Последнее дело Зайцева. Как остаться без адвокатского статуса из-за мести Следственного комитета
 Роман Зайцев. Фото: личный архив
12 July 2017, 09:00

Последнее дело Зайцева. Как остаться без адвокатского статуса из-за мести Следственного комитета

Давление на свидетеля, отвод адвоката и уголовное дело на него как способы борьбы СК за раскрываемость

28-летний адвокат из Волгограда Роман Зайцев сотрудничал с правозащитным проектом «Открытой России» и предвыборным штабом Алексея Навального. Теперь ему грозит лишение адвокатского статуса, но не из-за политики, а из-за бытового дела.

Тракторозаводский районный суд признал адвоката виновным в подстрекательстве свидетеля к даче ложных показаний в деле одного из своих подзащитных. Мужчина, чьи слова легли в основу дела против Зайцева, на суде заявил, что дал их под давлением оперативников. Сам адвокат называет происходящее местью со стороны СК: он оставил следователей с нераскрытым преступлением, развалив обвинения против своего клиента.

Труп с пробитой головой

В феврале прошлого года в гостях у жителя Волгограда собралась шумная компания. Молодые люди общались и выпивали несколько часов подряд, после чего стали расходиться. Через несколько дней гостя, что ушел последним, нашли мертвым с пробитой головой. Подозрение в преступлении пало на хозяина квартиры. «Следователи решили не заморачиваться — ткнули в человека со словами „ты же с ним последний пил — значит, ты это и сделал“», — возмущается Зайцев. Он взялся защищать подозреваемого, которому вскоре предъявили обвинение по части 4 статьи 111 УК (Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть) и заключили в СИЗО.

«И тогда, и сейчас, я твердо уверен, что этот человек не совершал преступления», — говорит адвокат. Он утверждает, что нашел свидетеля, который подтвердил его позицию — дальний знакомый рассказал, что видел, как группа неизвестных в тот день избивала мужчину, похожего на потерпевшего. Зайцев записал его слова, а затем подал следователю ходатайство о допросе очевидца.

В Следственном комитете мужчина повторил показания и опознал потерпевшего по фотографии. «После этого на него начали оказывать давление, — рассказывает адвокат. — Сотрудники уголовного розыска приходили к нему в пять утра, в одиннадцать вечера. Прямых угроз ему тогда не высказывали, но постоянно требовали опровергнуть свои показания».

Через несколько месяцев свидетеля вновь доставили к следователю на допрос. По словам Зайцева, мужчина «по непонятным причинам» отказался от своего адвоката и заявил, что давал показания по просьбе защитника обвиняемого. «Этот допрос был 22 октября. У них сразу появились теоретические основания выдавить меня из этого процесса», — объясняет Зайцев. По его словам, обоснования для отвода были «очень смешные»: «Есть статья 72 УПК. Она признана исчерпывающей, там перечислены причины, по которым защитник не может участвовать в деле. Они же мотивировали отвод тем, что я заинтересован в исходе дела. Но такого в УПК нет! Когда я на заседании суда по обжалованию отвода спросил, к какому пункту из 72-ой статьи это относится, следователь сказал, что где-то что-то есть, но вспомнить не смог».

После отвода адвоката следствие пыталось вынудить обвиняемого признаться в преступлении, но тщетно: «Я ему запретил давать показания без меня. Он продержался, я нашел адвоката, которому доверяю, и он продолжил мою линию защиты. СК не с чем было идти в суд без признания, и, так как они этого не добились, обвинения пришлось снять, и его отпустили на свободу, а сами остались с нераскрытым делом по трупу. Конечно, они разозлились», — уверен Зайцев.

Месть

Дело против самого Зайцева о подстрекательстве к даче ложных показаний (ч.4 ст.33, ч.1 ст. 307 УК) было возбуждено в феврале этого года. По версии следствия, 19 июля 2016 года адвокат, сидя в автомобиле «Лада Приора», подговорил своего знакомого по фамилии Шалаев дать ложные показания по уголовному делу. После этого «при неустановленных обстоятельствах» защитник якобы показал Шалаеву фотографию потерпевшего и написал объяснение от его имени. «Там, с этой фотографией забавно: в первоначальных показаниях говорится, что я ему эту фотографию просто показал, затем — что я отправил ее по „Вайберу“ 19 июля. Я заказал детализацию интернет-соединений Шалаева — а у него мобильный такой старый, кнопочный, туда даже „Вайбер“-то не установишь, — и у него было только два коротких соединения 1 и 15 числа», — вспоминает Зайцев.

По словам адвоката, в суде Шалаев заявил, что дал показания против обвиняемого, так как его запугали, угрожая задержанием и уголовной ответственностью. Суд, тем не менее, счел адвоката виновным и приговорил к году исправительных работ с удержанием 12% дохода в пользу государства. «Это на два процента больше, чем просила прокуратура», — смеется он. Добавляет, что обжалует приговор в ближайшее время и готов дойти до ЕСПЧ.

Если приговор вступит в силу в нынешнем виде, Зайцева лишат адвокатского статуса из-за судимости за умышленное преступление (Пункт 4 статьи 17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). «Я еще пока адвокат, и мы со вторым защитником сейчас занимаемся иском о компенсации за незаконное уголовное преследование по тому делу об избиении до смерти, готовим документы», — говорит Зайцев.

Сам приговор обвиняемый называет абсурдным: по его мнению, он не мог нарушить «нормальное функционирование правосудия и органа предварительного следствия», так как ничего и не работало. «Мой подзащитный провел 10 месяцев под стражей, а настоящий преступник до сих пор не найден», — напоминает Зайцев.

«Это дело — предупреждение другим адвокатам. В нашем регионе Следственный комитет — очень мощная структура, и для них страшно, что дело не раскрыто, что кто-то незаконно привлечен. С каждым таким случаем следствие и уголовный розыск борются до последнего, никак не стесняясь в средствах», — заключает адвокат.

util