«Как Бог пошлет!»: продолжается противостояние дольщиков и застройщиков вокруг квартир в ЖК «Царицыно»
 Акция обманутых дольщиков ЖК «Царицыно» около недостроенных корпусов, 25 июня 2017 года. Фото: Ольга Шевченко / Вконтакте
6 Июля 2017, 16:28

«Как Бог пошлет!»: продолжается противостояние дольщиков и застройщиков вокруг квартир в ЖК «Царицыно»

Власти тем временем готовятся к запрету покупки дольщиками более, чем одной квартиры

Обманутые дольщики, приобретающие жилье в инвестиционных целях, могут остаться без защиты правительства — об этом заявил на парламентских слушаниях глава комитета по обеспечению и реализации инвестиционных проектов в строительстве и контролю в области долевого строительства правительства Москвы («Москомстройинвест») Константин Тимофеев в понедельник, 3 июля. Уже 5 июля инициативная группа, представляющая интересы участников долевого строительства злополучного жилищного комплекса (ЖК) «Царицыно», направила Тимофееву открытое письмо с жалобами и требованием учитывать интересы всех соинвесторов.

Активное строительство жилого комплекса (ЖК) «Царицыно» началось в 2009 году. Его обещали закончить в 2012, но до сих пор большинство покупателей не могут в них заселиться. Комплекс представляет из себя 26 жилых домов, из них введены в эксплуатацию всего восемь. Еще семь строений находятся на достаточно высокой степени готовности: в них не подключены коммуникации, частично не завершена внутренняя отделка. Остальные 11 домов — в плачевном состоянии.

Корреспондент Открытой России поговорил с представителем инициативной группы ЖК «Царицыно» Ольгой Алексеевой о том, что такое «инвестиционные цели» и как складывается диалог с властью.

Общероссийский Съезд дольщиков в гостиничном комплексе «Измайлово», 24 апреля 2017 года. Фото: Кристина Кормилицина / Коммерсантъ

Общероссийский Съезд дольщиков в гостиничном комплексе «Измайлово», 24 апреля 2017 года. Фото: Кристина Кормилицина / Коммерсантъ

— Оказывают ли государственные органы какую-то поддержку дольщикам ЖК «Царицыно»?

— Пока на уровне правительства Москвы мы поддержки не получаем. Поэтому мы идем выше и выше: вышли уже на Госдуму, на Минстрой — на федеральный уровень. Пока что отписок много, а реальных действий нет. Заявление Тимофеева 3 июля — еще одно подтверждение того, что нас не слышат.

— Тимофеев конкретизировал, как понимать обозначение «в инвестиционных целях»?

— Он считает, что, если один гражданин приобрел несколько квартир, как мы поняли, в конкретном ЖК — он приобрел в инвестиционных целях. У нас есть такие, кто купил по две, по три квартиры. Но, по нашей информации, они покупали квартиры в личное пользование: семьи разрастаются, родителям хочется жить рядом со своими детьми. Это никакие не инвестиции! Наверное, есть и такие, кто купил квартиру для перепродажи. Но и они заплатили рыночную цену, смогут ли они получить доход — это их проблема, но компенсацию они обязаны получить. Мы считаем, что делить по такому признаку людей на группы — недопустимо.

— «Москомстройинвест» сейчас предлагает единственное решение проблемы — банкротство. В письме вы говорите, что это вызывает непонимание. Какие еще решения вы видите?

— Мы хотим, чтобы наши дома достроили без банкротства. Эта процедура — длительная. Любое банкротство в нашей стране — всегда какой-то эксклюзив, никто не знает, в какую сторону развернется ситуация. К тому же у нас есть уязвимые группы граждан: в ЖК есть целый корпус апартаментов, есть парковочные места — то есть, нежилые помещения. При банкротстве эти помещения пойдут в конкурсную массу, и граждане все потеряют. Должны ли им что-то возместить — я не знаю. Как Бог пошлет! При банкротстве все могут что-то потерять: кто-то больше, кто-то меньше. Далее вопрос затрат: кто будет достраивать и за чей счет? Это всегда эксклюзив, никто не может предсказать кто строительство подхватит. Граждане не уверены, что их не попросят доплатить, поэтому они выступают против и хотят, чтобы проблемы решили быстро, без финансовых потерь.

— Какие ожидания вы возлагаете на это письмо? Есть ли перспективы наладить диалог с властью?

— Мы надеемся, что перспективы у нас есть. Мы можем только на это надеяться!

util