Год без Павла Шеремета
 Фото: Efrem Lukatsky / AP
20 July 2017, 09:00

Год без Павла Шеремета

Расследование смерти журналиста пока ни к чему не привело, а в Киеве продолжаются громкие убийства

Год назад в Киеве был убит журналист Павел Шеремет. Сразу после его гибели руководство украинского МВД пообещало раскрыть преступление и держать общественность в курсе расследования. Глава национальной полиции Хатия Деканоидзе и вовсе заявила, что поимка убийц — дело чести для полицейских. О важности раскрытия громкого убийства публично говорил и президент Петр Порошенко.

Спустя год расследование фактически остановилось. Это констатирует Комитет защиты журналистов, выпустивший к годовщине смерти Шеремета специальный доклад. «Дело было заморожено, мотивы не были подтверждены. Расследование убийства Шеремета — очень тяжелое дело, это подтверждается тяжелой украинской реальностью. Мы ждем результаты», — цитирует украинский портал «Лига.net» автора доклада, американского журналиста Кристофера Миллера.

Обеспокоенность демонстрируют и в Европарламенте. «Вывод недавнего специального доклада Комитета защиты журналистов о том, что интерес к расследованию дела Шеремета остыл, является очень тревожным. Согласно докладу, есть признаки отсутствия политической воли и давления на следствие, и серьезные пробелы в официальном расследовании», — отметила депутат Европарламента Ребекка Хармс.

Отсутствие подвижек в расследовании признает даже генпрокурор Украины Юрий Луценко, заявивший, что «относительно дела Шеремета, к сожалению, серьезного прогресса пока не наблюдается».

Самые существенные результаты в расследовании были достигнуты усилиями не государства, а самих журналистов. В мае 2017 года редакция расследований Громадське-ТВ «Слідство.Інфо» и международная расследовательская сеть OCCRP выпустили документальный фильм «Убийство Павла».

В фильме говорится о важнейших свидетелях, которых удалось найти работникам прессы, но которых почему-то не смогли, или не захотели найти сотрудники правоохранительных органов. Говорится о том, что за Шереметом и его гражданской женой, соосновательницей интернет-издания «Украинская правда» Аленой Притулой велась слежка. Журналистам даже удалось встретиться с человеком, который, предположительно, мог следить за домом Шеремета в ночь накануне убийства.

Этот фильм не дал никаких ответов, но поставил новые важные вопросы — в том числе и о качестве работы следственной группы. В годовщину убийства Шеремета в Киеве пройдет акция памяти журналиста, организованная его коллегами. От места гибели Павла люди пройдут шествием к зданиям СБУ, Администрации президента и МВД, чтобы потребовать эффективного расследования.

А ведь за год, прошедший с убийства Павла Шеремета, Киев потрясли еще несколько громких политических убийств и покушений.

23 марта 2017 года в центре столицы от пуль киллера погиб экс-депутат Госдумы Денис Вороненков. Убийце не посчастливилось — он сам был смертельно ранен охранником Вороненкова. Если бы в руках у правоохранителей не оказался труп убийцы с документами в карманах, неизвестно как сложилась бы судьба и этого уголовного дела.

1 июня 2017 года едва не погиб командир батальона имени Джохара Дудаева Адам Осмаев. Осмаев — выходец из Чечни. Возглавляемый им батальон, состоящий в основном из чеченских эмигрантов, участвовал в украинской антитеррористической операции в Донбассе.

Осмаева спасла его жена, офицер Амина Окуева — она открыла по киллеру ответный огонь из своего наградного пистолета и тяжело ранила преступника. Задержанным киллером-неудачником оказался чеченец Артур Денисултанов (Курмакаев), ранее выполнявший деликатные задания кадыровского режима. В частности, в 2008 году Денисултанов приезжал в Вену с заданием вернуть в Чечню бывшего охранника Кадырова Умара Исраилова, обвинявшего главу Чечни в пытках, убийствах и похищениях людей.

На месте взрыва автомобиля Максима Шаповала. Фото: Sergii Kharchenko / Zuma / ТАСС

На месте взрыва автомобиля Максима Шаповала. Фото: Sergii Kharchenko / Zuma / ТАСС

27 июня в своем автомобиле был взорван полковник Главного управления разведки (ГУР) Минобороны Украины Максим Шаповал. Гибель этого высокопрофессионального офицера — крайне болезненный удар по Украине и ее силовым структурам. По данным издания «Новое время», Шаповал был одним из создателей Сил специальных операций, которые занимаются антидиверсионной деятельностью и выполняют задания на территориях, контролируемых сепаратистами. Шаповал лично участвовал во многих спецоперациях. Кстати, охранник Дениса Вороненкова, сумевший подстрелить его убийцу, был именно сотрудником ГУР.

Стоит напомнить, что за минувший год жертвами убийц стали еще двое офицеров украинских спецслужб, но уже не в Киеве. 16 сентября 2016 года в подъезде своего дома в Ровно был убит майор спецназа ГУР Иван Мамчур. Сперва украинские власти не признавали ведомственную принадлежность Мамчура и заявляли, что он был «сотрудником внутренней службы СИЗО». В январе 2017 года были задержаны трое из пяти предполагаемых участников преступной группы, которая подготовила и совершила преступление. По словам генпрокурора Луценко, задержанные действовали «по заказу органов ФСБ России».

31 марта 2017 года в Мариуполе погиб подполковник Александр Хараберюш, возглавлявший управление военной контрразведки СБУ в Донецкой области. Так же как в случаях с Шереметом и Шаповалом, преступники взорвали машину своей жертвы.

Конечно же, не стоит связывать все эти убийства общим замыслом. В случае с погибшими офицерами украинских спецслужб высока вероятность, что их убийства были организованы спецслужбами другой страны, которая уже четвертый год ведет необъявленную войну против Украины.

Адам Осмаев был фигурой, ненавидимой нынешним чеченским режимом. Можно надеяться, что об обстоятельствах организации покушения на Осмаева на суде расскажет неудачливый киллер, находящийся под стражей.

Денис Вороненков воспринимался силовой корпорацией России как «предатель», не только перешедший на сторону врага, но и публично обличавший своих бывших коллег, соратников и вождей. А с теми, кого российские силовики считают предателями, поступают куда более жестоко, чем с врагами.

В убийстве Шеремета с версиями гораздо сложнее. И именно это уголовное дело требует особенного профессионализма и добросовестности. Но следственная группа не демонстрирует ни того, ни другого.

Те, кто часто бывает в Киеве, знают, что для обычной обывательской, внеполитической жизни украинская столица безопаснее Москвы. В Киеве хотя бы нет этнической преступности в московских объемах. Новая украинская патрульная полиция — молодые, по-настоящему вежливые люди в форме, которые разговаривают с тобой по-человечески. Уважительную, человеческую речь не особенно часто можно услышать от сотрудников полиции в Москве.

Все это очень здорово и мило, и это могло бы стать важным конкурентным преимуществом обновленной Украины.

Однако Киев — это еще и город, в котором до сих пор комфортно чувствуют себя киллеры и их помощники, расставляющие мишени на политиков и журналистов. Некоторым из киллеров потом не везет и они получают свинцовый ответ. Но убитым от этого не легче. Пока украинские спецслужбы вылавливают на границе российских поп-звезд, ранее устраивавших «чес» по аннексированному Крыму, агенты российских спецслужб минируют автомобиль очередного украинского офицера, а банды наемных убийц ведут слежку за очередным журналистом или российским политэмигрантом.

util