Владимир Пастухов: «Россия и США должны работать сообща, а сейчас могут довести отношения до настоящей войны»
 Владимир Пастухов. Фото: личный архив
29 Июля 2017, 17:10

Владимир Пастухов: «Россия и США должны работать сообща, а сейчас могут довести отношения до настоящей войны»

Доктор политических наук, научный сотрудник University College London рассказал «Открытому Миру», чем отношения лидеров двух стран похожи на итальянскую пару и почему это плохо для всего мира.

Я думаю, что мы столкнулись с новым явлением — это удивительный тип «вынужденных» санкций и антисанкций, которые стороны вынуждены принимать вопреки своему желанию. Политическая интенция у обеих сторон состоит в том, чтобы уйти от санкций, а политическая реальность заставляет их эти санкции усиливать.

Это уже не просто политика — это драма. В чем-то она напоминает отношения внутри итальянской семьи, как ее изображает кинематограф, где стороны то сходятся, то расходятся, постоянно выясняют отношения друг с другом, рвут связи навсегда, но при этом никак не могут уйти, соединяются снова и, соединившись, выясняют вдруг, что есть какие-то высшие силы, которые не позволяют им в счастье и мире жить вместе. Вот это то, что сегодня происходит в российско-американских отношениях.

Если продолжить аналогию с семейной мелодрамой, то я бы заметил, что браки, основанные на расчёте и рациональном отношении, с придушенными до некоторой степени эмоциональными порывами партнёров имеют, зачастую, больше шансов на выживание, чем браки, в основании которых лежит необузданная страсть.

С моей точки зрения возникла ситуация, при которой сегодня руководства России и США действуют слишком страстно, их отношения чуть более персонализированы, чем это требуется для дела

Путин и Трамп действительно имеют какую-то внутреннюю связь, определенное духовное родство, но не думаю, что это может помочь двум странам в выстраивании конструктивных отношений, скорее наоборот, это создает излишние трудности.

Они люди одного типажа, скажем так, и действительно «родственные души» почти по О’Генри, которые тянутся друг к другу подсознательно и, в общем, хорошо понимают друг друга. Полагаю, что они оба честно рассчитывали на то, что они действительно смогут договориться и начать сотрудничать друг с другом, как в своих личных интересах, так и в интересах своих стран. Но так получилось, что система оказалась сильнее них и личная симпатия не помогла, объективные обстоятельства оказались выше их.

Трамп в Америке попал в ловушку, когда, демонстрируя лояльность Кремлю, он «закапывает» себя и нарабатывает «очки» на возможный импичмент. Поэтому он вынужден поступать противоположно своим стремлениям. Это такой Никсон наоборот — тот всю жизнь был антикоммунистом, но вынужден был начать «разрядку», а Трамп все время симпатизировал Путину, а вынужден вводить самые жесткие санкции против него. Но и в Кремле после Крыма такая же ситуация. Если Путин не отвечает, то он дает сигнал обществу, что он не «крутой», что он слабее Америки, а самое страшное сегодня для Путина — это демонстрация слабости. Его главная опора сегодня — "одержимые«, которые ждут от него все новых и новых побед на Америкой на всех фронтах. Мы только что видели на дебатах Навального со Стрелковым, насколько велики у них аппетиты.

То есть, получается, что два человека, которым бы в мире и согласии договориться «по понятиям» друг с другом, вынуждены по этим же «понятиям», пользуясь их же терминологией, «мочить» друг друга непонятно где. Вот это и есть главная проблема

Если посмотреть на весь спектр новых американских санкций, которые были пролоббированы Конгрессом и Сенатом, скажем так, то с моей точки зрения, в данном случае санкции мощнее контрасанкций. Там дело не столько в усилении экономических мер давления, сколько в развитии персональных санкций по типу «Акта Магнитского». Вроде бы никаких новых списков не добавили, но создали очень большой «задел» для этого. Поэтому я полагаю, что контрсанкции на сегодняшний момент имеют больше формальный характер, приняты с целью сохранения лица, но не для того, чтобы действительно задеть Трампа «за живое». Все-таки Кремль пытается дать Трампу шанс, он входит в его положение, он понимает его трудности. Впрочем, и набор идей у Кремля не так велик. Легкие контрсанкции кончились, дальше только обоюдоострые меры в запасе остались.

У этого «санкационного раунда» есть огромная предыстория, они ведь возникли не на пустом месте, а являются развитием ситуации, следствием каких-то ранее предпринятых шагов. В определенном смысле мы все являемся заложниками тех шагов, которые совершили раньше. Путин и Трамп не являются исключением — тоже люди. Поэтому Россия, прежде всего, пожинает сегодня плоды определенной политики, определенных действий, которые она совершила в совсем недавнем прошлом, и не так много оно может сейчас уже изменить.

Полтора года назад Кремль решил сделать высокорискованные политические инвестиции, сыграв по принципу «пан или пропал». Это в чем-то напоминает выбор стратегии финансового инвестирования. Когда вы приходите в какой-нибудь банк и хотите вложить средства в какой-нибудь проект, вам обычно консультант предлагает выбор между нерискованными инвестициями, но под очень маленький «процентик» и, скажем, сверхрисковые инвестиции, под бешеный процент, где вы со значительной вероятностью можете потерять все, например, вложив деньги в какие-нибудь алмазные шахты в каких-нибудь джунглях.

Полтора года назад Кремль решил влезть в американские политические джунгли «по самое не хочу». Думали найти алмазы, но, похоже, подскользнулись на банановой кожуре

Когда началась президентская кампания в США, у Кремля было несколько вариантов поведения: вложиться в «унылое зло» в виде семейства Клинтонов (прибыли почти никакой, но и рисков никаких — понятно, чего ожидать) или сделать сверхрискованную ставку на Трампа, вложившись «по полной» в его избирательную кампанию, то есть прямо сыграв на стороне одной из борющихся в Вашингтоне между собой партий. Ожидались, конечно, бешеные дивиденды от этой акции, но о связанных с нею рисках не подумали. То, что Кремль выбрал эти «сверхрисковые» политические инвестиции, кстати, многое говорит о темпераменте российского руководства. Все-таки, скрытые страсти там бушуют за неподвижной маской лица, настоящий Достоевский.

Поэтому сыграли с русским размахом и отпраздновали в «Русском безумии» (так ресторан над одним известным в Европе казино называется). Но, к сожалению, во многом переоценили свои силы, потому что недооценили институциональность американской политической системы, ее многократное «резервирование», хеджирование рисков в американской политике. Трамп, конечно, крут, но он не Царь в русском понимании слова. Это у нас после того, как «сел на Кремль», хоть потоп. Трамп повел себя не так, как ожидали, а уже «выскочить» из этого всего невозможно. Я здесь согласен с Венeдиктовым, который сказал, что последствия прямого вмешательства в избирательную кампанию оказались в Кремле не просчитаны. Положились на русской «авось».

Теперь это достаточно надолго. И Трамп будет не «унылым злом», как Клинтон, а станет поневоле «камушком в ботинке», вечно ноющей, беспокоящей болью, потому что он должен будет спасать себя, а не Путина, в первую очередь. А, спасая себя, он будет вынужден проявлять достаточно большую агрессию в отношении Кремля. И ничего хорошего в этом ни для кого нет. Абсолютно ни для кого. Надо оставить сейчас в стороне наше отношение к Путину, каким бы оно ни было — хорошим или плохим, и наше отношение к Трампу тоже.

Потому что все происходящее — это огромная трагедия, причем не только для России и Америки, но, может быть, и всего мира

Сегодня объективно, с моей точки зрения, между Россией и США нет антагонистических противоречий, и мир нуждается в их сотрудничестве.

Вот в чем главная проблема — объективно они должны работать сейчас сообща, а по субъективным причинам могут довести отношения до настоящей войны. Объективно у России и США есть действительно и общие интересы, и общие противники, есть поле для кооперации — оно огромное, и, более того, оно просто жизненно важное.

И вот вся эта сугубо субъективная ситуация, выросшая из эгоизма и авантюризма, когда хотели, как лучше, а вышло как всегда, создает огромные риски, не потому что это играет на руку Путину, или не играет на руку Путину, а потому, что она подталкивает мир к войне

Мы оказались в ситуации, когда в обеих сверхдержавах, на которых лежит самая большая ответственность за сохранение стабильности, мира и порядка, и за адекватный ответ новым угрозам, в том числе — исламистским, у власти оказались авантюристические и безответственные группировки не политиков, а темных дельцов. В этой связи стоит ждать скорее ухудшения ситуации, чем ее улучшения. Эта «странная семейка» так и не сможет зажить в мире и любви, и будет каждый раз то сходиться, то расходиться, причем каждый раз со все с большим и большим скандалом. Вот мой прогноз.

Полную версию материала читайте здесь.

util