Бан-машина кандидатов: активистов удаляют из проекта Дмитрия Гудкова из-за разногласий с Максимом Кацем
 Сбор подписей в поддержку муниципальных кандидатов от штаба Дмитрия Гудкова. Фото: http://mundepday.gudkov.ru/
11 August 2017, 20:03

Бан-машина кандидатов: активистов удаляют из проекта Дмитрия Гудкова из-за разногласий с Максимом Кацем

Активисты, желающие стать муниципальными депутатами, сталкиваются с «кацизмом»

Экоактивист, участник движения в защиту Химкинского леса и кандидат в совет депутатов муниципального округа Хорошево-Мневники Ярослав Никитенко ночью 9 августа в своем фейсбуке сообщил о том, что не будет участвовать в выборах. Активист был зарегистрирован в проекте Дмитрия Гудкова по подготовке кандидатов в муниципальные депутаты на выборах в сентябре 2017 года, однако менеджер проекта Максим Кац отказался поддерживать команду с участием Никитенко. По словам активиста, подобная ситуация с «выпиливанием» кандидатов из проекта Гудкова из-за личных разногласий с Кацем сложилась в нескольких районах Москвы.

Проект Дмитрия Гудкова для выдвижения демократических кандидатов на выборах муниципальных депутатов стартовал в июне 2017 года. Сегодня на сайте зарегистрировано 1017 кандидатов в депутаты в 125 районах Москвы. Основной акцент авторы проекта делают на том, что они помогают именно независимым кандидатам и планируют создать своеобразный противовес претендентам от парламентских партий. На сайте проекта написано: «Достаточно быть честным, независимым человеком и придерживаться демократических взглядов. Если вы любите Сталина или Путина, то мы не сможем вас поддержать».

Сбор подписей в поддержку муниципальных кандидатов от штаба Дмитрия Гудкова. Фото: http://mundepday.gudkov.ru/

Сбор подписей в поддержку муниципальных кандидатов от штаба Дмитрия Гудкова. Фото: http://mundepday.gudkov.ru/

«По всей Москве очень много людей зарегистрировались кандидатами в муниципальные депутаты, — рассказывает Ярослав Никитенко. — У нас в Хорошево-Мневниках на 15 мандатов 85 человек — это огромная цифра. У нас ТИК утверждал плакат, туда даже фотографии кандидатов не влезли — настолько много кандидатов. Избиратель, когда придет голосовать, не будет все это вычитывать. А если будет низкая явка и административный ресурс приведет своих, все остальные голоса „размажутся“. В нашем округе № 2 примерно тридцать кандидатов. Из них, понятно, 5 единороссов, 5 еще каких-то связанных с властью и довольно неплохое количество нормальных кандидатов. Все нормальные люди собираются в команды по пять человек — по количеству мандатов в округе. Избиратели должны будут проголосовать за этих пять человек, потому что, если будет меньше, то голоса потеряются. Просто печатается листовка, человек приходит с ней на избирательный участок и ищет в огромном бюллетене эти пять фамилий с листовки. То есть смысл этой команды — единый агитационный материал».

По словам Никитенко, каждую команду утверждает штаб проекта, и если возникают претензии к кому-то из кандидатов, то вся команда рискует остаться без поддержки проекта. «Я зарегистрировался в проекте месяц назад. Потом меня изгнали из районного чата в Telegram, в результате у меня практически не было коммуникации с командой, потом меня убрали из проекта. Проблема в том, что это было решение не самой команды, а скорее Кац вынудил их, потому что их со мной просто не согласовали бы».

Никитенко предполагает, что одной из возможных причин удаления из проекта стало нежелание лично Максима Каца оказывать ему поддержку — ранее у них были разногласия по ситуации с застройкой парка на улице Живописная в районе Щукино. «Мы с ним переписывались в чате Щукино, Кац защищал застройку на Живописной, а я защищал парк на Живописной. Но я не знаю, можно ли это считать конфликтом: если у людей две разных точки зрения — это нормально для дискуссии. Правда меня он удалил потом из этого чата. Если такие разногласия влияют на такие серьезные вещи как муниципальные выборы, то это очень странно. Потому что проект позиционируется как общемосковский и общеполезный».

Подобная ситуация, по словам Ярослава Никитенко, сложилась и в других районах Москвы. Александр Шляпин, кандидат в депутаты в районе Арбат, также решил отказаться от участия в выборах. На своем сайте он рассказал о том, что участников проекта удаляли из чатов без каких-либо объяснений: «Для каждого района у проекта был отдельный чат, и однажды, зайдя в чат нашего района, я увидел, что одного из кандидатов удалили, и дипломат штаба написал, что данный кандидат отказался от участия в проекте. Я позвонил этому кандидату и узнал, что на самом деле он не отказывался от участия в проекте. Я написал об этом дипломату — он настаивал на своем. Тогда я написал, что если единственная причина, почему его удалили, это то, что он отказался, то почему бы не взять его обратно, если сейчас он утверждает, что согласен участвовать в проекте. На это дипломат просто промолчал».

Помимо этого, Александр Шляпин рассказывает, что Максим Кац против участи районных активистов выборах: «Кац заявляет, что районные активисты вредны, и что их нужно будет удалять в первую очередь. То есть Кац открыто говорит, что не хочет видеть муниципальными депутатами тех, кто действительно пытается бороться с районными проблемами. Вместо них он, видимо, хочет видеть муниципальными депутатами тех, кто будет активен только в период предвыборной агитации».

Одной из причин участившихся «чисток» Александр называет несогласие кандидатов с позицией Максима Каца по вопросу введения платных парковок. «Например, он удалил одного кандидата и написал в чат, что удалили его за то, что тот „форсит какую-то мутную организацию“. И только в личной с дипломатом проекта этот кандидат узнал, что его удалили за мнение против платных парковок».

В Басманном районе в депутаты выдвигается активист и фигурант «болотного дела» Николай Кавказский. По его словам, он не был зарегистрирован в проекте Гудкова и хотел создать команду с кандидатами-участниками проекта, но штаб был против коалиции со сторонним кандидатом. Кавказский после этого решил зарегистрироваться в преокте Гудкова, но, по его словам, Максим Кац заблокировал его встпуление. Кавкзский написал об этом пост в фейсбуке, где пользователи в комментариях предлоижили Максиму Кацу рассказать свое мнение об этой ситуации, однако Кавказский сообщил, что Кац забанил его и не сможет увидеть комментарии.

Сам Максим Кац рассказал Открытой России о том, что Ярослав Никитенко «качал права» и «выяснял отношения»: «Бывают люди, работа с которыми слишком накладна при таком масштабном проекте из-за их желания повыяснять и поскандалить, покачать права и т.д. Это как раз тот случай, поэтому я его с платформы удалил. Кроме всего прочего я ему ещё и лично не нравлюсь, о чём он периодически тоже в паблик пишет. Раз я ему не нравлюсь, то он на выборы может идти без моей помощи, я думаю. Кроме того, он неоднократно грозился публичными скандалами, которые наступят при разных обстоятельствах, собственно что он сейчас и реализует. Мы на всякий случай держимся подальше от людей, которые грозятся публичными скандалами. Команда в Хорошево-Мневниках была довольна таким решением, я с ними обсудил.

Фото: Ярослав Никитенко / Facebook

Фото: Ярослав Никитенко / Facebook

Мы (с Дмитрием Гудковым — Открытая Россия) как два автора проекта ещё на старте договорились, что у каждого право вето по поводу людей, которых мы поддерживаем — если один против, то не поддерживаем».

По словам Каца, Гудков не против участия Ярослава Никитенко в проекте. Ярослав Никитенко говорит, что Гудков дважды просил Максима Каца, чтобы тот вернул его в проект: «Кац был против и всё. Каких-то нормальных, адекватных аргументов у него не было, это фактически его личное решение. Он мне так и сказал: я менеджер проекта, это мое решение. Сомнительный критерий отбора для такого общественного проекта».

Свое решение вообще отказаться от участия в выборах муниципальных депутатов Ярослав Никитенко объясняет тем, что не хочет создавать ситуацию, когда голоса «размоются» между «хорошими кандидатами»: «важно идти командой (в агитационных материалах 5 фамилий, которые избиратель потом отыщет в огромном бюллетене). Но если оппозиционных кандидатов будет больше, то их голоса размоются между всеми — а нужно, чтобы было пять сильных кандидатов, которые смогут обойти тех, за кого пригонит голосовать партия власти. Поэтому все хорошие кандидаты должны снять свои кандидатуры в пользу этих пяти — на благо общего дела».

По мнению Никитенко, основная проблема сложившейся ситуации, в том, что на предстоящих выборах несколько демократических команд будут конкурировать между собой на выборах и заберут друг у друга необходимые голоса избирателей: «Кандидаты Гудкова позиционируются как демократические активисты, для них идет сбор средств, и они могут быть помехой командам активистов. Например, в Крылатском районе есть инициативная группа, защищающая Крылатские холмы от застройки. Это очень сильное движение, они десятки тысяч подписей собирали, они очень активные. Они тоже зарегистрировались на сайте Каца, но потом их удалили, и вместо них выставили фактически каких-то спойлеров. Кац пишет, что активисты им не нужны, а если люди не активисты, то они фактически ничего не делали в районе, их очень мало кто знает, у них изначально ниже уровень поддержки и доверия со стороны жителей. Есть риск, что они не пройдут». Если при низкой явке идут две команды, примерно с одинаковой общедемократической аудиторией, то фактически это максимальная угроза для всех кандидатов быть неизбранными".

util