«Прорехи в запретах»: к чему приведет сокращение водоохранной зоны Байкала
 Скала Шаманка на побережье Байкала. Фото: Сергей Метелица / ТАСС
7 August 2017, 16:04

«Прорехи в запретах»: к чему приведет сокращение водоохранной зоны Байкала

Министерство природных ресурсов и экологии планирует сократить границы водоохранной зоны озера Байкал почти в десять раз: с 57 тысяч квадратных километров до 5,9 тысяч. Глава ведомства Сергей Донской сообщил, что в подготовке проекта принимали участие специалисты института имени В.Б.Сочавы. Поводом для сокращения стали неудобства, которые статус доставляет местным жителям: в охраняемых зонах запрещено строительство автозаправок, стоянок и других загрязняющих природу объектов, затруднена организация кладбищ и мест жилищных отходов, движение транспорта.

Председатель иркутского отделения Социально-экологического союза Виталий Рябцев рассказал Открытой России, что кампания за сокращение охранной зоны Байкала идет не первый год. Площадь нынешней охраняемой территории составляет примерно 59 тысяч квадратных км. По его словам, сокращение этой зоны приведет к переходу широких лесных территорий в руки лесозаготовителей, которые давно борются за ресурсы, прикрываясь заботой о восстановлении лесного покрова. Кроме этого, интерес представляют участки для строительства дач и коттеджей. Как говорит Рябцев, реальная ситуация с застройкой Байкала отличается от официальных заявлений: так, на острове Ольхон поселки расширяются ударными темпами. «Сейчас, даже в условиях вроде бы жестких ограничений, богатые люди находят возможность строить. Может быть, простой человек и испытывает какие-то трудности, но он и дальше будет их испытывать в нашей стране», — считает Рябцев.

По словам эксперта, на Байкале уже отработаны специальные схемы, позволяющие застраивать прибрежные территории. Например, на Ольхоне местные чиновники уже расширили территории населенных пунктов за счет национального парка. Это привело к застройке уникального Шаманского леса, считающегося священным у местных жителей, на границе поселка Хужир. Этим летом на берегу Байкала уже появились фундаменты домов. По словам местных экологов, значительная часть строящихся домов принадлежит гражданам КНР. С большинством собственников местной администрации даже не удалось выйти на связь, чтобы обговорить вопрос строек на ценной территории. Впрочем, как считают местные жители, от земли у Байкала, где цена участка находится в районе 30 млн рублей, все равно никто не откажется.

«В существующих запретах, несомненно, есть прорехи. А теперь из них делают торную дорогу для застройщиков», — говорит Рябцев.

Урон Байкалу наносят не только частные дома и коттеджи, но и массовый туризм, развивающийся в регионе такими же ударными темпами. По словам Рябцева, стоки из турбаз и поселков серьезно загрязняют прибрежные зоны. Из-за этого в воде размножаются чуждые водоросли и гибнет родная фауна Байкала. Это очень серьезный процесс, говорящий о болезни озера и требующий строгих мер: Виталий Рябцев уже давно призывает к введению моратория на постройку новых турбаз на Ольхоне. Такая мера, как он говорит, необходима для всего Байкала: «Сначала нужно обеспечить очистными сооружениями, которых сейчас почти что нет, все существующее, а потом уже возводить что-то еще». Новые нормы, однако, расширят возможности для строительства туробъектов и сделают туризм более массовым и, следовательно, более опасным.

Самое глубокое озеро на планете постоянно страдает от ухудшения экологической обстановки. Только в 2013 году закрыли Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, который более 40 лет был главным загрязнителем озера. Даже переход на замкнутый водооборот в 2008 году, по словам экологов, не решил проблемы. С последствиями работы комбината приходится бороться до сих пор.

Новая угроза пришла от южного соседа: несколько лет назад правительство Монголии объявило о строительстве ГЭС на реках Селенга и Орхон. Селенга обеспечивает почти половину ежегодного притока воды в озеро, и строительство на ней приведет не только к обмельчанию Байкала, но и к деградации всей экосистемы.

util