Шендерович vs Каспаров — о «своих» и «чужих»
 Виктор Шендерович и Гарри Каспаров. Фото: Евгений Степанов, Глеб Щелкунов / ТАСС, Коммерсантъ
23 Июня 2017, 14:31

Шендерович vs Каспаров — о «своих» и «чужих»

Достойны ли «чужие» сочувствия или «на войне как на войне»?

Виктор Шендерович и Гарри Каспаров обменялись постами в фейсбуке — о том, нужно ли делить людей на «своих» и «чужих», достойны ли «чужие» сочувствия после смерти и стоит ли восхищаться их делами и талантом, если они поддерживают авторитарную власть.

Дискуссию открыл Шендерович — постом в защиту Алексея Баталова, умершего 15 июня.

Легендарный актер в 2014 году высказался в поддержку присоединения Крыма к России:

«Я человек грубый и могу сказать: мне совершенно наплевать на то, как на нас будут смотреть в мире. Главное, что это абсолютно разумно, потому что сроду так и было. Раньше в нашей стране это был праздник — ехать на море в Крым — для молодежи это был лучший летний отдых. Так что все это прекрасно и замечательно. Это очень нужный кусочек родной земли, драгоценно нужный! Всегда, как только отпуск или что — мы всегда на море ездили туда. Сейчас мне уже лет много, так что не знаю, поеду ли в этот раз, но замечательно, что у нас снова есть Крым! Я не говорю про всякие военные интересы — это другое. Я просто говорю о людях. И спасибо за это одному человеку, которому мы обязаны этим — он абсолютный молодец. И главное — что это правда, потому что люди то там всё равно всегда были наши. Я всеми руками тоже хлопаю и машу и кричу — это замечательно!»

Алексей Баталов в роли Гурова в фильме «Москва слезам не верит». Кадр из фильма

Алексей Баталов в роли Гурова в фильме «Москва слезам не верит». Кадр из фильма

За позицию по Крыму Баталова много критиковали при жизни. После смерти ему вновь припомнили этот эпизод.

В ответ на «умер крымнашист» Шендерович пишет: «Последней каплей стали ядовитые констатации-напоминания, появившиеся в фейсбуке вслед за сообщениями о смерти Алексея Баталова: „крымнашист“ он был, оказывается, вот кто!
Ну, был. Досадно? Да. Есть что возразить против его ностальгических мотивов? Да полно возражений, разумеется, — и все они были высказаны тогда же, в 2014 году, и много раз потом...
Но что же теперь? Выбросить на помойку физика Гусева и канатаходца Тибула? С презрением вынести за идеологическую черту — грандиозного человека? Нет, братцы. Он мал не так, как вы.
Алексей Владимирович Баталов, поддержавший аннексию Крыма, — он и Гоша, и Гога, и даже Жора, но ни разу не „Гиви“. И Доктор Лиза — не „Моторола“, и погибшая вместе с ней над Черным морем юная балерина Ансамбля им. Александрова — не Шойгу, хотя, может быть, и носила погоны оккупационной российской армии...»

И продолжает: «Именно целеполагание, — то, на что человек решил потратить свою единственную жизнь, — и отличает людей друг от друга прежде всего остального!
Поэтому — да отсохнут языки у людей, порочащих имя Чулпан Хаматовой! Она поддержала Путина? Да, поддержала, и не хуже вас знает цену этого компромисса. (Полагаю, что она знает эту цену гораздо лучше всех нас, ибо платила своей репутацией).
Надо ли публично настаивать на двусмысленности такого компромисса?
Надо. Непременно надо, чтобы не дать съехать вбок системе координат.
Но делая это, следует каждую секунду помнить о том, что „стиль полемики важнее предмета полемики“ (не устаю цитировать великого Григория Померанца). А как раз массовый помойный стиль (спасибо фейсбуку, снявшему последние цензурные рамки) — совершенно невыносим уже, увы, с обеих сторон».

На этот пост Виктора Шендеровича ответил Гарри Каспаров. В своем фейсбуке он написал, что «не может согласиться ни с одним из его тезисов»: «Философские разговоры и логическая конструкция про стиль и полемику звучат красиво, но все это развеивается как дым перед костром войны. Сейчас идет война. На войне, Виктор, нет места полемике. Я готов принять твои проклятия и пожертвовать бессмертием своей интеллигентской души, но для меня очевидно, что любой, кто продлевает агонию врагу, агрессору, оккупанту, несущему смерть и разрушение тоже, увы, должен классифицироваться как враг. Да, артисты хора Александрова — не Гиви с Моторолой, но и Сурков, Песков и какой-нибудь Дворкович тоже лично в преступлениях не участвовали, однако их роль в построении путинской диктатуры будет повесомее. Здесь и сейчас — черно-белое, оттенки — потом. С ОМОНом, Кадыровым или Песковым не может быть полемики. В свободной демократической России (когда таковая материализуется), я буду ратовать за то, чтобы у Шойгу и Пескова было право на честный суд и хороших адвокатов, но сегодня этот разговор неактуален. <...> Нужно признать неприятную правду: поддержка диктатуры „слесарем Гошей“, выдающимися поэтами, артистами, режиссерами и звездами спорта, являющимися моральными авторитетами для обывателей, позволяет правящей верхушке постоянно повышать градус ненависти в обществе и ощущать себя морально неуязвимыми».

Дискуссии о «своих» и «чужих» все чаще появляются в сети. Один из самых ожесточенных споров был связан с авиакатастрофой над Черным море 25 декабря 2016 года. На борту самолета находились артисты ансамбля им. Александрова и Елизавета Глинка, известная как доктор Лиза. Лайнер направлялся в Сирию — давать новогодний концерт для российских солдат. В самолете также летели журналисты НТВ, телеканала «Звезда» и «Первого канала». Экипаж и все пассажиры рейса погибли. После катастрофы наибольшее возмущение вызвал пост Божены Рынска, в котором она приветствовала гибель съемочной группы НТВ (как она объясняла позже в интервью Зое Световой, «радоваться смерти врага — мое конституционное право».

util