«Ну заплачь! Что, страшно тебе?!»: почему правоохранители в регионах стали действовать жестче после митингов 12 июня
 Сотрудник ОМОНа. Фото: Открытая Россия
20 June 2017, 19:20

«Ну заплачь! Что, страшно тебе?!»: почему правоохранители в регионах стали действовать жестче после митингов 12 июня

После антикоррупционных митингов 26 марта информация о самых массовых задержаниях приходила из Москвы и Санкт-Петербурга — сообщалось о задержании 1043 и 131 человек в двух городах соответственно. После акций 12 июня картина в корне изменилась: в нескольких регионах России на митингах и шествиях были задержаны десятки людей, хотя еще в марте полиция обходилась несколькими активистами и организаторами. Открытая Россия узнала, что стоит за резким ужесточением действий правоохранителей.

«Полицейские задерживали людей, даже не имеющих отношения к митингу»

В традиционно спокойном и тихом Сочи был задержан каждый второй участник антикоррупционной акции 12 июня. Организаторы планировали провести шествие в центральной части города, однако еще до его начала полиция начала задерживать людей. Всего было задержано 48 участников.

Как рассказал Открытой России журналист издания «Сочинские новости» Валерий Перевозчиков, организаторы митинга пытались получить разрешение от городских властей на проведение митинга в гайд-парке, расположенном в Хосте. Накануне администрация города сообщила, что эта площадка 12 июня якобы будет задействована на другом мероприятии и предложила сторонникам Алексея Навального перенести свое мероприятие на 13 июня. Организаторы митинга не согласились на такие условия и решили устроить прогулку в центре Сочи в намеченный день.

«Полицейские задерживали людей, даже не имеющих отношения к митингу, — рассказывает Валерий Перевозчиков. — Они заходили в ближайшее кафе, проверяли паспорта у людей. Я забрался на близлежащее здание и наблюдал сверху: по крайней мере одна парочка молодых людей была задержана. Видимо, по мнению полицейских, они выглядели подозрительно, их загрузили в автобус. Кто-то пытался убежать, его поймали и достаточно жестко „завинтили“, даже в наручниках».

Задержание во время акции протеста против коррупции в Сочи, 12 июня 2017 года. Фото: Алиса Лауфер / Вконтакте

Задержание во время акции протеста против коррупции в Сочи, 12 июня 2017 года. Фото: Алиса Лауфер / Вконтакте

Из 48 задержанных и доставленных в ОВД, большую часть отпустили в тот же вечер. В итоге 8 задержанных получили административные аресты (от 5 до 10 суток). Еще четверо человек получили штрафы от тысячи до 20 тысяч рублей.

По мнению Валерия Перевозчикова, на митинге 26 марта правоохранительные органы вели себя иначе: «26 марта митинг проходил довольно ярко, и народу было больше, чем 12 июня. Но все было мирно. Правда, тогда перекрыли парк под предлогом того, что там якобы находится подозрительный предмет. Но вокруг парка люди гуляли, общались, никто никого не задерживал до того момента, пока один из активистов не начал кричать „Давайте обсудим резолюцию!“, а это уже было признаком митинга, а не прогулки. Его пешком повели в отдел полиции, и вся эта толпа из ста человек двинулась вслед за ним в сторону отдела, прошли по центральной улице, даже вроде чего-то кричали. Видимо, после этого шествия решили закрутить гайки».

«Ну заплачь! Что, страшно тебе?!»

Одна из задержанных на своей странице в фейсбуке рассказала, что стала свидетелем жесткого давления сотрудников в отношении 18-летнего юноши Станислава Альшанова.

«В кабинет, куда меня привели и где уже находился Стас, вальяжно ввалился мужчина в синей футболке. Конечно же, никакого удостоверения он не показал, не представился. <...> Этот мужчина не только кричал на Стаса. Нет. Он прямо на моих глазах схватил юношу за руку, пытаясь вырвать у того телефон. Потом этот наглый взрослый мужик схватил в охапку самого Стаса, худенького 18-летнего паренька, и начал вырывать телефон из его рук. И таки вырвал. Тварь. Но дело этим не кончилось. Неизвестный мужик в синей футболке продолжил орать на Стаса, а увидев, что юноша в шоке, начал откровенно издеваться над ним, ехидно и зло говоря: „Ну заплачь! Что, страшно тебе?!“. Стас не заплакал. И сказал, что ему не страшно. Все это происходило в присутствии полицейского, который ПРОСТО СИДЕЛ ЗА СТОЛОМ, а когда я достала телефон, полицейский вскочил и стал препятствовать съемке видео. <...> Эти „мужчины“ очень долго запугивали Стаса. Долго держали в кабинете. Грозили немыслимыми последствиями. Я цитирую: „Ты понимаешь, что после того, что ты сделал, НАЗАД ДОРОГИ НЕТ?!“. Твари».

Ранее стало известно о том, что один из арестованных 12 июня, Алексей Коровайный, был уволен из гимназии в Ейске, где работал преподавателем истории и обществознания.

Действия полиции 12 июня были жесткими не только в Сочи. Самые массовые задержания — в Москве (866 задержанных) и Санкт-Петербурге (658 задержанных). В регионах полицейские, судя по всему, следовали примеру столичных коллег.

По данным ОВД-Инфо, в Калининграде, по разным оценкам, на несогласованную прогулку вышло от 400 до 700 человек, из них 45 были задержаны.

Акция против коррупции в Калинграде, 12 июня 2017 года. Кадр: Youtube

Акция против коррупции в Калинграде, 12 июня 2017 года. Кадр: Youtube

В Туле из 50 человек, вышедших на митинг, были задержаны 24. Накануне был задержан организатор митинга, он же глава штаба Навального в Туле, за призывы выйти на несогласованную акцию. Его арестовали на семь суток.

В Великом Новгороде на антикоррупционный митинг вышли 300 человек. Сразу после окончания митинга в месте, согласованном администрацией, люди отправились на прогулку. Часть собравшихся зашла в штаб Навального, где произошли задержания. По итогам 12 июня в Великом Новгороде были задержаны 21 человек.

Во Владивостоке на несогласованный митинг вышли, по разным данным, от 200 до 1500 человек, из которых задержали 22.

«Те, кто не уверен в своей позиции, демонстрируют максимальное рвение»

Политолог Константин Калачев считает, что такая жесткость — прежде всего инициатива местных властей: таким образом региональные власти пытаются продемонстрировать свою лояльность Кремлю и убедить центр в своей эффективности: «Перегибы на местах неизбежны — быть охранителем выгоднее и безопаснее, чем демонстрировать либерализм. Региональные власти хотят продемонстрировать свою лояльность и обеспокоенность действиями „пятой колонны“ в России. Но все еще зависит от того, насколько комфортно себя чувствуют те или иные региональные руководители, насколько устойчива их позиция. Те, кто не уверен в своей позиции, демонстрируют максимальное рвение, показывают, как они изо всех сил борются с оппозицией. Те, кто уверен в себе и спокоен, смотрят на все сквозь пальцы и не создают своими репрессиями лишних инфоповодов для оппозиции».

По мнению Калачева, такое «рвение» региональных правоохранителей только ухудшает имидж власти и не способно заставить людей отказаться от участия в протестных акциях: «Такая жестокость по отношению к участникам акции оппозиции совершенно не полезна для власти. Потому что излишняя жесткость по отношению к протестующим вызывает недоумение и негодование даже у тех, кто в протестах участия не принимал. После Болотной почему-то некоторые считают, что лучше перестраховаться и использовать в качестве профилактической меры страх — эти слухи о том, что проводится видеосъемка с распознаванием лиц, задержания, перепись участников, возбуждение административных дел и так далее. Если речь пойдет о массовом народном протесте, то никакие эти меры не будут эффективны».

util