Следы побоев, пикет и трудности перевода. Как прошел суд по делу о выдворении журналиста Али Феруза
 Али Феруз около здания Басманного суда, 7 августа 2017 года. Фото: Екатерина Фомина
7 Августа 2017, 17:14

Следы побоев, пикет и трудности перевода. Как прошел суд по делу о выдворении журналиста Али Феруза

В Московском городском суде 7 августа прошло рассмотрение апелляционной жалобы по делу о выдворение журналиста «Новой газеты» Али Феруза (настоящее имя Худоберди Нурматов) в Узбекистан. Защита не согласилась с вынесенным первого августа решением судьи Басманного суда Артура Карпова о принудительной депортации Феруза. Заседание состоялось, но в ходе рассмотрения судья Ольга Панкова решила перенести рассмотрение жалобы на 8 августа из-за отсутствия оригинала решения ЕСПЧ о запрете на выдворение журналиста.

Дело Али Феруза получило широкую огласку не только среди российский журналистов и правозащитников. На апелляционное заседание прибыли представители стран Евросоюза, которые согласились предоставить убежище Ферузу (в России ему уже дважды отказали): Швеции, Норвегии, Латвии и Голландии. Также в суд пришли представители западных СМИ.

В Мосгорсуде заранее выделили два зала — в одном непосредственно проводилось заседание, в другом велась видеотрансляция. «Граждане, на всех мест в зале заседания не хватит, пожалуйста, пройдите в специально отведенное под трансляцию помещение, там все хорошо видно и слышно», — просили приставы в коридоре. К сожалению, пристав немного приукрасил уровень технического оснащения Мосгорсуда: видео просто давало понять, что процесс идет, но звук был едва различим.

Али Феруз во время судебного заседания. Снимок экрана с видеотрансляцией. Источник: Twitter

Али Феруз во время судебного заседания. Снимок экрана с видеотрансляцией. Источник: Twitter

Суд начался с заявлений защиты ходатайств. В первую очередь было подано ходатайство, подкрепленное копией обращения Феруза в ГУМВД о запросе статуса беженца на основании решения ЕСПЧ. Судья Ольга Панкова отказался приобщать решение ЕСПЧ к делу, так как оно не было переведено на русский язык. «Судья не обязана знать английский язык», — сказала Панкова.

Затем адвокаты Феруза передали судье документы от одной из стран о готовности принять журналиста в качестве беженца, юристы попросили не называть эту страну. Судья приобщила заявление к материалам дела. Затем она отклонила ходатайство адвоката Филиппа Шишова о ведении протокола заседания. На этом заявления защиты закончились, Панкова перешла к рассмотрению жалобы.

Первым выступил адвокат Даниил Хаймович. По его словам, в деле Феруза отсутствует какой-либо состав административного правонарушения. Когда Басманный суд выносил свое решение, в МВД на рассмотрении все еще находилось прошение журналиста о предоставлении ему статуса беженца и временного убежища. «Законность его пребывания в России подтверждалась справками из ФМС. Они являются правоподтверждающими», — подчеркнул Хаймович.

Феруз уже дважды подавал прошение о предоставлении ему убежища и дважды получал отказ. Оба решения МВД позднее были отменены, но затем их выносили повторно.

Также Хаймович попросил Панкову обратить внимание на то, что Артур Карпов, судья Басманного суда, вынося свое решение о признании Феруза виновным в нарушении миграционного законодательства, ссылался на фальшивое постановление несуществующего суда. «Оно не было заверено, на нем отсутствовали печати», — отметил юрист. Адвокат выдал судье подтверждающие его слова документы, их приобщили к делу.

Судья обратила внимание защитников, что в деле не хватает решений главного управления МВД об отмене постановлений в отказе на предоставление временного убежища. Адвокаты внесли это в список недостающих документов.

Далее Хаймович заявил, что депортация в Узбекистан Феруза создает угрозу его жизни и здоровью. Он привел в пример схожие дела, подтверждающие, что в Узбекистане применяются пытки. К сожалению, юридически доказать, что к его подзащитному будет применяться насилие, он не может. «Для этого надо видеть будущее», — посетовал адвокат. Но он указал на наличие в уголовном кодексе Узбекистана статьи «мужеложество», предусматривающей лишение свободы сроком до трех лет, а Феруз — открытый гей.

Али Феруз демострирует следы от побоев в зале суда, 7 августа 2017 года. Фото: Открытая Россия

Али Феруз демострирует следы от побоев в зале суда, 7 августа 2017 года. Фото: Открытая Россия

Таким образом Хаймович указал на два значимых основания для отмены решения о выдворении его подзащитного.

Затем защита перешла к вопросу о характеристике личности Феруза. «Басманный суд не дал оценку личности Нурматова — он не судим, соблюдал миграционные правила, имеет работу, помогает матери-инвалиду II группы», — рассказали адвокаты журналиста.

Судья попросила подтвердить, что Феруз действительно работает в «Новой газете». Специальный корреспондент «Новой» Елена Костюченко дала свидетельские показания, что Феруз работает в их издании в качестве стажера, получая стипендию 30 тысяч рублей. У редакции есть доказательства, что он помогал матери, высылая ей деньги на операцию по удалению катаракты. Сама мама журналиста только выехала из Горно-Алтайска, так как не может летать самолетом из-за искуственного клапана в сердце.

Защита отметила, что судья Карпов не проверил объективность заявлений об угрозе жизни и здоровью журналиста в Узбекистане. «Административное выдворение — несправедливая мера», — считает адвокат Шишов, ссылаясь на решение Верховного суда по другому аналогичному делу. Защита попросила отменить решение Басманного суда, обращаясь к тексту Женевской конвенции, в котором сказано, что беженцев запрещено выдавать государству, из которого он сбежал и на которое подал жалобу.

Последним доводом юристов стало срочное решение ЕСПЧ о запрете высылки Али Феруза по правилу 39 регламента Страсбургского суда. Судья Панкова запросила оригинал этого решения, но адвокаты объяснили, что оно выносится в срочном порядке и высылается по электронной почте. В связи с отсутствием одного из важнейших для дела документов судья решает перенести дальнейшее рассмотрение дела на следующее утро. Когда заседание закончилось, Феруз попытался воспользоваться моментом и показал своим адвокатам синяки от побоев на спине, которые ему нанесли во время конвоирования, но приставы оградили журналиста и не дали никому заснять оставшиеся от ударов гематомы. Затем Феруза вывели из суда и увезли в спецприемник.

Журналисты, посетившие процесс, отметили, что судья решила ответственно подойти к рассмотрению жалобы Феруза. «Чего только стоит ее собственное решение о переносе заседания на другой день. Уже очевидно, что это не Басманный суд, где все рассматривается за 15 минут», — рассказал корреспондент «Радио Свобода».

«Судья не перебивает, не давая вставить слова, она пытается разобраться в деле, во всех документах», — подчеркнул журналист «Польского телевидения».

«Решение суда несправедливо, немотивированно жестоко. Выдворение Али больно ударит не только по нему самому, но и по его престарелой матери-инвалиду, проживающей на Алтае. С учетом запрета ЕСПЧ о выдаче Али в Узбекистан — решение Басманного суда о его выдворении с помещением в Сувсиг является неисполнимым. Кроме того, Али неоправданно долго может содержаться в Сувсиге с учетом длительных сроков рассмотрения жалобы ЕСПЧ», — прокомментировал дело своего подзащитного юрист Филипп Шишов.

После суда несколько человек встали в одиночные пикеты у входа в Мосгорсуд. После того, как акция закончилась и участники сели возле забора покурить, к ним подошло двое сотрудников полиции. Патрульные сообщили, что им поступила жалоба на пикетчиков. Под предлогом административной ответственности за курение в общественном месте полицейский забрал паспорт у сотрудницы Bird In Flight Алены Агаджиковой, переписал все данные и только после этого вернул.

util