Илья Константинов: «Пока День России не праздник, а повод для размышлений»
 Илья Константинов. Фото: Зураб Джавахадзе / ТАСС
12 Июня 2017, 11:00

Илья Константинов: «Пока День России не праздник, а повод для размышлений»

Депутат Верховного Совета, голосовавший за принятие декларации независимости России, в интервью Открытой России рассказал о том, почему принятие документа было практически единогласным, о «параде суверенитетов» и об историческом значении даты 12 июня 1990 года.

— Вы хорошо помните день принятия Декларации о суверенитете России? Вы были депутатом Верховного Совета, как лично вы голосовали, какие были настроения в депутатском корпусе на Съезде народных депутатов?

— Я хорошо помню этот день, я голосовал за принятие этого документа так же, как практически все депутаты Съезда. Против проголосовало всего несколько человек. По поводу Декларации о суверенитете было единое мнение всего депутатского корпуса России.

Ведь Российская Федерация была явно дискриминирована на фоне других союзных республик. У России была в рамках Союза меньшая степень свободы, меньшая степень самоуправления. Например, не было даже своей Академии наук, хотя, например, были академии наук Украины, Белоруссии, Казахстана и так далее. Да и по уровню жизни Россия, являвшаяся донором Союза, уступала прибалтийским республикам, закавказским республикам. Это была сознательная политика союзного руководства — политика подкупа национальных окраин, которая продолжалась на протяжении всего советского периода. Разумеется это у многих, в том числе и у меня, не могло не вызывать возмущения.

Оригинал первой страницы Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Источник: rusarchives.ru

Оригинал первой страницы Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Источник: rusarchives.ru

Мы голосовали за принятие этого документа, не предполагая еще, что этот документ станет сигналом к ликвидации союзного государства. Мы считали, что нам удастся переформатировать СССР, не разрушая его. Такая у нас была мечта или, может быть, иллюзия. Ликвидации союзного государства большинство депутатов не хотело, мы стремились к повышению статуса России.

— Какова была общественная реакция в РСФСР на принятие декларации?

— Россия поддерживала это решение практически вся, за исключением крайних коммунистических ортодоксов. Кстати, фракция «Коммунисты России» голосовала за этот документ.

— Но ведь в России даже не было своей республиканской компартии, в отличие от других союзных республик, поэтому ведь повышение статуса России могло быть для российских коммунистов и аппаратным трамплином?

— Для многих — да. Но в целом в обществе это было встречено с воодушевлением. Никаких протестов не было.

— Насколько справедливо высказывание, что Россия «сама открыла парад суверенитетов», что именно после России и другие союзные республики начали принимать аналогичные документы?

— Это несправедливое утверждение. Парад суверенитетов начала, конечно, не Россия, а Прибалтика. Там к 1990 году было мощейшее движение за независимость. Было движение за независимость в Закавказье — вспомните события в Тбилиси 1989 года.

— Уже позднее, в середине 90-х годов, антиельцинская лево-патриотическая оппозиция с особой яростью критиковала решение Съезда от 12 июня 1990 года — говорили о том, что это «независимость от самих себя».

— Да даже не в середине 90-х, а уже в 1992 году зазвучали эти голоса — вскоре после того, как в декабре 1991 года было подписано Беловежское соглашение, ликвидировавшее СССР. После этого в обществе началась переоценка декларации о суверенитете России. В самой декларации были ссылки на союзное государство, и многие в обществе надеялись, что Союз в переформатированном виде удастся сохранить. И когда этого сделать не удалось, произошла и переоценка событий 12 июня 1990 года. Ведь и логическая, и историческая связь между этим документом и последовавшим распадом Союза все-таки существует.

Когда мы голосовали за декларацию независимости, мы сильно рисковали. И нужно было обладать большей проницательностью, большим политическим опытом, чтобы оценить возможные последствия. У большинства народных депутатов России такого опыта не было. В том числе и у меня.

— На протяжении 90-х годов день 12 июня российским государством праздновался довольно вяло, неохотно. Чем это было вызвано?

— В 90-е годы Россию еще можно было назвать несостоявшимся государством. Само сохранение Российской Федерации было под большим вопросом. Были две чеченские войны. А вспомните какую политику проводило руководство ряда республик в составе РФ, и какие центробежные тенденции были внутри России. Оснований и поводов что-то праздновать в 90-е не было. Да и сейчас особых поводов нет. Должно пройти какое-то время, может быть, 15-20 лет, пока все это не перемелется, и когда Россия в полной мере состоится как государство, на будущий статус которого по территории, населению, традициям, научно-техническому потенциалу мы все еще можем рассчитывать. Вот когда и если Россия состоится как нормальное государство, тогда это будет праздник. А пока это еще повод для размышлений.

util