«Выборы, на которых мы действительно выбираем» 
 Люди на Андреевском мосту в Москве. Фото: Максим Шеметов / Reuters
13 July 2017, 17:19

«Выборы, на которых мы действительно выбираем»

Проект «Район на район» сайта The Question позволит москвичам узнать о муниципальных депутатах

Сайт The Question запустил проект, цель которого — рассказать горожанам о тех, кто собирается участвовать в выборах муниципальных депутатов. Для этого создатели проекта опросили более 100 кандидатов и создали им прямые линии для общения с избирателями. Открытая Россия поговорила с Тоней Самсоновой, основателем и CEO The Question.

Тоня Самсонова. Фото: Алеша Юшенков / Facebook

Тоня Самсонова. Фото: Алеша Юшенков / Facebook

— Как появилась идея создать проект?

— Несколько месяцев назад я узнала, что в Москве будут муниципальные выборы и, как большинство людей, которые, может быть, и следят за российской политикой, не очень много внимания обращала на это. Но в какой-то момент я стала наблюдать за выборами и увидела, что несколько сотен человек в Москве зарегистрировались, чтобы стать муниципальными кандидатами. И было похоже, что на эти выборы идут люди, которые собираются заниматься политикой и идут участвовать в избирательных кампаниях. На моей памяти такой истории раньше не было. Мы все, безусловно, участвовали в выборах в качестве наблюдателей и как люди, которые участвуют в акциях протеста. Или мы видели массовые попытки участвовать в политике, в волонтерских организациях. Но никогда раньше я и люди, которые мне близки, понятны, не участвовали на выборах в качестве кандидатов. И мне показалось, что это невероятно интересно для меня как для журналиста, потому что моя профессия, мое дело, связанное с освещением публичной политики в России, общественной политической дискуссии в России, очень сильно зависит от того, а есть ли вообще в России публичная политика и конкуренция. Конкуренция — это конкуренция людей, которые представляют разные варианты будущего (со скамейками или без) и готовы, для того, чтобы получить власть, отстаивать свою позицию публично. И вот тогда есть публичная политика и общественная журналистика. И вот я понимаю, что для того, чтобы общественная журналистика в России была и медиа можно было заниматься, необходима политическая конкуренция. В какой-то момент я увидела, что есть сотня человек, которые идут на эти выборы и хотят в них участвовать как кандидаты, как те, кто хочет получить избирательные голоса, мандат, и поучаствовать в этой конкуренции. Это было очень круто. И мы с вами понимаем, что у каждого из двух тысяч человек, могут быть самые разные мотивы. Кого-то благоустройство Москвы так уже доконало, что они решили пойти в политику. Кто-то никогда не видел для себя политики раньше и не видел возможностей, никаких институтов, чтобы в этом участвовать. Теперь появился институт. Мы решили сделать интервью с каждым кандидатом, попробовать узнать каждого и понять из разговора, кто из них вот эта новая волна политиков, которая будет принимать участие в общественно-политической жизни России в ближайшие 5-10 лет, они никуда не денутся. Кто-то из них начнет с муниципальных выборов и продолжит уже, как у нас говорят, на федеральном уровне. Премьер-министр Великобритании Тереза Мей начинала с позиции муниципального кандидата и, конечно, она прошла путь с самого низкого уровня и в Великобритании это касается большинства членов парламента. И в этом смысле этот путь для меня понятен.

— А вы возьмете одно интервью у каждого кандидата или сами кандидаты будут активно участвовать в дискуссии, активно отвечать на вопросы? Смогу ли я, например, задать вопрос какому-нибудь кандидату и ответит ли он мне?

— Да, у нас проект работает таким образом, что каждый человек может найти кандидатов своего района, будут их контакты. Для участия в нашем интервью человек делится своими контактами — мобильным и электронной почтой. Но, помимо этого, на сайте The Question, который как раз и дает возможность прямого общения разных людей, мы заводим прямые линии кандидатам, страницу на сайте, где у них есть онлайн-конференции, и каждый человек, будь то избиратель этого района или не избиратель, желающий задать вопрос Люсе Штейн или Максиму Мочину, сможет туда перейти и задать его. В этом смысле на все время действия избирательной кампании и после нее на сайте будут кандидаты, которые ответят на вопросы, связанные с политикой и не только.

— Члены избиркомов будут участвовать в обсуждении? Или в этом нет особой цели?

— Мы очень хотим, чтобы члены избиркомов участвовали в этом.

— Вы будете приглашать их?

— Да, сайт The Question открыт для всех пользователей. Любой может прийти и завести себе прямую линию. Мы стремимся к тому, чтобы в этой прямой линии участвовали все кандидаты, которые пойдут на муниципальные выборы. К сожалению, чуть сложнее добиваться открытости от кандидатов, которые идут на выборы после нескольких лет работы в муниципальных советах. Но мы очень хотим, чтобы и они тоже пришли и завели себе прямую линию. Это очень легко сделать. Мы призываем их писать нам, что они готовы ответить на вопросы, и мы будем показывать их профили на страницах спецпроекта. Интересно посмотреть, как складывается диалог, обсуждение между теми, кто хочет стать муниципальными депутатами и теми, кто годами приходит на эти советы и там сидит и что-то делает.

Повседневная жизнь Москвы. Фото: Ян Линн / ТАСС

Повседневная жизнь Москвы. Фото: Ян Линн / ТАСС

— У вас есть уже какой-то анализ предварительной реакции пользователей на этот проект?

— Для того, чтобы запустить этот проект, была проделана огромная работа. Нужно было проинтервьюировать сотню людей и завести им прямые линии. Сегодня мы сделали публичный анонс этого мероприятия и нашего проекта. Мы призываем всех кандидатов присоединяться к проекту и тоже отвечать на вопросы. Сегодня увидим, как это происходит. Для нас это было большой неожиданностью. Конечно, мы делали прогноз. Мы брали интервью у сотни человек без опыта публичной политики. Наша задача — прийти на интервью к кандидату, который едва-едва согласился это делать и только сейчас понял, что он собирается заниматься публичной политикой, и задать ему сложные вопросы, на которые необходимо ответить человеку, который собирается быть избранным представителем людей. Мы думали о том, какой процент «посыпется», поймет, что это дело не для них, что он не сможет. По нашим прогнозам, из ста максимум десять будут будут людьми, способными к власти, готовыми к ней, к стрессам, которые тут возможны. Но мы увидели, что из 200 человек человек 40, то есть 20% людей — сильные кандидаты. У них есть потенциал заниматься публичной политикой. Это очень хороший результат. Помимо задачи «замочить» кандидата и рассказать, насколько это сложная работа, у профессионального журналиста во время интервью есть и другая — убеждать людей. Мы поняли, что в Москве живет много разных известных людей. Они живут в своих районах. И их все равно, интересует, как устроен подъезд в доме, как устроена стоянка, где паркуются машины, как устроены поликлиники, насколько там безопасно, на что тратятся деньги и как положили асфальт. Потому что на это даже известные люди не могут повлиять. Мы очень благодарны тем известным жителям Москвы, которые соглашались по нашей просьбе поговорить с муниципальными депутатами от их района и посмотреть, что они ответят. Конечно, появилась карта районов с известными жителями Москвы. Теперь мы знаем, где они живут. Они согласились об этом рассказать. Их интервью были очень жесткие. Мы просили их после этого сказать, что они думают, есть ли у них надежда, что новая волна политиков действительно чего-то стоит. В основном, люди, которые соглашались сделать эти интервью, искушенные, видели много этих новых волн. Они часто говорили, что они думают, за это им большое спасибо.

— Какое процентное соотношение тех, кто верит в эту новую волну к тем, кто не верит?

— Мы с ними не разговаривали с позиции политического анализа — верю, не верю. Разговор был как с избирателями. Спрашивали, убедило ли их интервью, которое они брали, идти на выборы. Или что они вообще думают о кандидатов: сильные они или слабые. Поскольку кандидаты разные, все ответы тоже были разные. Меня удивляет в этом проекте то, что я вижу людей, которые собираются занять пост муниципальных депутатов. У них очень приличная карьера и хорошие зарплаты. И вообще у них все в жизни хорошо. И как правило, если мы говорим, что на уличные протесты выходит в основном молодежь, то избирательная политика и эта кампания привлекает состоявшихся людей, которым 35-45 лет, они уже работают на позициях топ-менеджеров в своих компаниях, и все у них в целом в порядке. Они способны обеспечить себя и свою семью материально, отдать детей в прекрасный детский сад, заплатить за этот него. Они устроены. Им не хватает устройства жизни вокруг себя. Они способны не только обустроить свой дом и быт, но и ту среду, в которой они живут, поскольку они достаточно компетентны. И это совершенно нормальная человеческая потребность расширения пространства, комфорта. Нам кажется, что у них это получится.

— Вернемся еще к цели. В чем основная миссия этого проекта, чего можно будет добиться по итогам, и как их можно будет подводить? И как мы сможем, как пользователи, об этом почитать? Будет ли какой-то вывод или вся суть в участии в проекте?

— У нас, к сожалению, избирательная система устроена таким образом, что вы не можете пойти и принять участие в выборах. По Конституции любой гражданин, достигший половозрелого возраста, может участвовать в выборах. На самом деле это не так. Кандидату нужно получить разрешение на участие в виде сбора подписей от людей, которые вас поддерживают. То есть желающий не может просто пойти и попросить зарегистрировать его, а потом провести избирательную кампанию. То есть нужно провести две избирательные кампании — одну сначала, чтобы получить подписи, а вторую — чтобы победить. На самом деле, это просто стоимостной запретительный барьер. Кандидаты сами финансируют собственные кампании. Как правило, им никто не обещает финансовой поддержки. Это означает, что они достают деньги из семейного бюджета. Поэтому основная задача сейчас — помочь им собрать подписи, чтобы они получили право избираться, а после этого, очевидно, им будут нужны помощники. Потому что избирательная кампания состоит в том, чтобы ходить от дома к дому. Нужны будут люди, которые будут готовы делать это вместе с кандидатом.

— Вы полагаете, что кандидатов и людей, которые хотят быть в команде какого-то кандидата, станет больше благодаря проекту?

— Конечно. Если вы не знали своих муниципальных депутатов, то появилась возможность их узнать. Каждый сможет по желанию потратить несколько часов в неделю, чтобы помогать им рассказывать избирателям про выборы, про то, что нужно на них пойти, что статус муниципального депутата дает легитимность с точки зрения того, что за кандидата проголосовали жители района, а он может от их имени разговаривать с чиновниками и требовать от них подотчетности.

— Антонина, вы сами собираетесь голосовать?

— Я живу в Лондоне, но не могу голосовать здесь. Конечно, пойду голосовать в Москве. Ради этого я приеду в Москву.

util