Два уголовных дела «Сердитого Деда». Архангельских музыкантов второй раз хотят судить за одну песню
 Группа «Сердитый Дед». Фото: официальная страница ВКонтакте
23 Июня 2017, 09:00

Два уголовных дела «Сердитого Деда». Архангельских музыкантов второй раз хотят судить за одну песню

Весной этого года жизнь участников группы «Сердитый дед» из Архангельска в корне изменилась: музыканты, сами того не осознавая, возбудили ненависть по отношению к евреям и в результате были признаны экстремистами. Анна Ревоненко рассказывает, как пошедшие на «особый порядок» обвиняемые сами попали в ловушку своих показаний. Теперь музыканты сверяют все свои песни с 282 статьей УК РФ.

«Не знаем, ехать на юг в отпуск или не ехать. Возбудят дело или не возбудят. Возбудят — так вернут на родину. Счета перекрыли в Сбербанке. В общем, одни неудобства. Ну а что делать-то? Ничего, будем отбиваться», — делится опасениями Валерий Вылегжанин, участник архангельской группы «Сердитый дед».

В апреле этого года он и его товарищ по группе Антон Сапега были признаны экстремистами из-за исполнения одной из своих композиций в архангельском рок-клубе «Колесо». «Песня называется „Про жида“, — рассказывает Валерий Вылегжанин. — Она содержит отрицательные оценки этнической группы евреев, только и всего. Скажем прямо: в плане „оскорбить“ — скорее, что-то есть, да. Она вполне себе хлесткая. Но ни призывов к насилию, ни к геноциду, ни к какой-то дискриминации в этой песне нет, а это в принципе не запрещено законом».

Содержание этой «экстремистской» песни сводится к тому, что некий еврей, «тих да некрасив», которого в песне называют «жидом», ходит по Руси и грешит: «собирает все, что плохо лежит», «хочет все продать», «в чужой карман залезает» и «любым путем имеет все, что хочет».

«В наших музыкальных сердцах нет ни капли экстремизма, — рассказал Валерий агентству „Беломорканал“ сразу после приговора. — При исполнении песни у нас на барабанах присутствовал тот самый еврей. Из этой (социальной — Открытая Россия) группы, о которой поется в песне (дело было возбуждено только в отношении двух музыкантов, исполнявших песню. — Открытая Россия). Мы внутри коллектива никаких межнациональных розней и расовых дискриминаций не приемлем. И у нас даже в мыслях нет экстремистских настроений».

Валерий Вылегжанин (справа). Фото: официальная страница ВКонтакте

Валерий Вылегжанин (справа). Фото: официальная страница ВКонтакте

«Сами себя посадили, в общем»

25 января 2017 года в 6:30 утра к Валерию пришли с обыском: полиция, ФСБ, понятые, оперативники, люди в масках, собаки — все искали экстремистскую литературу. Дома у Валерия они ничего запрещенного не нашли, но произвести нужный эффект им удалось — музыкант говорит, что дал признательные показания именно после неожиданного появления правоохранителей.

«Нас как бы склонили, чтобы мы взяли всю вину на себя. Говорят, так вы легко отделаетесь. В итоге следствие все подстроило под себя. Нам сказали: напишите все как положено, нам надо галку поставить, у вас ничего не будет». Если бы я знал, что срок влепят, конечно, я бы не соглашался. Сами себя посадили, в общем«, — говорит Вылегжанин.

Музыкантам показали заключение экспертизы — «профессор с 99 учеными степенями», как назвал его Вылегжанин, заключил, что песня «Про жида» возбуждает ненависть к социальной группе «евреи». Тут же нашлись необходимые показания неизвестных свидетелей — признание вины тогда казалось единственно верным решением.

Согласившись на особый порядок, Валерий Вылегжанин и Антон Сапега сами подписали себе приговор. В тот момент они даже толком не знакомились с материалами дела, уверенные, что все обвинения в их адрес снимут.

Музыкантам вменяли совершение преступления, «организованное группой лиц» — возможно, на это следователей навело само название группы — ОПГ «Сердитый дед», где ОПГ — организованная поющая группировка. Исполнение песни «Про жида» в рок-клубе «Колесо» следствие трактовало по 282 статье УК как «действия, направленные на возбуждение в обществе ненависти и унижение достоинства группы лиц по признаку национальности и принадлежности к одной из этнических групп, совершенные публично».

В апреле суд вынес приговор — два года и два месяца условно с испытательным сроком один год. Тогда музыкантам даже казалось, что это большая победа — прокурор запрашивал два года реального срока за исполнение песни, но судья «гуманно» ограничился условным наказанием.

«По-настоящему народный рок»

Творчество ОПГ «Сердитый дед», как рассказывают сами музыканты в своей группе «ВКонтакте», — «по-настоящему народный рок». Большинство песен группы исполняется от лица выдуманного героя — ворчливого деда, который сердится на все, что его окружает.

«Наше творчество с этой долей иронии к общей картине привело к этому названию „Сердитый дед“. Потому что до этого наша группа называлась „Дорогие россияне“, и тематика-то песен у нас патриотическая была. Но все-таки мы пришли в результате к этому образу сердитого деда».

В репертуаре группы есть и песни с политическим подтекстом. Одна из них — композиция «Опричник», в которой музыканты проводят параллель между опричниками Ивана Грозного и современными сотрудниками правоохранительных органов. В тексте песни присутствуют такие строки:

Новый век уже второй десяток разменял.

Как змея весной опять ты шкуру поменял.

Полицейским обозвался, только смысл один.

Стал теперь товарищ Мусор, Мусор-господин

Валерий Вылегжанин уверен, что за эту песню привлечь к ответственности невозможно: «Опричник — песня хлесткая. Но она под эту статью (282 ст. УК РФ — Открытая Россия) не попадает. Можно, конечно, приписать про социальную группу, про силовые структуры, МВД и так далее. Но так или иначе в этой песне критика только той части этой системы МВД, которая недобросовестно выполняет свои обязанности. Это обращение к ним. Если кто-то на нее и обижается, то только те недобросовестные люди, о которых поется в песне».

«Послушайте и решите для себя, готовы ли вы воспринимать правду, или обойдетесь тем, что навязывают масс-медиа. Приходите на наши концерты, мы всегда вам рады. Наше творчество рассчитано на самую разную аудиторию. Для сотрудников спецслужб гибкая система скидок!», — шутят в сети музыканты.

Новое дело «Сердитого деда»

«Да и хрен ты с ней, с этой условкой, — рассказывает Вылегжанин. — Я бы сидел на попе ровно, никого не трогал бы, а тут опять вызывают и новое дело за ту же песню возбуждают».

Через два месяца группой снова заинтересовались правоохранители. «Сердитому деду» снова вменяют исполнение той же песни про евреев, но уже на другом мероприятии.

«Они утверждают, что мы исполняли ее на новогодней вечеринке у архангельских байкеров. Но мы не пели ее там! Там все были наши знакомые, друзья, все свои люди. Я им (следователям — Открытая Россия) говорю: «С чего вы взяли, что мы ее там пели?». Они сказали, что у них есть аудиозаписи. Я попросил показать мне, дать послушать, но никто мне ничего не дал. Следователь сбегал к начальству, вернулся, говорит, пиши явку с повинной. Я сказал: «Ниче я вам писать не буду!».

В деле снова оказались «нужные» показания свидетелей. Музыканты считают, что за обвинениями стоят конкретные люди — их недоброжелатели, которые имеют связи в прокуратуре и следственном комитете. Вылегжанин утверждает, что государство с самого начала способствовало этим злоумышленникам и сейчас пытается доказать, что все показания свидетелей по двум делам (с которыми ему даже не дали ознакомиться) — подложные. Их имена он пока держит в тайне.

Из-за новых обвинений музыкантам пришлось частично освоить УК и другие законы. Сейчас Валерий Вылегжанин свободно цитирует положения постановления пленума Верховного суда «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»: «Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды следует понимать в частности высказывания, обосновывающие или утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций и иных противоправных действий. Ну то есть строго прописано, за что судить, а за что нет. Черным по белому. Русским языком написано, что наше деяние даже преступлением не является».

В этот раз признавать свою вину музыканты не собираются — новый приговор может обернуться для них реальным сроком. Решили «пободаться», как говорит Вылегжанин: наняли адвоката, пишут кассационные жалобы по первому делу, готовятся защищаться от обвинений, если следователи возбудят второе дело.

Социальная группа «рыбы»

«Мы теперь скандальные стали. Информацию-то люди получают о наличии такого коллектива, это как бы хорошо. Мы, может, и пиаримся на этом фоне — есть повод, надо его использовать. Такой шанс — сам бог велел», — размышляет Валерий Вылегжанин.

Несмотря на судебные разбирательства, вызовы в следственный комитет и бумажную волокиту, музыканты все равно продолжают заниматься творчеством. На днях Валерий Вылегжанин получил из студии новый альбом, записанный группой. На вопрос, повлияло ли как-то дело в отношении «Сердитого деда» на репертуар коллектива, Валерий ответил: «Вот выложим через месяц новый альбом — послушаете, сами все поймете».

Правда, текстом одной композиции «Сердитый дед» поделился с Открытой Россией уже сейчас. В ней поется о том, как рыбы, мирно живущие в водоемах, боятся рыбаков — агрессоров и угнетателей:

Дни и ночи напролет

Этот гад сидит и ждет,

Когда кто-нибудь безвинно

В его лапы попадет.

А еще уроды эти

Рыб коварно ловят в сети.

Взрывом атомным гремит

Под водою динамит.

Но настанет день и год,

И восстанет рыбий род.

И над всеми рыбаками

Страшный суд произойдет

Рыбья доля нелегка,

Рыба, бойся рыбака.

Злобной твари в камуфляже

И со спиннингом в руках.

«Архангельск — город рыбаков, все об этом знают. В песне эту социальную группу мы назвали «уроды», но назвали не от своего имени, а от имени социальной группы «рыбы» потому что рыбаки их ловят. Теперь мы уже сомневаемся, стоит ли выпускать подобную песню? — поделился мыслями с изданием «Новости Дня 29» Валерий Вылегжанин.

util