12 August 2017, 14:00

Свалки размером с Крит: как Россия утопает в мусоре

Почему россияне не готовы к раздельному сбору бытовых отходов

Разноцветные мусорные баки для стекла, пластика и пищевых отходов давно стали привычной частью жизни американцев и европейцев. В США в сфере раздельного сбора мусора и его утилизации работают почти 2 миллиона человек. Там действует 56 тысяч предприятий, годовой оборот которых составляет почти 240 миллиардов долларов. В России же дела обстоят иначе.

Свалка как греческий остров

Ежегодно российская семья из четырех человек выбрасывает примерно 150 килограмм пластмасс, почти 100 кг макулатуры и 1000 стеклянных бутылок. Получается, что на каждого россиянина приходится по 400 килограммов мусора в год. Такие данные приводит Минприроды.

По данным Гринписа, в России насчитывается более 14 тысяч крупных свалок, а их площадь составляет более 4 миллионов гектаров. Размер острова Крит — примерно 900 тыс. га. Получается, места захоронения мусора в России в четыре раза больше, чем греческий остров. При этом, каждый год их площадь бытовых отходов увеличивается почти на полмиллиона гектаров.

Практически весь мусор, который мы выбрасываем, отправляется на свалки или полигоны, потом его закапывают в землю. Меньше 2% бытовых отходов сжигается, почти 4% — перерабатывается. Все способы, кроме переработки, наносят большой вред окружающей среде.

Прессованный мусор на территории мусоросортировочной станции. Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

Прессованный мусор на территории мусоросортировочной станции. Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

Самый опасный материал — стекло. Изделия из него не разлагаются и могут храниться в земле тысячелетиями. Например, в Москве по данным отдела МЭЛЗ «Эко-стекло» ежемесячно на улицах оказывается 50–70 тысяч тонн битого стекла. При этом, собирают примерно 30%, остальное хранится на полигонах.

Разделяй и перерабатывай

Экоактивист, руководитель движения «Мусору.нет» Денис Старк рассказал Открытой России, чем опасно сжигание и складирование мусора. «Отходы, которые попадают на свалку не отделяются. Там есть батарейки, ртутные лампы, термометры, лакокрасочные изделия. Это представляет собой химическую опасность. Если это попадает в полигон, то потом распространяется в воду и воздух. Тоже самое происходит на мусоросжигательных заводах. И складирования и сжигание — опасный процесс, который загрязняет воздух, воду и почву», — утверждает Старк.

Самый щадящий природу способ, который используют цивилизованные страны, для утилизации отходов — вторичная переработка. При таком методе утилизации, мусор разделяют по видам его происхождения. Потом из него создают новые вещи. Например, из 1 килограмма макулатуры можно напечатать три журнала. А из 5 пластмассовых бутылок можно сделать лыжную куртку.

В России система раздельного сбора мусора не введена, хотя разговоры о ее необходимости велись с начала распада Советского Союза. Как рассказал экоактивист Старк, российское общество не готово к сортировки бытового мусора: «Как только человек выкидывает свои бытовые отходы в мусоропровод, он об этом забывает. Люди думают, что это не их дело. Поскольку им на этот вопрос наплевать, чиновники и бизнесмены могут делать проекты не в интересах населения».

По мнению защитника природы, в землю закапывается огромное количество ресурсов, а российским предпринимателя проще добыть нефть и сделать новый пластик, чем перерабатывать старый. «Дешевле, чем просто взять самосвал и вывезти мусор на поле, ничего нет. Конкурировать с таким варварским обращением мусора невозможно. В передовых странах нельзя вывозить отходы на полигон, а если и можно, то за большие деньги. Например, 1000 евро за тонну отходов. Тогда компаниям становится выгоднее сортировать мусор. У нас же размещение стоит 600 рублей. Понятно, что дешевле просто вывести и свалить мусор в кучу», — рассказал Старк.

«Люди раздельно, а мусор перемешан»

Нельзя ждать от бизнеса, что он вложит большие инвестиции в переработку отходов, утверждает экоактивист: «В России никто не думает о том, чтобы вложить большие деньги в переработку. Все считают свою сегодняшнюю прибыль. Инвестировать может государство, но оно вкладывает деньги в мусоросжигание. Движение в сторону отдельного сбора и переработки сейчас в основном происходит за счет волонтерских организаций. У нас люди разделены, а мусор перемешан. Должно быть наоборот».

Пункт раздельного сбора мусора в Ясенево. Фото: Наталья Гарнелис/ТАСС

Пункт раздельного сбора мусора в Ясенево. Фото: Наталья Гарнелис/ТАСС

Несколько российских компаний пытаются реализовать программу раздельного сбора мусора и его переработки на территории страны. Однако, это небольшие предприятия. Например, московская компания «Хартия» собирает мусор на востоке Москвы. Там установлены контейнеры для разного вида бытовых отходов. После сбора, их отправляют на сортировочную станцию и переработку. Конечно, это успехи, но по сути — капля в море мусора.

Не всегда в России были большие проблемы с раздельным сбором мусора. Так, в СССР был налажена работа пунктов приема стеклотары. Каждый советский гражданин, от дворового парня до рабочего, понимал, что может сдать бутылки и получить за это деньги. Цена тары зависела от ее размера и предназначения: 17 копеек за винную бутылку, 20 — за литровую молочную и 15 — за полулитровую. Получается, что можно было сдать две бутылки из-под молока и купить новую пачку за 28 копеек.

В августе 2017 год депутат Заксобрания Ленобласти Владимир Петров предложил возобновить возврат стеклянных емкостей в России. По мнению парламентария, необходимо установить автоматы для приема пустых бутылок в крупных торговых точках и ввести залоговую стоимость стеклотары, которую граждане смогут вернуть после сдачи бутылки.

util