«Очень тяжело спрятать спертые деньги»: зачем ФСО дали право засекречивать данные об имуществе чиновников
 Резиденция Дмитрия Медведева в Знаменском. Изображение: Navalny.com
4 July 2017, 21:16

«Очень тяжело спрятать спертые деньги»: зачем ФСО дали право засекречивать данные об имуществе чиновников

Сегодня, 4 июля, вступил в силу федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон „О государственной охране“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Эти изменения расширяют полномочия Федеральной службы охраны (ФСО) и позволяют засекретить информацию об имуществе чиновников, являющихся объектами госохраны. Раскрытие и обработка персональных данных охраняемых лиц теперь возможна лишь с согласия ФСО и лиц, находящихся под госохраной. ФСО отвечает за безопасность президента, премьер-министра и других представителей высшей власти и членов их семей.

Данные из Единого государственного реестра недвижимости и других государственных реестров регулярно становились основой антикоррупционных расследований Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) и других журналистских расследований. В начале марта ФБК, созданный Алексеем Навальным, опубликовал расследование​​ о резиденциях Медведева и о связанных с ним фондах, которые получили 70 миллиардов рублей в виде пожертвований.

Пока чиновникам разрешают быть анонимными, обычным гражданам собираются запретить анонимность в мессенджерах и использование анонимайзеров и других программ для обхода блокировок в интернете, а РПЦ заявляет, что «анонимность в интернете — не право личности, а право сатаны». Предлогом для запретов стала борьба с терроризмом и экстремизмом. Анонимность становится привилегией, которой наделены только самые высокие чиновники, а остальным следует молча следовать законам, уничтожающим право человека на тайну переписки и частную жизнь (статья 23 российской Конституции).

Интернет-эксперт Антон Меркуров, комментируя запрет анонимности, коротко охарактеризовал его как «глупость». Анонимность является «правом, которое нельзя запретить», а попытки отрегулировать эту сферу бессмысленны. Он назвал логичным скрытие данных о чиновниках. «Очень тяжело спрятаться и спрятать спертые деньги и вообще все, что наворовали, и поэтому они как-то пытаются себя защитить», — говорит эксперт. Но, по словам Меркурова, в информационный век это становится делать все тяжелее и тяжелее. Антон Меркуров считает, что в последнее время принимается большое количество антиконституционных законов, а «тем более в области интернета».

Замглавы российского отделения организации Transparency International Илья Шуманов рассказал Открытой России, что исключение из публичных реестров высших должностных лиц ставит под вопрос возможность общественного антикоррупционного мониторинга, так как информация из публичных реестров является одним из основных предметов наблюдения для антикоррупционных организаций. Шуманов назвал сокрытие информации о публичных должностных лицах «серьезным шагом назад» с точки зрения повышения доверия к системе государственного управления в России.

«У нас отсутствует полное понимание того, кто находится под госохраной, мы знаем только тот перечень лиц, который был в прошлой редакции закона», — сказал Шуманов. Кроме того известно, что патриарх Кирилл находится под охраной ФСО, так как президенту было предоставлено право самостоятельно определять, кому необходима государственная охрана. И, по словам Шуманова, в нашем государстве «как обычно существуют двойные стандарты», когда для власти создаются условия, позволяющие им скрывать персональную информацию о себе, но идет борьба с анонимностью для простых граждан.

util