Правозащитник Юрий Галле: «Трупы для этой колонии — норма»
 Фото: Thomas Peter / Reuters
10 August 2017, 20:08

Правозащитник Юрий Галле: «Трупы для этой колонии — норма»

Более ста заключенных выступили против пыток и издевательств в кемеровской колонии

В начале августа 2017 года против начальника управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) по Кемеровской области Константина Антонкина было возбуждено дело. Генерал-майора подозревают в получении взятки в особо крупном размере. Сейчас генерал-майор Антонкин находится в СИЗО. По словам эксперта движения «За права человека» Юрия Галле, бывшего начальника ГУФСИН «поймали с поличным», однако велика вероятность того, что наказания он сможет избежать.

Правозащитник рассказал Открытой России, что дело против Антонкина напрямую связано с сообщениями о пытках и издевательствах в Исправительной колонии № 44 в городе Белово Кемеровской области. О пытках в ИК-44 неоднократно заявляли заключенные и их родственники. Они направили коллективное письмо (текст есть в распоряжении редакции. — Открытая Россия) в прокуратуру, следственный комитет и совет по правам человека при президенте.

Константин Антонкин (в центре). Фото: 42.fsin.su

Константин Антонкин (в центре). Фото: 42.fsin.su

Галле отмечает, что после коллективной жалобы генеральному прокурору Юрию Чайке было возбуждено четыре уголовных дела против сотрудников, обвиняемых в избиении заключенных и получении взяток, однако до приговора дошло только одно — начальника отряда Головачева осудили на три года колонии общего режима. По словам Галле, эти дела — лишь «капля в море беззакония» УФСИН по Кемеровской области. Правозащитникам, несмотря на запросы, прокуратура не дает информации о ходе этих дел.

«Подписи заключенных добывали всеми правдами и неправдами: люди их там в носках выносили, целая эпопея, — рассказывает Галле. — Многие документы администрация „теряла“, просто уничтожала. Большая часть подписавшихся потом была рассеяна по всей стране, по самым изуверским колониям. Кому-то почки отбили, кого-то покалечили. Один сейчас, по моей информации, лежит в коме. Некоторые потом отказались от своих подписей — понятно, что под пытками. Все это, конечно, делалось при покровительстве Антонкина».

Первый зам № 1

До 2016 года заместителем начальника колонии по безопасности и оперативной работе был Константин Носарев. По словам Галле, именно под его покровительством сотрудники спецназа «Кедр» в 2013 году похитили и избили правозащитника Алексея Дмитриева. Дмитриев тогда работал над уголовным делом против должностных лиц ИК-5 города Кемерово, в которой убили заключенного. Носарев в 2013 году служил в ИК-5.

Избитый Алексей Дмитриев. Источник: echo.msk.ru

Избитый Алексей Дмитриев. Источник: echo.msk.ru

«После этого Носарева из ИК-5 убрали, а через некоторое время мы заметили, что этот садюга оказался начальником другой колонии и там начал зверства и пытки», — рассказывает Галле.

Большинство случаев избиения связаны с деятельностью так называемых секций дисциплины и порядка. Они формируются из заключенных-активистов, которым администрация передает широкие контрольные и распорядительные полномочия. С 1 января 2010 года подобные объединения в российских колониях запрещены, однако на деле они продолжают существовать. ИК-44 не стала исключением: в письме заключенные рассказывают, что, активисты могут искалечить зека за жалобу на сотрудников ФСИН и запрещают даже подходить к почтовому ящику.

Жена одного из осужденных пишет в заявлении, что ее мужа, Романа Малютина, в январе 2016 года сотрудники колонии забили до смерти. Мужчина без сознания пролежал в коридоре несколько часов без медицинской помощи. Через некоторое время его все же увезли в реанимацию городской больницы, где он умер не приходя в сознание. Ни больница, ни сотрудники ИК-44 родственникам о произошедшем не сообщили.

Первый зам № 2: «превзошел своего учителя»

В июне 2016 года на смену Носареву, который теперь, по информации Галле, возглавляет охранную фирму, пришел Александр Штойко. «Носарева он, конечно, в плане садизма переплюнул», — говорит правозащитник.

Галле рассказывает, что, несмотря на возбуждение двух уголовных дел против Штойко по фактам коррупции и избиения заключенного Дениса Газутдинова, он продолжает занимать свой пост.

Второе уголовное дело на Штойко было заведено после публикации в интернете аудиозаписи его разговора с заключенным Дмитрием Курасовым (отвечал в колонии за строительство бараков). На ней Штойко говорит о вымогательстве денег у заключенных. Курасов также записал видеообращение о фактах коррупции в колонии. «Он пытался донести до этого садиста, что бараки, которые приходится строить из мусора, без фундамента, могут в любой момент обрушиться. Курасов — профессиональный строитель, не хотел участвовать в этом будущем убийстве, — говорит Галле. — А Штойко совершенно наплевать: трупы для этой колонии — норма. Только мне известны семь случаев за последние полтора года».

в этом фильме фрагментарно присутствует аудиозапись разговора Дмитрия Курасова и Александра Штойко, с 2:37в этом фильме фрагментарно присутствует аудиозапись разговора Дмитрия Курасова и Александра Штойко, с 2:37

Сейчас Курасов, а также поддержавший его заключенный Нацаев уже около полугода находятся в «каменном мешке» ШИЗО. По имеющейся информации, Курасов проводил голодовку. Связаться с заключенными у правозащитников возможности нет.

До Курасова вымоганием денег по принуждению администрации в ИК-44 занимался заключенный Максим Сапко. После конфликта с Штойко он попал в карцер, где на следующее утро мужчину нашли мертвым. Галле опасается, что Курасову сейчас тоже угрожает смерть.

util