Аркадий Бабченко: «Просто задавили грузинов толпой»
 Российские войска на пути в Цхинвал, 12 августа 2008 года. Фото: Василий Федосенко / Reuters
12 Августа 2017, 10:00

Аркадий Бабченко: «Просто задавили грузинов толпой»

Военный журналист вспоминает о «блицкриге» российских войск в августе 2008 года

Девять лет назад, 12 августа 2008 года, завершился один из самых скоротечных вооруженных конфликтов в истории постсоветской России. Грузинская армия потерпела поражение в боях с российскими войсками и южно-осетинскими вооруженными формированиями и была полностью вытеснена и Южной Осетии.

В итоге войны Тбилиси окончательно потерял контроль над Южной Осетией и над теми территориями Абхазии, в которых ранее дислоцировались грузинские подразделения. Спустя несколько недель после окончания военных действий Россия официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии.

Военный журналист Аркадий Бабченко сопровождал российские войска в их осетинском походе. Сегодня от делится с Открытой Россией своими воспоминаниями о короткой августовской войне и причинах победы российской армии.

Аркадий Бабченко. Фото: личная страница в Facebook

Аркадий Бабченко. Фото: личная страница в Facebook

— Насколько российская армия времен августовской войны 2008 года отличалась, с одной стороны, от армии времен Второй чеченской войны, и, с другой стороны, от армии времен войны на Донбассе?

— Российская армия времен войны с Грузией от российской армии времен Второй чеченской войны не отличалась ничем. Это было еще до армейской реформы и все было, в целом тоже самое, что и во «второй Чечне». Те же самые срочники в отвратительном по качеству камуфляже, в кирзовых сапогах, забитые, зашуганные, голодные. Помню, как какой-то парнишка, солдат, когда колонна остановилась, побежал в соседний сад нарвать яблок, чтоб хоть чего-нибудь пожрать. Небоеспособная толпа мальчишек с автоматами. Пока мы ехали от Владикавказа до Цхинвала, я повстречал по пути как минимум десяток аварий. Машины сваливались под откос, переворачивались — ими просто не умели управлять.

Когда 58 армия пошла захватывать Гори, она шла по старым картам. Помню, колонна пропустила поворот, заехали туда, куда не нужно было заезжать, попала в засаду. Авиаприкрытия не было, и все это, конечно, были жалкие рыдания.

Российские войска в Южной Осетии, август 2008 год. Фото: Денис Синяков / Reuters

Российские войска в Южной Осетии, август 2008 год. Фото: Денис Синяков / Reuters

— А на Донбассе в 2014 году мы видели уже другую российскую армию?

— Да, там была уже совсем другая армия. Путин понял, что такое силовики. Мне кажется, у него это понимание произошло где-то в 2012 году, когда он увидел, что силовой блок, в случае чего, будет главной его опорой. Он тогда влил в армию, в спецслужбы, в МВД столько денег, что гаишники даже перестали в Москве брать взятки. Даже с российским уровнем распила деньги до армии все же дошли, она была реформирована. Причем реформирована очень прилично.

— Была ли победа над Грузией в 2008 году обусловлена чем-то, кроме подавляющего количественного превосходства российской армии?

— Нет, никаких других причин не было. Просто задавили грузин толпой. Надо понимать, какое колоссальное количество российских войск вошло в Южную Осетию. От Владикавказа до столицы Южной Осетии Цхинвала расстояние примерно 180 километров. И на протяжении всех этих 180 километров по трассе мы обгоняли колонны военной техники. Техника в Цхинвал входила несколько суток.

Сам Цхинвал — город размером примерно с Садовое кольцо, или, может даже с Бульварное кольцо. И он весь, полностью, был забит войсками.

— Как можно оценить действия грузинской армии в ходе той войны?

— Я, честно говоря, от грузинской армии ожидал большего: все-таки с ней до этого уже работали американские инструкторы, были уже какие-то завязки с НАТО. Но ведь армия Грузии всерьез не готовилась к этой войне, и по-настоящему эффективного сопротивления оказать не могла. Местами, конечно, грузинские военные проявляли себя неплохо. Однако в целом грузины, конечно, воевать по-настоящему не стали.

Грузинские солдаты после российской бомбардировки в Гори, август 2008 года. Фото: David Mdzinarishvili / Reuters

Грузинские солдаты после российской бомбардировки в Гори, август 2008 года. Фото: David Mdzinarishvili / Reuters

— Не было политической воли руководства или не было ресурсов для войны?

— Не было и того, и другого. И еще не было воли самого грузинского общества к сопротивлению.

— С чего началась война с Грузией? Виновата в этом только лишь так называемая «имперская политика» России, или же правительство Михаила Саакашвили в начале августа 2008 года тоже толкало ситуацию к войне?

— Все это началось вовсе не 8 августа 2008 года. Активная фаза конфликта началась 1 августа, когда был подорван бронетранспортер с грузинской полицией, после чего начались локальные стычки. Но и до этого ситуация тлела годами, потому что Москва провоцировала ее годами. Были и полеты самолетов в грузинском воздушном пространстве, и воздушные удары по грузинским радарам и так далее. То есть да, это имперская политика России, которая годами провоцироваа Грузию, и, в конце концов, спровоцировала.

— Почему 9 лет назад танки остановились, почему операция не была завершена в Тбилиси?

— До Тбилиси могли бы дойти без проблем. За пару суток бы дошли. Но в ситуацию вмешались немецкий канцлер Ангела Меркель и тогдашний французский президент Николя Саркози, договорились с Дмитрием Медведевым, который тогда занимал в России президентский пост. И только это спасло ситуацию.

util