Ревность к интернету и «черт в шерсти» Алексиевич. Антон Орех — о свежих «Вестях недели» с Киселевым
26 June 2017, 12:08

Ревность к интернету и «черт в шерсти» Алексиевич. Антон Орех — о свежих «Вестях недели» с Киселевым

Безумия и изобретательности в телепропаганде на федеральных каналах все меньше, особенно четко это видно на скучных и непомерно растянутых выпусках «Вестей недели», считает Антон Орех. Из живых эмоций — только ревность к интернету, планомерно отвоевывающему у телевизора аудиторию.

Боюсь сглазить, но, по-моему, пропаганда в телевизоре потихоньку выдыхается. Есть косвенные признаки, вроде жгучего интереса начальства к интернету и блогерам в попытке поставить их по ружье. А интернет и телевизор в нашей стране — это почти разные миры. В Сети власть стала очень активна, а в «ящике» все словно по накатанной пошло.

Я стараюсь каждые выходные глядеть разные пропагандистские каналы и в последнее время замечаю, что градус безумия потихоньку снижается. То ли устали сами уже от своего адища, то ли начали меньше ценных указаний получать.

И только Киселев старается держать марку, хотя и он уже притомился. Об усталости свидетельствует непомерное раздувание его «Весте недели». Там официально два часа, а в этот раз до двух с половиной расползлось. И набито это пространство порой какими-то непонятными историями — ну, вот как «Прямая линия» Путина, которая была нудной, пустой, но никак не кончалась, потому что Путин сам себя и всех вокруг убаюкал.

Уж две недели прошло, а Киселев про «Прямую линию» не забыл. Что-то из разряда «по следам наших выступлений». И это выглядело почти так же глупо, как на Первом канале неделю назад. Здесь погорельцы, тут онкология, там дороги, а вот там еще что-то — и мэры принимают меры, стремглав бегут выполнять, выделять, ликвидировать, перенаправлять. Прекрасная реклама системы Путина, когда через 18 лет правления ничего не работает, кроме президента, и он сам и свалку рекультивирует, и Дашу из Апатитов спасает от рака.

Из российских новостей это, в общем, все. Если не считать религиозного праздника мусульман и светского праздника выпускников. В Питере опять «Алые паруса», и это действительно красиво, но Киселев же говорит с экрана, какой чудесный вид открывается на торжество, и это воспринимаешь как намек: нельзя не вспомнить в этот момент фрагмент фильма про «Димона», где именно для просмотра «Алых парусов» «Димон» на странной яхте вышел в закрытую акваторию Невы.

Впрочем, все сюжеты о нашей стране едва ли урвали от общего хронометража хотя бы пятую часть. Уж точно не меньше времени заняла Украина и отдельно еще и Донбасс.

Сюжет о Донбассе напомнил рекламные репортажи, которые у Киселева раньше регулярно шли и прославляли отдельные регионы нашей страны. Вот и в Донбассе, несмотря на все трудности военного времени, жить хорошо! Работа есть, люди при деле, урожай отличный, а выпускники собираются поехать учиться в Москву. Одна девочка хочет в Останкино — «в артистки». Ей там точно будет у кого поучиться — вот он, останкинский артист, совершает перед нами разные пасы руками в кадре.

Кстати, о руках. На днях в Белом Доме побывал Порошенко. Что, конечно, очень огорчило и останкинских, и кремлевских лицедеев. С учетом того, что с Путиным встречи не было, и непонятно, когда будет, надо было как-то так представить встречу Трампа и Порошенко, чтобы «лучше никакой встречи, чем такая».

Оказывается, Порошенко в Белый Дом зашел через какую-то не ту дверь. Красной дорожки не было. Беседы с глазу на глаз не было, а все сидели гуртом — какой кошмар! И брифинга не было, а президент Украины сам стоял на лужайке с переносным столиком. И Трамп еще какой-то не такой артикль про Украину употреблял! И так Порошенко нервничал, что отбивал ладошкой ритм по коленке. 27 хлопков насчитали аналитики Киселева. Действительно стыд и позор. 27 хлопков — тоже мне европейская держава.

А я в этот момент решил подсчитать киселевские жесты. И вот что получилось: правой ладонью — плавный рубящий жест в сторону, потом раздвигаешь в стороны обе руки, потом правой ладонью что-то смахиваешь в сторону, потом складываешь ручки на пузе. Четыре основных жеста на все случаи жизни. Может, это тоже признак недовеличия или каких-то отклонений? По логике самого Киселева — так оно и есть.

Он использует эти жесты, чтобы рассказать, как трудно жить украинцам. Об этом же и целый репортаж из Харьковской области. И людям на экране вправду не позавидуешь. Но я одного не могу понять. Вот лагерь беженцев из Луганской области, живут они как в бараках, даже хуже, но при этом мечтают перевезти семьи из ДНР к себе и посылают туда деньги! Живут в бараках и посылают деньги! А почему сами к родным не едут? Зачем посылать деньги в республики, где все так отлично, о чем нам сказали в этой же программе? «Чего-то ты, Герасим, недоговариваешь».

Но это все были сюжеты привычные. А вот из новенького. Про Светлану Алексиевич — «Черт в шерсти». Я, честно сказать, вообще не понимаю, из-за чего такие страсти по поводу ее интервью. Разве что временный запрет русского языка — действительно странная идея. Но Киселев спустил на Алексиевич всех имеющихся собак за «расизм в форме русофобии» и задал вопрос, мол, если она понимает мотивы убийц Олеся Бузины, то кто-то сможет понять, если вдруг убьют саму Алексиевич?

И, разумеется, книжки она написала так себе, и «У войны не женское лицо» — это попытка встать на цыпочки, чтобы дотянуться до Запада, изваляв самих себя в грязи. А «нобелевка» как премия деградировала.

Впрочем, это все про книжки, но мы-то живем в интернет-эпоху и Киселев не смог пройти мимо истории с Telegram. Для порядка прозвучали фразы, что вообще-то мессенджер этот удобный, полезный, но по факту он при этом сеет зло. И дальше вереница преступлений, терактов, неловко кающихся по заученным текстам террористов. И все они, представьте, свою деятельность организовывали исключительно через Telegram и никак иначе.

Показалось даже, что иного способа связи и организации преступлений не существует. Ведь и наркобандиты тоже пользуются Telegram, и коррупционеры именно с помощью Telegram обделывают свои воровские делишки.

И я как обыватель задаю уже совершенно другой вопрос: а зачем Telegram вообще нужен?! Для чего нам какие-то его данные, когда эту преступную по факту сеть надо просто ликвидировать. ИГИЛ захотел бы — и то не смог бы сделать лучше бандитского канала, чем сделал Павел Дуров.

В этом сюжете мне померещилось что-то личное. Не просто пропаганда, не просто промывание мозгов или желание понравиться большому начальству. Нет, здесь еще и ревность. Интернет — зло! Все, что в нем есть — все зло. И не только Telegram. Сеть убьет «ящик» раньше, чем ящик успеет расстрелять все свои снаряды на пропагандистской войне, и Киселев боится, что в этой битве обойдутся без него. Поэтому сюжет про Telegram был даже яростнее, чем про Алексиевич и «расизм в форме русофобии».

util