Владимир Пастухов: «Только Ходорковский предлагает упразднить Левиафана и вернуть государство обществу»
 Игорь Стрелков и Алексей Навальный готовятся к дебатам. Фото: Евгений Фельдман / Проект «Это Навальный»
2 August 2017, 16:05

Владимир Пастухов: «Только Ходорковский предлагает упразднить Левиафана и вернуть государство обществу»

Политолог — о том, почему между Навальным и Стрелковым нет сущностных различий, и какие цели должна ставить оппозиция

Политолог, научный сотрудник University College of London Владимир Пастухов рассуждает в материале для Republic на тему идеологических споров в России, где, как он утверждает, не существует как таковой идеологической борьбы, «а сами споры превратились в столкновение личностей, в разной степени симпатичных и несимпатичных, говорящих примерно одно и то же разными словами». Примером для обсуждения таких идеологических споров стали прошедшие недавно дебаты политика Алексея Навального и бывшего министра обороны самопровозглашенной Донецкой народной республики Игоря Стрелкова.

«Мы наблюдаем сегодня исключительно за „борьбой вождей“ только потому, что борьба идей остается вне сферы наших наблюдений. Мы не научились ее правильно идентифицировать и интерпретировать», — считает Пастухов.

Игорь Стрелков и Алексей Навальный во время дебатов. Фото: Евгений Фельдман / Проект «Это Навальный»

Игорь Стрелков и Алексей Навальный во время дебатов. Фото: Евгений Фельдман / Проект «Это Навальный»

По его мнению, на дебаты Навального и Стрелкова, которые так и не стали крупным медийным событием, стоит посмотреть под идеологическим углом зрения — тогда их значимость значительно вырастет. Это было самое яркое публичное столкновение «всех главных российских идейных трендов на новом витке русской истории». Пастухов уточняет, что идеологических сторон в дебатах было не две: «В студии незримо присутствовал дух русской либеральной оппозиции. И дело не столько в наличии за столом ведущего — Михаила Зыгаря — сколько в том общем медийном и политическом контексте, в который с самого начала были погружены эти дебаты».

Пастухов убежден, что в политическом поле России есть три силы, которые были представлены и на дебатах — патриоты, либералы и революционные демократы (или прогрессисты). У этих сил — принципиально разные взгляды на множество вещей, но в базовых категориях у них нет различий — это отношение к государству в России как к «социальному демиургу» и единственному творческому началу любой политики. И отношение к обществу, к гражданам страны как к людям как к субстанции, которой ни в коем случае нельзя доверять — «от русского народа ничего, кроме смуты, ждать не приходится».

«В рамках ведущейся дискуссии только Ходорковский предлагает сегодня другое решение: просто взять, да и откатить это бревно в сторону, открыв дверь обществу», — убежден Пастухов.

Участники дебатов, по мнению политолога, не смогли дать удовлетворительного ответа на вопрос о власти в России.

«Ответ на вопрос, какие конституционные реформы нужны России для того, чтобы „вырвать Россию из наезженной колеи и предотвратить возможное в будущем новое „олигархическое“ правление“, во время дебатов так и не прозвучал», — убежден Пастухов.

«Ирония судьбы состоит в том, что такой ответ как раз и пытается сформулировать [Михаил] Ходорковский», — рассуждает Пастухов, говоря об идее отказаться от вертикально интегрированной власти и ввести ограничения, препятствующие ее воспроизводству в России.

Михаил Ходорковский. Фото: John MACDOUGALL / AFP

Михаил Ходорковский. Фото: John MACDOUGALL / AFP

По мнению политолога, речь идет о глубокой политической реформе, которая должна включать в себя три основных составляющих: безусловная сменяемость власти, глубокая децентрализация власти и переход к парламентской (или парламентско-президентской) республике.

«Сохранение существующей формы политического правления является нецелесообразным как ввиду глубоко укоренившейся традиции самодержавности, так и ввиду ее несовместимости с тем механизмом выстраивания отношений между центром и регионами, который в России предстоит создать. Этот механизм требует изменения формата политического представительства. В новой конфигурации власти именно правительство, ответственное перед парламентом, должно стать ключевым элементом конструкции власти.

Самодержавие в принципе не может быть под чьим-либо контролем, нет такой демократической системы, которая была бы способна аудировать такого монстра, как русская централизованная бюрократическая махина.

Чтобы демократия заработала, эту махину сначала надо разобрать на части и затем сложить заново таким образом, чтобы ее бюрократическому центру был найден достойный противовес. Таким противовесом в принципе могут стать новые субъекты политики, возникшие вследствие децентрализации и федерализации власти», — поясняет Владимир Пастухов.

Политолог также считает, что ситуация в России хоть и сильно напоминает «политический тупик столетней давности и вполне может так же печально разрешиться», но сегодня противостояние между либералами и революционными демократами не носит антагонистический характер. «А это значит, что компромисс и сотрудничество между ними не только необходимы, но и возможны», — заключает Пастухов. Он называет главным индикатором политической зрелости российской оппозиции — формирование конституционного консенсуса: «Сегодняшней российской оппозиции надо сначала все-таки объединиться, а уж потом размежеваться».

Читайте полную версию статьи Владимира Пастухова на Republic.

util