениям, хочет «поставить» директором завода «своего человека» — Юрия Цаценко. Депутат Власов трижды становился мэром Асбеста, затем больше 10 лет работал в правительстве Свердловской области и даже на несколько недель 2012 года становился его председателем (в момент замены губернатора Мишарина на Куйвашева).

«В настоящее время на территории Свердловской области действует программа „Территория опережающего развития“ (ТОР), дающая инвестиции городам, строящим новые заводы. Асбесту выпала участь строить сурьмяной завод. У всех бизнесменов в городах, попавших под действие ТОРа, есть свои депутаты в Законодательном собрании. Эти депутаты, разумеется, также хотят получить свою долю.

Конкретно Власов за время правления городом отдал своим друзьям-бизнесменам все заводы, ЖКХ, стройподряды и так далее. Это огромная коррупционная система, стоящая за большинством депутатов, чиновников и их родственников. Если посмотреть на официальный финансовый отчет того же Власова, то мы увидим, что он зарабатывает около двух миллионов рублей в год, но при этом живет в Екатеринбурге на улице Маршалла Жукова — в доме, где квартиры стоят от 12 миллионов. Остается только догадываться, откуда у него такие деньги», — рассказывает Наталья Крылова

Даже Асбестовская городская Дума своим единоросовским большинством высказалась против строительства завода, но и это совершенно не останавливает застройщиков.

Что думают местные жители

Абсолютное большинство прохожих на улицах Асбеста очень хорошо знает о спорах вокруг завода.

«Непонятно, зачем нам этот завод. Мы раньше производили 1560 тонн асбеста и поставляли его в 59 стран, а сейчас всего лишь 300 тонн выпускаем. Представляете, в пять раз меньше! Так лучше бы эту проблему исправили, а не придумывали какую-то новую глупость с этой сурьмой», — делится мнением 89-летняя жительница города.

«С этим заводом двоякая ситуация. Единственный плюс, что появится 140 новых рабочих мест. Но зачем эти места, если они к смерти людей приводить будут?!» — размышляет учительница местной школы.

И такие настроения сегодня явно преобладают над сторонниками нового проекта. Ранее инициативной группе под руководством Натальи Крыловой удалось собрать 13 000 подписей против строительства нового завода, а это более 20% жителей города. Кроме того, 25 марта на митинг против завода вышли 2000 человек — порядка 3% населения.

Впрочем, в процессе разговора с прохожими, выражающими протест против сурьмяного завода, к диалогу присоединились несколько молодых людей с иной точкой зрения.

«Крылова отстаивает свои узко политические цели. В Асбесте уже есть завод Форэс, который не менее вреден для города, чем Национальная сурьмяная компания, но о них Крылова почему-то ни слухом ни духом. Может, потому что их критиковать ей невыгодно?» — 32-летний таксист говорит Николай.

«Форэс уже много лет стоит в Асбесте, его просто так не закроешь. Мы постоянно пишем на него жалобы. Проблема в том, что к моменту, когда на него приходят проверяющие органы, они там устраивают настоящие потемкинские деревни, подменяют оборудование, и все выглядит просто замечательно», — парирует Крылова.

В разговор включается молодая продавщица из местного супермаркета. «У меня молодой человек год назад высшее образование получил и до сих пор работу найти не может. А на сурьмяном заводе 140 рабочих мест будет. Он там как раз по профессии устроиться сможет!».

На вопрос Открытой России, не боится ли она за жизнь и здоровье молодого человека, если он пойдет работать на такой завод, девушка не смогла дать однозначного ответа.

Референдум

В настоящее время Наталья Крылова и ее соратники ставят новую цель: провести в соответствии с законодательством общегородской референдум по вопросу о новом заводе.

«Я уверена, что наша позиция имеет огромные шансы на победу, если власти позволят нам провести этот референдум. Наша идея может стать тестом на истинную государственность нашей страны. О каком можно говорить федерализме и конституционализме, если люди в большинстве своем будут против завода, а его все равно построят. Это особенно актуально в преддверии президентских выборов. Отмечу, что в нашей инициативной группе есть и еще один городской депутат — Евгений Шабанов», — говорит Крылова.

Несколько дней назад Асбестовская избирательная комиссия приняла документы на проведение референдума и передала их в городскую Думу. До 20 июня депутаты должны решить, соответствует ли заявленный референдум законодательству и местной повестке дня. В случае принятия положительного решения, инициативной группе предстоит процедура по сбору подписей и организации референдума. Расчеты показывают, что датой референдума в таком случае почти наверняка не станет ни единый день голосования 10 сентября, когда область будет избирать губернатора, ни 18 марта следующего года, когда пройдут уже президентские выборы. А это может привести к проблемам с явкой избирателей.

Как сообщил Открытой России председатель Асбестовской городской избирательной комиссии Сергей Валов, возможный референдум станет первым подобным событием в истории города. Чиновник также отметил, что законодательство в области местных и региональных референдумов, с его точки зрения, вполне работоспособно.

«Закон дает абсолютно адекватные сроки для принятия решений, как избирательной комиссии, так и Думе. Все процессы проходят без лишней спешки, в нормальном рабочем режиме».

Валов отметил, что проведение референдума потребует порядка полутора-двух миллионов рублей в случае, если голосование будет проводиться вне единого дня голосования, в то время как проведение референдума одновременно с другими выборами позволит потратить в два раза меньше денег.

Открытая Россия продолжит следить за ситуацией вокруг строительства сурьмяного завода в Асбесте и реакцией жителей города на эту затею.

util