Елена Ковальская: «Мы защищаем репутацию всего театрального дела в России»
 Елена Ковальская. Фото: Центр им. Вс. Мейерхольда / Facebook
27 Июня 2017, 16:38

Елена Ковальская: «Мы защищаем репутацию всего театрального дела в России»

Театральный критик — о готовящейся акции солидарности с фигурантами «Седьмой студии»

28 июня в российских театрах состоятся акции в поддержку арестованных по делу о хищениях бюджетных средств в «Седьмой студии» режиссера Кирилла Серебренникова. Арестованы бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский (находится в СИЗО), бывший бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева (в СИЗО) и экс-гендиректор Юрий Итин (находится под домашним арестом).

После ареста Малобродского стихийно образовалась инициативная группа из театральных критиков и деятелей театра, которые решили выступить в поддержку арестованных. Решено, что начиная с 28 июня в течение нескольких дней руководители театров перед спектаклем будут выходить на сцену и обращаться к зрителям, выражая солидарность с фигурантами «дела Седьмой студии».

Рассказывает арт-директор Театрального центра имени Мейерхольда Елена Ковальская:

— Свое согласие на участие в акции солидарности подтвердили хабаровский ТЮЗ, Воронежский камерный театр, красноярский ТЮЗ, Омский театр драмы, татарский театр Камала, Русский театр имени Бестужева в Улан-Уде, пермский театр «Театр», новосибирский «Глобус», питерская мастерская Григория Козлова. В Москве — Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, Школа современной пьесы, МТЮЗ, Театр у Никитских ворот, Центр имени Мейерхольда, театр «Практика», Театр.дос и другие.

Акция поддержки «Гоголь-центра», 23 мая 2017 года. Фото: Открытая Россия

Акция поддержки «Гоголь-центра», 23 мая 2017 года. Фото: Открытая Россия

Сегодня многие театры уже ушли на каникулы, и поэтому руководители российских театров выбирают ту форму, в которой они могут проявить свою солидарность с Алексеем Малобродским и другими фигурантами дела. Те руководители театров, которые не готовы выходить перед своими зрителями с воззваниями, поскольку полагают что театр — не место для митингов, например, организовали коллективное письмо Бастрыкину (Александр Бастрыкин, глава Следственного комитета, прим. — Открытая Россия), и вчера мэтры российского театра собирались в «Геликон-опере» такой представительной компанией. Коноводит Марк Захаров, и вот они отправили письмо Бастрыкину. Это их форма солидарности.

Ночью мне прислали без всяких комментариев из Малого драматического театра Санкт-Петербурга письмо Льва Додина в поддержку и защиту Малобродского. Он предложил всем худрукам скинуться и собрать два миллиона и вернуть их государству в качестве залога за Малобродского, который на время следствия находится за решеткой. То есть сегодня театры выбирают самые разные формы солидарности. Кто как может.

Многое зависит от того, какие отношения складываются между публикой и театром. Солидный, буржуазный театр просто не находит возможности выйти перед зрителями, пришедшими развлекаться в театр, чтобы сообщить о своей позиции. А кто-то делает это запросто, как Марк Розовский, поскольку его зрители приходят к нему, к Марку Розовскому, он обращается к своим зрителям.

Я не знаю ни одного человека, который бы сказал, что он так или иначе не будет участвовать в этой акции солидарности. Есть люди, которые говорят: «Я не могу выйти перед зрителями, но я ищу форму участия в акции солидарности».

Нет никакого «часа икс» — есть разные часовые пояса: кто-то в Хабаровске выйдет за семь часов до Москвы, в Москве выйдут позже. Кто-то выйдет на следующий день. У нас, например, в Центре имени Мейерхольда 28 июня спектакль на Камерной сцене, и обращение зачитает один из артистов, а 29 июня будет спектакль на большой сцене, и буду выступать я. Так акция солидарности растянется на несколько дней. У нее нет цели выстрелить в один момент. Ее цель — консолидация людей театра и сообщение зрителям о том, что сегодня людей театра пытаются представить как жуликов.

И мы защищаем не только доброе имя Малобродского, Итина и других фигурантов дела. Мы защищаем репутацию всего театрального дела в России.

Режиссер Владимир Мирзоев на показе своего спектакля «Олеанна» по пьесе Д.Мэмета в Российском академическом молодежном театре. Фото: Антон Белицкий / ТАСС

Режиссер Владимир Мирзоев на показе своего спектакля «Олеанна» по пьесе Д.Мэмета в Российском академическом молодежном театре. Фото: Антон Белицкий / ТАСС

Режиссер Владимир Мирзоев подписал письмо Конгресса интеллигенции в защиту фигурантов «театрального дела».

Рассказывает Владимир Мирзоев:

— Видимо настало время, когда нужно сосредоточиться на происходящем, открыто объявить властям, что профессионалы театра не согласны с тем, как выстроены взаимоотношения между Следственным комитетом, судебной системой, Министерством культуры и интеллектуальным сообществом. То есть я думаю, что подобная акция нужна была давным-давно.

Думаю, что эта акция принесет результат. Другой вопрос, что этот результат может быть и таким, и сяким. То есть, может, как обычно делает эта система, она может усилить свое давление, либо совершить некий маневр, сделать вид, что она чему-то там уступила, отреагировала как бы на сигнал, которое общество ей подает, а потом все равно сделать не просто по-своему, а опять же — развивать свою линию, потому что очевидно, что бюрократия, номенклатура, которая находится в изолированном пространстве от общества, видит в обществе своего врага, и главный враг для них — это мысль.

Главный враг — это рефлексирующая часть общества, способная влиять на бездумную часть. Поэтому они либо покупают и кооптируют интеллектуалов, либо запугивают. Вся история с «Седьмой студией», Малобродским, Серебренниковым и всеми людьми, которые попали в переплет, это, конечно, акция устрашения . Устрашения не этих конкретных людей, а всего интеллектуального сообщества. Люди это поняли. Поняли, что необходимо себя защищать и как-то консолидировались. Хотят проявить солидарность не только потому, что сочувствуют конкретно Малобродскому, но потому что понимают, это патологические отношения между бюрократией и интеллектуальным сообществом, что так продолжаться больше не может.


Елена Ковальская: «Обыски — это акции устрашения»

С помощью этих обысков власти осуществляют символические акции, направленные на запугивание остальных участников процесса. Это происходило с Театром.doc, который прессовался много лет и вынужден был искать новые помещения. Тогда это cерьезно повлияло на театральнее сообщество. Но мы вместе: и я, и мои коллеги, сейчас в социальных сетях многие деятели театра заявляют о поддержке Кирилла Серебренникова и Софьи Апфельбаум. Читать дальше...

util