Марат Гельман: «Речной вокзал был единственным шедевром архитектуры в Твери»
 Здание речного вокзала в Твери, 8 августа 2017 года. Фото: пресс-служба МЧС по Тверской области / ТАСС
9 Августа 2017, 19:00

Марат Гельман: «Речной вокзал был единственным шедевром архитектуры в Твери»

Почему объект культурного наследия не удалось спасти

Ночью 8 августа в Твери обрушилось историческое здание речного вокзала. Сооружение, ставшее настоящим символом города, находилось в аварийном состоянии уже больше двадцати лет. В 2011 году галерист Марат Гельман попытался вдохнуть новую жизнь в здание речного вокзала и превратить его в галерею современного искусства, но планы создать в Твери яркий культурный проект в итоге столкнулись с апатией местной власти и безразличием к уникальному памятнику архитектуры.

«Итальянское нечто» на берегу Тверцы

Тверской речной вокзал, на днях превратившийся в руины, стоит в знаковом для города месте: там, где река Тверца впадает в Волгу и где, как считается, в XI веке появились первые тверские поселения. Здесь же стоял Отроч монастырь, в котором в XVI веке, согласно житию, любимый опричник Ивана Грозного Малюта Скуратов задушил главного обличителя царя митрополита Филиппа II из-за отказа благословить его поход на Великий Новгород. В XX веке все монастырские постройки были снесены и на их месте в 1938 году появилось здание тверского речного вокзала — трехэтажная постройка с башней и шпилем, с колоннадой на первом ярусе и арками на втором.

«Это здание — плод больного воображения архитектора, — рассказывает галерист Марат Гельман. — Все говорят, что это сталинский ампир, но это не так. Когда я впервые увидел здание, я подумал, что архитектор „двинулся“ на Италии. Здание речного вокзала — абсолютно фантастическое итальянское нечто, как будто мы живем в теплых краях, как будто переход с улицы в помещение и обратно — совсем не переход. У него фасад несколько раз переходил во внутреннее помещение, а потом обратно в фасад. Это был шедевр, очень изысканное здание».

В 1970-е годы здесь появились причалы: речной вокзал функционировал как транспортный узел и принимал сотни пассажиров. Ближе к концу века пассажирское речное сообщение по Волге было прекращено и с тех пор речной вокзал не использовался по назначению. Сейчас у причала возле здания речного вокзала иногда останавливаются экскурсионные теплоходы.

С 1990-х годов здание находится в аварийном состоянии, хотя и признано объектом культурного наследия регионального значения. О необходимости ремонтировать речной вокзал говорили много лет: правительство Тверской области неоднократно ссылалось на недостаток средств в региональном бюджете, а поиск инвесторов для реставрации ни к чему не приводит — здание якобы «нерентабельно для бизнеса».

Здание речного вокзала в Твери, 8 августа 2017 года. Фото: пресс-служба МЧС по Тверской области / ТАСС

Здание речного вокзала в Твери, 8 августа 2017 года. Фото: пресс-служба МЧС по Тверской области / ТАСС

Новая жизнь на обломках памятника

Днем на речном вокзале в основном бывали любители прогулок по заброшенным местам и молодожены в поисках необычной фотосессии, по вечерам на этом, казалось, забытом всеми пустыре в самом центре Твери можно было окунуться в ночную жизнь города: «на речном», как принято говорить у тверитян, собирались компании молодых людей, сюда приезжали стритрейсеры, громко включали музыку, выпивали и весело проводили время. «Речной» стал идеальным местом для встреч: с полуразбитых лавочек на причале открывается прекрасный вид на Волгу и центральную набережную города.

Последний раз попытку реанимировать историческое здание предприняли шесть лет назад: в апреле 2011 года Марат Гельман открыл в Твери центр современного искусства «TverCA». Впоследствии из здания речного вокзала предполагалось сделать полноценный музей, а тогда он стал одной из площадок фестиваля «Верь в Тверь», где оказались инсталляции арт-группы Recycle.

«Мы хотели сделать в Твери культурный центр, в который могли бы приезжать люди в выходной день, — вспоминает Марат Гельман. — Мы предложили создать центр современного искусства «TverCA». Для него мы выбрали речной вокзал — главный, а может быть вообще единственный шедевр архитектуры в Твери. 40 процентов здания оказались в настолько хорошем состоянии, что там можно было сразу проводить выставки и делать работу. Параллельно мы делали исследование здания — остальная часть была в плохом состоянии. Мы обнаружили две основных проблемы: шпиль, который продавливал крышу, и фундамент, который подмывало со стороны реки. Шпиль мы успели поменять, зафиксировали, сделали так называемый герметичный контур, чтобы здание дальше не разрушалось. Мы делали проектные работы, параллельно искали возможности получить деньги на реконструкцию здания из федерального бюджета и у мирового банка (Международный банк реконструкции и развития — прим. Открытой России).

Временное «возрождение» здания не обошлось без финансирования региональной власти: по поручению тогдашнего губернатора Дмитрия Зеленина на проект Гельмана были выделены нужные средства.

Здание речного вокзала в Твери, 2015 год. Фото: Виктория Вотоновская / ТАСС

Здание речного вокзала в Твери, 2015 год. Фото: Виктория Вотоновская / ТАСС

Расшевелить Шевелева

В июне 2011 Зеленин фактически был снят с должности губернатора, а после назначения Андрея Шевелева врио губернатора Тверской области проект остался без поддержки. Летом 2011 года в здании речного вокзала прошло еще несколько выставок и конференций, после чего проект музея современного искусства в здании Речного вокзала был свернут.

«После того, как губернатором стал Андрей Шевелев, я потратил много своего личного времени на то, чтобы этот проект сохранился, но ничего не получилось, — вспоминает Гельман. — Этот губернатор окончил Рязанское военное училище, было ощущение, что он вообще не понимал, о чем я с ним говорю, не понимал, почему вокруг этого здания столько разговоров, а не вокруг других зданий, где площади и высотность больше. Многие говорят, что он во всем виноват — в целом да, но непонятно, как человек таких низких компетенций вообще стал губернатором. Виноваты те люди, которые его сделали губернатором. А он искренне не понимал, о чем с ним Гельман говорит. Он военный человек — его дело разрушать, а не восстанавливать».

В сентябре 2011 Марат Гельман на пресс-конференции в Твери рассказал, что подрядчик, которому был поручен ремонт здания, не смог приступить к работе вовремя и потерял два месяца «из-за пары подписей и печатей». Тогда Гельман связывал это с возможными планами снести речной вокзал грядущей весной, но этого так и не произошло.

Марат Гельман уверен: если бы региональные власти пошли ему навстречу, здание речного вокзала удалось бы спасти: «У меня тогда все-таки были большие возможности. И если бы власти мне тогда хотя бы не мешали... Мне надо было, чтобы они не мешали и иногда подписывали нужные письма, потому что деньги же не может Марат Гельман получить — деньги должна получать власть, а я мог эти деньги как-то организовать, но мне надо было, чтобы они хотели получить деньги. Но даже этого от них не получалось. Когда процесс совсем застыл, в Твери даже общественность сплотилась — была компания „Расшевели Шевелева“, чтобы власть уже наконец приняла какое-то решение».

Здание речного вокзала в Твери, 2015 год. Фото: Виктория Вотоновская / ТАСС

Здание речного вокзала в Твери, 2015 год. Фото: Виктория Вотоновская / ТАСС

Отговорки или сознательное разрушение

Первые признаки обрушения появились 7 августа: на место прибыла полиция и огородила здание лентой. Ночью рухнули перекрытия и южная стена полукруглой секции. Разрушение продолжилось на следующий день: в колоннах второго этажа появились трещины, внешние стены верхнего этажа не выдержали и сломались. Общая площадь обрушения составила 400 квадратных метров. В момент обрушения в здании и возле него никого не было, никто не пострадал. Сейчас территория речного вокзала оцеплена, доступ туда закрыт.

8 августа губернатор Тверской области Игорь Руденя поручил региональному следственному комитету провести проверку по факту обрушения здания. Но главную проблему — что будет дальше с речным вокзалом — решит рабочая экспертная группа. Среди возможных вариантов рассматривается снос здания полностью.

По оценкам местных властей, восстановление здания после обрушения обойдется в 500 миллионов рублей. Однако перспективы ремонта сомнительны: до разрушения называлась цифра в 300 миллионов рублей, но даже тогда властям не удалось найти инвесторов.

Марат Гельман убежден, что необходимые средства можно было бы найти, если бы власть всерьез занялась поиском реальных возможностей, а не рассуждениями о мифических «инвесторах»: «Это полная некомпетентность этих людей. Есть Минрегионразвития, есть Минкульт, есть мировой банк (МБРР — Открытая Россия) — у всех них есть соответствующие программы. Инвесторов можно было искать вдобавок к этому. Этот вокзал сделан так, что там огромные открытые террасы — помимо культурного центра там можно было бы построить самый крутой в Твери ресторан — сразу пришли бы инвесторы. Я не бюрократ, но мне кажется, что за все это время я больше них стал понимать, что надо было делать. Либо это просто отговорки чиновников, либо это сознательное разрушение — потому что это лучшее и самое дорогое место в Твери, может быть, оно кому-то нужно было, и они хотели расчистить и построить там свой дворец или торговый центр».

Вечером 8 августа неравнодушные граждане устроили акцию возле оцепленного здания. На импровизированные «похороны» речного вокзала пришли несколько десятков человек: на лестнице, ведущей к зданию вокзала, жители Твери выложили из свечей слово «Речной», на ограничительных лентах повесили плакаты и рисунки речного вокзала с надписями «Вы убили меня» и «Я устал жить. Без вашей помощи я умер».

util