«Ребенок умер, будете забирать?» Почему в передовом перинатальном центре умирают дети
 Перинатальный центр. Фото: Подгорчук Александр / Коммерсантъ
31 Июля 2017, 11:00

«Ребенок умер, будете забирать?» Почему в передовом перинатальном центре умирают дети

В марте 2017 года в Брянске торжественно открылся суперсовременный перинатальный центр. На следующий день, 8 марта туда приехал президент России Владимир Путин. Он посмотрел на новые медицинские аппараты, 60% которых, как отмечало руководство центра, — отечественные. Репортаж о приезде Путина показал Первый канал, ведущая новостей процитировала слова президента о том, что программы по решению проблем с демографией сработали. На обеде с персоналом президент посрамил скептиков: «Когда решали вопрос с центрами, о чем говорили скептики? О том, что вы никогда не добьетесь нужного качества медицинского персонала», — сказал Путин.

Но уже в июне у центра начались проблемы, он был временно закрыт. Как писал местный портал, связано это было с ростом смертности маленьких пациентов. В конце июня Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту гибели 11 детей в перинатальном центре в период с 8 марта по 1 июня.

Открытая Россия поговорила с матерями погибших детей, а также с сотрудниками самого медучреждения.

Кристина

26-летняя Кристина Кортаенко на 35 неделе беременности обратилась к своему районному гинекологу из-за болей в животе, которая сказала, что эти боли — предвестник родов. Врач направила девушку в перинатальный центр, до родов Кристине оставалось три недели, на 38 неделе ей должны были делать кесарево сечение. «Я приехала туда, отлежала неделю, все было хорошо. На 18 апреля назначили кесарево, прокесарили, тоже все было хорошо. Часа через три после родов ко мне пришел доктор и говорит: ребенка перевели в реанимацию», — рассказала Кортаенко. Врачи объяснили это тем, что у ребенка начались проблемы с дыханием. Девушку сразу успокоили, сказали, что ребенку нужно полежать пару дней, и все будет хорошо. Но спустя три дня врачи принесли ей дурные вести: у Кристины обнаружили инфекцию. «Я говорю, как же так? Если у меня все анализы на руках, и они чистые? Врачи ответили, что будут выяснять», — говорит девушка.

Владимир Путин во время посещения нового Федерального перинатального центра в Брянске. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Владимир Путин во время посещения нового Федерального перинатального центра в Брянске. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

6 мая ребенок Кристины умер — причиной стал сепсис. «Вскрытие показало, что с усвоением бактериально-грибковой флоры появились грибы кандида — это чистая больничная инфекция. Даже я вот забрала документы, смотрю, а там у него уже грибы высеивались перед смертью. Он не мог нигде подхватить, кроме как в центре, я его домой не забирала. Они хотели мне внушить мою вину. У него сначала была пневмония, как они сказали, потом от нее пошло дальше», — рассказывает Кристина.

Она рассказала, что новыми аппаратами, которыми так гордились местные чиновники, врачи пользоваться не умели. «Я приехала на УЗИ, его делала девчонка молодая, разложила свои шпаргалки, достала мои предыдущие результаты, начала говорить другой медсестре, давай по среднему напишем. Не могли разобраться даже, на какие кнопки нажимать». Кристина отметила, что в отделении, где лежали новорожденные, постоянно были открыты окна, был сквозняк. «У всех одно и то же, всем говорят: „детки недоношенные“, потом какое-то время проходит, выставляют пневмонию внутриутробно, которая непонятно откуда взялась».

Виктория

У Виктории Аникановой 24 апреля начались экстренные роды. 20-летняя девушка рожала уже своего второго ребенка. Ее быстро доставили в перинатальный центр, где она и родила. Новорожденный Кирилл появился на свет здоровым, врачи заверили Аниканову, что ребенок без отклонений. Но спустя несколько дней доктора сообщили матери ребенка, что у него обнаружили воспаление легких. «На седьмой дней его состояние стало ухудшаться, он начал задыхаться. На восьмой дней позвонила врач и сказала, ребенок умирает, надо срочно приехать, в 10 часов он умер уже. Через месяц я забрала заключение патологоанатомов, там нашли вирус кандида», — рассказывает Виктория.

Когда девушка вместе с мужем приехала забирать ребенка, их встретил молодой врач, а доктор, которая лечила сына, навстречу не вышла. «Он все рассказал, а что с него спрашивать, ему лет 20, он же не знал историю нашей болезни, просто прочитал по листику, то есть ничего нового я не услышала. А когда мы пришли к заведующей, она задал вопрос, вы будете забирать ребенка? Я говорю: в смысле, сейчас? Она мне говорит, нет, вообще, вы будете его забирать? Кто так может сказать родителям, бесчеловечность какая-то».

Аниканова также рассказала о том, как доктора не могли поставить ей капельницу. «Несколько врачей, которые ставили капельницу, не знали, почему пищал аппарат, не знали, на какие кнопки нажимать. Несколько часов он просто не работал, потому что они не знали, как его подключить. Потом пошла пересмена, с утра заступили новые врачи, там была одна женщина. Она спросила, а что вы лежите, я ей говорю, у меня капельница капает, а она в ответ: „у вас ничего не капает“, и сама все подключила и прокапала меня. Там вообще никто не знал, как пользоваться аппаратами и что с ними делать. Одна звонила другой, спрашивала, почему это пищит, та не могла ей объяснить».

Елена

Молодая мать Елена родила раньше срока, сразу после рождения мальчика положили в реанимацию. А уже через семь дней ребенок умер. «Я не могу сказать, кто виноват, но проблема у нас была в том, что мы недоношенные. Возможно, наши специалисты перинатального центра не готовы к выхаживанию таких детей, как мы. У детей органы маленькие, незрелые, шансы у нас были маленькие, но, может быть, если бы у врачей квалификация была побольше, то они смогли бы его спасти».

Брянский перинатальный центр. Фото: 
Сайт правительства Брянской области

Брянский перинатальный центр. Фото:

Сайт правительства Брянской области

После родов за грудью Елены практически не следили, ей приходилось самой читать статьи в интернете и ухаживать за собой. На помощь девушке пришла подруга, которая принесла ручной молокосос. «У них он там стоял, но из-за него был скандал, и пользоваться им было нельзя». Также девушка не могла посещать ребенка после родов, по ее словам, система посещений была не отработана. «Доходило до того, что 20 минут ходила по отделению и не могла найти медперсонал». Потом Елене все же выдали аппарат для сцеживания молока. «Электронный выдали со скандалом, говорили, он такой дорогой, они за него отвечают и все такое. В итоге я сама сцеживала и сама ходила в реанимацию к ребенку и относила ему молоко. Но у нас, в отличие от тех девочек, совершенно другая ситуация», — рассказывает девушка.

Врач

Главной особенностью массовой гибели детей в центре стала одинаковая причина смерти — сепсис. Это опасное инфекционное заболевание, которое появляется вследствие попадания в кровь инфекции.

Открытой России удалось связаться с одним из сотрудников перинатального центра, который попросил не указывать его имя. Он рассказал, почему именно врачей обвиняют в гибели детей. «Материал во всех СМИ такой, потому что информация о пациентах защищена 323 ФЗ РФ, а женщины, „которым нечего скрывать“, отказались от того, чтобы мы дали огласку о состоянии их здоровья — сделайте вывод, почему сами. Вот, собственно, и все», — сказал сотрудник.

По данным Росстата, в Брянской области за 2016 года в перинатальных центрах в возрасте до семи дней погибло 38 детей. Для сравнения, в соседней Курской области умерли 19 новорожденных детей. В Смоленской области — 29.

util