«Мне еще повезло: другого журналиста судебный пристав из здания суда выволакивал»
 Кировский райсуд Омска. Фото: kirovcourt.oms.sudrf.ru
24 Июля 2017, 15:07

«Мне еще повезло: другого журналиста судебный пристав из здания суда выволакивал»

Журналистку удалили не только из зала, но и из здания суда до «окончания процесса» по делу ее сына, которое полностью сфальсифицировано

Судья Литвинов (Кировский райсуд Омска) запретил заместителю главного редактора «Новой газеты-Западная Сибирь» Наталье Гергерт присутствовать на судебном процессе по делу, где обвиняемый — ее сын.

Он обвиняется в размещении поста, который на самом деле сделали спамеры. Вскоре он его удалил, но, как выяснилось, сотрудники центра «Э» публикацию заметили до удаления и испели сделать скриншоты: подросток, только что закончивший школу, попал в «разработку» правоохранительных органов.

Велась она почти непрерывно три года и три месяца назад дошла до суда. Найти доказательства, подтверждающие распространение обвиняемым контента «экстремистского содержания», следствию так и не удалось: в ходе слушаний выявляется их тотальная фальсификация. К примеру, понятая Рамзиля Юлдашева заявила в суде, что не знает, каким образом, с чьего аккаунта и из какой социальный сети сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом делали копии, длилось же, по ее словам, это оперативно-розыскное мероприятие около 20 минут, а. по версии следствия — согласно рапорту ЦПЭ продолжительность его составила в присутствии понятых 4,5 часа.

Свидетельница — бывшая одноклассница сына Натальи — сказала на следствии (и повторила в суде), что не видела на его странице «ВКонтакте» материалов, имеющих «признаки нацизма», после чего следователь показала ей фото скриншотов, сделанные якобы с его аккаунта и спросила — есть ли такие признаки в них? В ходе следственных манипуляций вопрос «размещал ли обвиняемый нацистские материалы?» подменялся по сути вопросами «что такое нацизм?» и «хорошо это или плохо?» (вероятно, у следствия имелись на сей счет некоторые сомнения).

Точно также допрашивала девушку и помощник прокурора в суде, однако из протокола судебного заседания выпали ее показания, как и слова адвоката о фальсификациях, рассказывает Наталья.

Дело это еще интересно тем, что в нем имеется семь свидетелей, которых следователь засекретила — из соображений их безопасности: они давали показания в суде из соседней комнаты через микрофон, изменяющий их голоса — все они ответили адвокату, что обвиняемый ничем им не угрожал. Почему следствие опасалось за них, осталось неясным. Вероятно, не столько за них, сколько за себя — вдруг дадут они «неверные» показания: с анонимов их проще брать — даже подписей под ними ставить не надо.

Одного из анонимов, вызванных в суд, неожиданно поставил в тупик вопрос: кто допрашивал его в следственном управлении — мужчина или женщина? Длилась пауза несколько минут. И Наталья Гергерт, не выдержала, предположив вслух, что свидетель ожидает подсказки. Судья сделал ей замечание. Ситуация повторилась: свидетель снова не смог сразу ответить на вопрос, который не вызвал бы затруднения и у пятилетних детей. И Наталья снова в короткой реплике высказала то же предположение. И судья объявил, что удаляет ее из зала, и притом не до окончания заседания, а на весь судебный процесс. А судебный пристав приказал ей покинуть не только зал, но и здание суда (вероятно, это какая-то новая норма в процессуальном кодексе), не пустив ее на другое открытое слушание, где она хотела присутствовать как журналист. «Мне еще повезло» — говорит Наталья: на ее глазах несколько дней назад этот пристав «выволакивал из здания» журналиста другого издания.

Самое главное, что выяснилось в ходе рассмотрения дела ее сына: оно было изначально сфальсифицировано — возбуждено по статьям 111-112 УК РФ (организация массовых беспорядков), что и позволило следствию провести обыск в их доме, прослушивать телефоны и пр. В суде сотрудники ЦПЭ признали, что подозрения о «планировании беспорядков» не подтвердились, и, стало быть, санкции на обыски были незаконны, и на проведение всех других «оперативных мероприятий» сотрудники Центра «Э» не имели права. Однако в ходатайстве об истребовании материалов по обращениям за этими санкциями, суд стороне защиты отказал.

Мы будем следить за ходом этого процесса в Кировском райсуде: журналистам Открытой России вход в него пока что не воспрещен.

util