7 August 2017, 13:21

«Новая газета» сообщила, что обвиняемые в попытке уехать в Сирию чеченцы рассказали в суде о пытках

Двое чеченцев, обвиняемых в попытке присоединиться в террористической группировке «Исламское государство», — Магомед Тарамов и Джамалай Тазбиев подвергались пыткам, в рзультате чего признали свою вину. Об этом пишет «Новая газета» со ссылкой на адвокатов обвиняемых.

После нападения на сотрудников полиции в Грозном 17 декабря 2016 года в республике начались массовые задержания подозреваемых, предположительно связанных с нападавшими. По информации издания, в рамках нескольких превентивно-показательных контртеррористических спецопераций были задержаны около 200 человек, никаких официальных обвинений им не предъявляли. Предположительно, 27 их них были расстреляны в ночь с 25-го на 26 января на территории дислокации полка патрульно-постовой службы полиции имени Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова (ППСП им. Кадырова).

Расследование предположительного массового убийства уже четыре месяца ведет управление Следственного комитета по Северо-Кавказскому федеральному округу. Как уточняет «Новая», до сих пор в рамках проверки не опрошены даже родственники пропавших людей.

27 января в рамках расследования дела о нападении на чеченских полицейских бли задержаны Магомед Тарамов и Джамалай Тазбиев. Их отвезли в РОВД Старопромысловского района. Через два дня, 29 января, в городе Шали неизвестные расстреляли машину с сотрудниками полиции. После этого инцидента Тарамова и Тазбиева еще около двух месяцев незаконно держали в здании РОВД.

8 февраля 2017 года их якобы вызвал на допрос оперуполномоченный отдела полиции № 3 Алексей Храмов. Оба подсудимых не были у следователя, потому что в этот момент они уже были задержаны и находились в здании Старопромысловского РОВД. Несмотря на это, в рапорте Храмова говорится, что оба мужчины сообщили ему, что «вынашивают планы» поехать в Сирию. Свой рапорт он отправил в Следственный комитет.

22 февраля двух мужчин привезли домой, «на осмотр места происшествия». Их сфотографировали в комнатах возле кроватей, на улице возле дома и рядом с уличной скамьей. Как пишет «Новая», в протоколе было указано, что на фотографиях изображены места, где они «вынашивали планы».

14 марта 2017 года обоим предъявили обвинение по части 1 статьи 30 и части 2 статьи 208 УК (приготовление к участию на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном в законодательстве этого государства, в целях, противоречащих интересам России).

По версии следствия, с 10 по 15 июня 2016 года Тарамов и Тазбиев, каждый по отдельности, задумались о поездке в Сирию, чтобы примкнуть к ИГ. Обсудив эту идею друг с другом, они решили добраться туда через Грузию и Турцию, но по совету знакомого, который общался с сирийскими боевиками, они отложили свою поездку на более поздний срок.

Изначально оба мужчины признали вину. За тем ,уже на суде, они рассказали, что их пытали. Магомед Тарамов сообщил, что на базе ОМОНа его избили. «Положили на койку, прижали руки и ноги и били железной дубанкой (по бедрам), а потом перевернули. „Будем бить, пока не признаешься“. Потом принесли машинку с током и надели пакет на голову», — сказал он на суде, добавив, что пытки продолжались 5-6 дней. — «Потом они привели парня. Он был весь в крови. Сказали: „Это он показал на тебя, без его“».

«Новая газета» пишет, что на этом процессе по делу Тарамова — Тазбиева произошло «небывалое»: на защиту обвиняемых встали жители поселка Красная Турбина на окраине Грозного. В случае с этим судом не механизм общественного порицания, привычный в Чечне, не сработало. «Кажется, мы наблюдаем историческое событие: чеченцы демонстрируют массовое неподчинение генеральной линии», — делает вывод автор материала.

util