Станислав Белковский: «Стало ясно, кто любимый человек Путина, и с кем можно пообщаться после смерти Ганди»
 Перед началом ежегодной специальной программы «Прямая линия с Владимиром Путиным» в Гостином дворе. Фото: Алексей Дружинин / пресс-служба президента РФ / ТАСС
15 June 2017, 19:29

Станислав Белковский: «Стало ясно, кто любимый человек Путина, и с кем можно пообщаться после смерти Ганди»

Политолог — о самых интересных моментах самой неинтересной «Прямой линии»

Политолог Станислав Белковский, посмотревший «прямую линию» по служебной необходимости, признается, что с трудом досмотрел ее до конца. И, тем не менее, несколько важных вещей в ней он для себя отметил, в том числе и те вещи, которые Путин вовсе не собирался говорить.

— Вам было интересно смотреть «Прямую линию»?

— Это была тоска смертная. Я никогда бы не стал смотреть это как простой гражданин и обыватель, но из-за телеканала «Дождь» я по долгу службы обязан это делать. А я сейчас практически не пью и должен сказать, что на трезвую голову это смотреть вообще практически невозможно.

Никаких серьезных новых идей и откровений не было вовсе. Хоть как-то зацепиться глаз и ухо могут за две вещи.

Первое — стало ясно, кто любимый человек Владимира Путина, и с кем можно пообщаться после смерти Махатмы Ганди. Это Виктор Медведчук, бывший глава администрации президента Украины, которому Путин уделил минут семь — беспрецедентно много для обсуждения одного физического лица, не находящегося формально у власти ни в одной стране.

Второе — совершенно недопустимый гомофобский выпад, когда речь шла о «голубых мундирах» и Петре Порошенко.

Если вы увидели еще что-то интересное, сообщите мне об этом. Я больше ничего интересного не услышал.

— А что касается оценки Путиным протестных выступлений и вопроса мальчика про коррупцию?

— Вопрос мальчика про коррупцию был бессодержательным, он ни на кого конкретно не указывал и не касался никаких конкретных обстоятельств российской коррупции. Что касается протестного движения, то ответы Путина были в стиле высказываний Михаила Горбачева 1986-1987 годов: со всеми конструктивными силами общества мы будем сотрудничать, а со всеми неконструктивными не будем. Правда, тогда победили «неконструктивные» силы и выгнали Горбачева из Кремля, но это уже другая история.

Ясно, что это полное отсутствие интереса к обсуждению тематики. Путину было невыносимо скучно самому. Он как-то оживился и возбудился три раза: когда говорил об Украине вообще, о Медведчуке в частности, и, конечно, о США и Дональде Трампе (со своим очень остроумным предложением предоставить политическое убежище бывшему главе ФБР Джеймсу Коми).

Все остальное время было видно, что Путину неинтересно, и он соблюдает всю эту процедуру «Прямой линии» только потому, что вообще является мастером ритуалов. Путин считает, что соблюдение ритуалов — важнейшая часть стабильности его системы, и он будет соблюдать эти ритуалы независимо от того, интересны ли они ему самому или кому-то еще.

— То что Путин так долго говорил о Медведчуке означает, что Украина остается для Путина очень болезненной точкой, приковывающей его внимание?

— Конечно. Путин ведь стратегически проиграл на Украине. Ему не удалось там сохранить власть Януковича, не удалось привести там к власти какие-то лояльные силы. Он доверяет на Украине только Медведчуку и, возможно, немного Юлии Тимошенко — поскольку в период ее премьерства у них был заочный, виртуальный медовый месяц. Больше он там не доверяет никому и в особенности «Партии регионов», и еще всему политическому наследию Януковича. Путин говорит, что те области, которые раньше были российскими, теперь называются Украиной. Тем самым он подчеркивает, что не считает Украину самостоятельным государством и отрицает ее субъектность.

— В целом получается, что Путину интересна мировая политика, он считает себя геополитиком и вершителем судеб мира, а к внутрироссийским делам он испытывает все меньший интерес?

— Да. Так было почти всегда. Это меньше проявлялось в первые годы его президентства, пока он еще не заматерел, а в известной степени испытывал комплекс самозванца. Но в последние годы он ясно дает понять, что русский народ из повиновения не выйдет никогда, что он будет оставаться самым популярным политиком, пока сам этого хочет. Всеми мыслями он на международной арене и в истории. И надо сказать, что его формальные оппоненты в лице лидеров американского общественного мнения очень многое сделали для укрепления в Путине таких настроений. Вспомним фильм Фарида Закарии «Самый могущественный человек в мире». Я этот фильм смотрел. И хотя Путин там преподнесен с большим знаком минус, содержание фильма соответствует его названию — Путин там представлен действительно как самый могущественный человек планеты. А когда все, включая твоих врагов, тебе рассказывают, что ты самый могущественный человек в мире... я не знаю, не поехала ли бы даже у меня крыша от такого.

— Путин устал от власти?

— Да, это видно. Он же неоднократно проговаривался на пресс-конференциях (и это не были сознательные месседжи, которые он хотел донести, это были именно прорывы бессознательного), что хоть и много раз бывал за границей, можно считать, что не бывал никогда. Прилетаешь, проводишь встречи с зарубежным лидером, улетаешь обратно, а погулять по Парижу и зайти в Лувр нельзя. Или по Лазурному берегу прогуляться, или по Пятой Авеню, зайдя в несколько ювелирных магазинов.

Конечно, Путин устал, но он сделал себя заложником ситуации. Это ситуация «ни уйти, ни остаться».

Я полгода назад написал сценарий «Таинственная смерть», который пока, к сожалению, не вызвал интереса никаких продюсеров. В этом сценарии был предложен алгоритм решения этой путинской проблемы «ни уйти, ни остаться». Нужно инсценировать путинскую смерть и сделать его руководителем какой-то другой страны — например, теплых островов в Карибском море или на Тихом океане. Также там предлагается, поскольку ходят разные слухи о реальной природе отношений между дочерью Путина Екатериной Тихоновой и Кириллом Шамаловым (бизнесмен, член совета директоров «Сибура» — прим. Открытой России), все же выдать Екатерину Тихонову за принца Гарри, создать в России конституционную монархию. Это даст Путину гарантии безопасности, так как Екатерина Тихонова, взойдя на престол, отца не сдаст.

util