«Майские указы» в действии: поручения президента выполняют через массовое увольнение учителей
 Фото: Донат Сорокин / ТАСС
30 June 2017, 09:00

«Майские указы» в действии: поручения президента выполняют через массовое увольнение учителей

На прямой линии Владимира Путина прозвучал вопрос от молодого учителя начальных классов школы № 5 города Шелехова Иркутской области. Алена Остальцова спросила у президента о низкой зарплате молодых педагогов. «У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа», — ответил президент, напомнив, что средняя зарплата учителя в Иркутской области составляет около 30 тысяч рублей.

В 2012 году Владимир Путин подписал «майские указы», один из которых содержал обещание, что к 2018 году средняя зарплата учителей должна составлять 100% от средней зарплаты по региону. Учителя двух московских школ, пожелавшие не раскрывать свои имена, рассказывают Открытой России о том, как их школы переживают оптимизацию расходов и постоянные сокращения преподавателей ради выполнения президентского указа.

Школа № 1400: «Увольняя одного, нагружать другого и таким образом повышать среднюю зарплату»

Школа № 1400 — это очень большой образовательный комплекс в Западном административном округе Москвы. Он включает в себя четыре школьных отделения или, как это теперь называется — здания. Несколько лет назад в рамках оптимизации образования в Москве слили четыре школы в одну, и все это стало называться единым образовательным комплексом.

Об оптимизации

Объединение школ и вся эта идея с оптимизацией образования была хорошая, но вышло как всегда. Когда школы объединяли, снимали тех директоров, которые не хотели объединяться, то есть тех, которые понимали, к чему эти объединения могут привести. Звучало это так — нужно сократить количество административного аппарата. Что получается на деле — объединили две школы и вместо двух директоров стал один. Зарплату теперь нужно выделять не двум директорам, а одному, но можно увеличить ее в полтора раза. Эти 0,5 зарплаты директора остались в бюджете при департаменте образования у тех людей, которые деньгами распоряжаются.

О руководстве и отношениях с департаментом образования

Полтора года назад в школе произошел коррупционный скандал с начислением премий нескольким сотрудникам. Тогда «Life» писал, что за три месяца 2015 года несколько работников школы получили премии на общую сумму в 960, 940 и 315 тысяч рублей. После этого была уволена директор Светлана Барбашина, а вместе с ней и весь административный аппарат школы. Осталась работать только одна сотрудница, замешанная в этом скандале, и теперь она работает методистом школьного отделения, выполняет функции руководителя. По сути выросла по карьерной лестнице.

В школу после скандала пришла новый директор — Давыдова Марина Васильевна, довольно молодая женщина для поста директора. По факту она — карьерист и эффективный менеджер по управлению персоналом образовательной организации, вопреки тому убеждению, что школой должен руководить педагог, профессионал-практик.

Каждый директор школы знает, что департамент образования Москвы может снять его без объяснения причин. Директор трясется за свое место и, чтобы его не сняли, он должен выполнять приказ президента о том, чтобы средняя зарплата учителей постоянно росла. Естественно, зарплату каждого отдельного учителя никто не проверяет: все смотрят на статистику и динамику средней зарплаты по школе. Но это далеко от реальной цифры, мы понимаем, что это рассчитывается по принципу: у одного человека есть два яблока, у другого ни одного — на двоих у них по одному яблоку. Директору школы нужно обеспечивать рост средней зарплаты, а если вышестоящее ведомство не выделяет с каждым новым годом больше денег, то как директорам повышать зарплату учителей? Директор вынужден сокращать штат своих сотрудников, перераспределяя нагрузку с одного учителя на другого. Увольняя одного, нагружать другого и таким образом повышать среднюю зарплату.

О массовых сокращениях

В конце учебного года в школах происходит нечто, что называется «собеседование с педагогическим коллективом», на котором происходит распределение нагрузки на следующий год. Но по сути эти собеседования нужны для того, чтобы директор и администрация школы могли «отсеять» педагогический коллектив и решить, кто будет работать, а кто больше не будет.

В конце этого года в нашей школе на очередных собеседованиях с учителями, директор действовала открыто и прямо. Учитель заходил в кабинет, там сидели директор, парочка его заместителей и начальник отдела кадров. Если учителя нужно было убрать, перед ним клали лист и говорили: пишите заявление по собственному желанию. Всё это происходило под выключенными камерами (они на это время выключаются), и, если учитель не взял с собой диктофон, доказать свою правоту ему будет сложно.

Белые листы для заявлений «по собственному» кладут тем учителям, за счет которых хотят увеличить средний заработок по школе. Например, в этом году на одном таком собеседовании было две учительницы труда. Одна из них хотела войти в кабинет, где проходило собеседование, но ее попросили выйти и позвать сначала свою коллегу. Коллега зашла в кабинет, через несколько минут вышла и сказала: «на меня повесили чуть ли не 30 часов, оставили классное руководство, да и еще теперь буду бегать на два школьных отделения». После нее зашла учитель труда, которую попросили выйти. В кабинете ей сказали: «извините, на вас часов нет, пишите заявление об увольнении по собственному желанию». На эмоциях она подписала документ.

Воевать с администрацией бесполезно: даже если ты выиграешь какое-то дело и что-то докажешь, то в следующем году тебе просто не дадут работать — уволят по первому же заявлению родителей, жизни не дадут, ты сам напишешь заявление об уходе в итоге. И учителю бессмысленно идти с этой проблемой в департамент образования. Департамент будет стоять на стороне администрации школы. Мы понимаем, что там, где речь идет о распределении денег, всегда существуют какие-то коррупционные схемы.

О рейтинге школ

Надо ли говорить, что от таких «перераспределений» качество образования сильно падает. Помимо ведения уроков, у учителя может быть классное руководство, ему нужно заниматься классом, это ежедневные обзвоны родителей и куча бумажной работы. От этого падает дисциплина и успеваемость, ухудшается психологическое состояние педагогического коллектива.

Администрация школы тем временем постоянно требует повышения качества образования, потому как школа в течение учебного года участвует в различных мероприятиях, конкурсах, олимпиадах, проектных работах, а в конце года выпускает учеников. И за все свои победы школа получает баллы в рейтинге московских и российских школ.

Если школа попадает в топ рейтинга, школу освобождают от проверок со стороны департамента образования, и администрация школы чувствует себя намного спокойнее. Если школа была в топе, но опустилась в низ рейтинга, понятно, это вызовет вопросы со стороны департамента к директору, мол, как вы довели школу до такого состояния. Ну и начнутся всевозможные внешние проверки, которые директору не нужны.

Преподавание — это тонкая работа, но она не в счет. В счет — баллы школы и баллы, набранные учеником на экзамене. Всё остальное не в счет. Для директоров главное — показатели, они готовы наплевать на качество, наплевать на все остальное, чтобы усидеть в кресле еще пять лет.

О бумажной и компьютерной волоките

У учителей всегда куча бумажной работы. После того, как президент сказал, что учителей надо освободить от бумажной работы, всех перевели на компьютеры. Здорово! Вся прежняя работа стала компьютерной, а не бумажной. Появилась корпоративная почта и возможность отправить учителю какое-то важное сообщение с пометкой «СРОЧНО!». Все эти письма разгрести учитель должен в перерывах между уроками — в те 10-15 минут, что у него есть. А если ты еще и дежурный учитель по этажу, на тебе ответственность за все, что может произойти с детьми на перемене.

О новых специалистах в школах

Вместо уволенных в рамках оптимизации директоров понабрали так называемых методистов. Если правильно говорить, методист — это тот, кто занимается разработкой методики преподавания предмета. Но сейчас методисты — обычные функционеры, мелкие чиновники в школе, которые выполняют какую-то административную работу, но при этом имеют полномочия указывать учителю на то, что он делает правильно, а что — неправильно. Бывает абсурдная ситуация, когда учитель — пожилой человек, бывший директор гимназии, заслуженный учитель с высшей квалификационной категорией, шикарный педагог советской закалки и приходит какая-то молодая модель лет 30 и начинает его учить методике преподавания.

Методисты должны заниматься бумажной работой, а ей занимаются учителя. Методисты получают деньги за то, что перенаправляют электронные письма в корпоративной почте от одного заместителя директора к руководителю методического объединения. Это основной функционал методиста. А зарплаты у них даже больше, чем у учителей, которые горбатятся со своими кружками, подготовкой к экзаменам, олимпиадам и конкурсам.

Школа № 484 имени дважды героя Советского Союза В. И. Попкова: «Преподавание некоторых предметов находится в руках людей, с моей точки зрения, некомпетентных»

Школа у нас именная, носит имя советского летчика Попкова. Школу знают, Виталий Иванович, когда еще был жив, школу постоянно посещал. Школа на слуху в определенных кругах, и иногда это становится проблемой. У нас школа очень маленькая, это старое здание, построенное в сталинскую эпоху, в ней всего 500 учащихся и 40 учителей.

Оптимизация нашей школы не коснулась, хотя администрация настроена это сделать.

Но мы никого поглотить не сможем, а нас все с радостью все готовы к себе взять, но проблема в том, что при реорганизации мы утратим номер и название.

Об экономии на учителях и персонале

Нельзя сказать, что в нашей школе увольнения связаны именно со стремлением повысить среднюю зарплату учителям. Но зачастую убирают опытных учителей и заменяют их более молодыми людьми. Проблема в том, что компетенция этих молодых людей не особо проверяется и иногда приходят некомпетентные люди.

В школе стараются все структуры свести к договору с какими-нибудь организациями, которые будут оказывать услуги не на постоянной основе, а по звонку — приехали, сделали, уехали. Например, тот же самый техник, который занимается компьютерами и сканерами. У нас таким образом оптимизируют расходы.

О рейтинговой системе

У нас тоже действует эта дурацкая балльно-рейтинговая система, от которой зависит, какое финансирование будет получать школа. У директоров основная задача — попадать в эти рейтинги, чтобы любимый Исаак Калина (руководитель Департамента образования города Москвы — Открытая Россия) их не ругал, не вызывал к себе, чтобы приходили какие-то деньги, чтобы престиж школы повышался.

На любых планерках обсуждается участие в разного рода рейтинговых мероприятиях. Обычно это сводится к «надо участвовать, надо делать». Самое известное из таких мероприятий — олимпиада «Музеи, парки и усадьбы». В принципе задумка интересная, сделана здраво и адекватно, но она включает в себя все возрастные группы, хотя интересно это будет только начальной школе.

В течение всего года школа, которая отправляет заявку на участие в этом мероприятии, получает задание и прибывает в какой-то определенный музей, парк или усадьбу и по заданному маршруту выполняет какие-то элементарные задания: посмотреть такую-то экспозицию, найти такой-то зал. Потом просто составляется фотоотчет, который отправляется в Департамент образования и выкладывается на сайт. Если все задания были выполнены — открывается возможность еще куда-то поехать. И по результатам таких поездок начисляются баллы. На основании баллов определяется место школы в рейтинге.

Учебный процесс для администрации школы теперь уже во вторую очередь. И принцип всей балльно-рейтинговой системы следующий: мало баллов — мало денег, много баллов — много денег.

О нехватке преподавателей

Особенно остро недостаточное количество преподавателей-организаторов чувствуется, когда речь заходит о дополнительном образовании, о балльно-рейтинговых мероприятиях. Преподаватель ввиду своей загруженности не успевает всем заниматься. Сначала отведи свои часы, потом начинай заниматься вот этой деятельностью. Это физически невозможно: семь уроков надо отвести, а потом еще какой-то проект сделай.

Всегда пытаются оптимизировать какие-то расходы. Из-за этого получается, что преподавание некоторых предметов находится в руках людей, с моей точки зрения, некомпетентных. В средней школе с 5 по 7 класс обществознание ведет преподаватель ОБЖ. А обществознание сейчас в большинство вузов требуется, детям его надо по нему ЕГЭ сдавать.

О компьютеризации школы

Сейчас почти во всех школах от бумаги отказываются, с каждым годом бумажной волокиты у нас действительно становится меньше. Учитель в бумажном виде составляет только рабочую программу, в который перечислены цели задачи, методы и примерный спектр тем, которые будут разрабатываться. В остальном стараются освободить учителя от бумажной работы. Но это всегда напрямую зависит от руководства школы.

Мы практически полностью перешли на компьютеры: сейчас все отчеты готовит электронная система, в конце года просто делают выгрузку этих данных, и это уже без участия учителя. Заполнение электронного журнала обязательно для всех учителей, потому что ученики уже полностью отказались от бумажных дневников. У каждого логин и пароль, заходят как ученики, так и родители, смотрят домашние задания, оценки.

Да, бывают недочеты, связанные с тем, что не вовремя заполнили электронные документы, все приходится потом подгонять. Сложности с компьютером есть только у одной учительницы, но она уже в возрасте, ей действительно тяжеловато.

util