Нателла Болтянская: кому-то очень надо получить показания любым путем
 Полицейский около здания Следственного комитета во время отправки Кирилла Серебренникова на Петровку, 38. 22 августа 2017 года. Фото: Кардашов Антон / Агенство Москва
23 August 2017, 09:00

Нателла Болтянская: кому-то очень надо получить показания любым путем

Планируют ли власти показательно посадить Серебренникова?

Задержан режиссер Кирилл Серебренников. Он подозревается в хищении и мошенничестве. По этому делу уже есть целый кластер и группа подозреваемых. Бухгалтер Нина Масляева, арестованная ранее, в интервью «Дождю» сказала важные слова: «Я — простой человек, наемный работник, поэтому меня и кинули в тюрьму. Я готова на все, сотрудничать со следствием, лишь бы меня отпустили». Положение Масляевой осложнено собственным нездоровьем и тяжело больным отцом, который находится у нее на иждивении. И «готова на все» в данной ситуации — не фигура речи.

До этого, по словам адвоката Юрия Лысенко, следователи допрашивали 20-летнюю Марину, дочь еще одного фигуранта этого дела — бывшего гендиректора «Седьмой Студии» Юрия Итина. Адвокат утверждает, что ее вынудили дать показания против отца. То есть, вы ж понимаете, — приходит с работы гендиректор и дочери за чаем говорит: ну, сегодня я маловато похитил.... Всерьез представить такое нельзя. Зато всерьез можно представить себе, что кому-то очень надо получить показания любым путем. И понятно, на кого. И это история не о деньгах. Можно верить или не верить Навальному, когда он публикует расследования ФБК, можно вообще не воспринимать его серьезно, но, когда идут обвинения от электората в столь масштабных хищениях в адрес далеко не последних лиц страны, честный государев человек молчит лишь в одном случае — когда ему нечего ответить. И, заметьте, прекрасно себя чувствует при этом.

Максимальное противодействие Навальным расследованиям выглядит так: всячески воспрепятствовать получению информации, а потом запинать тех, кто все-таки стремится эту информацию получить. В конце концов, что плохого в том, что гражданин страны хочет узнать, каковы масштабы и, главное, каково происхождение роскоши, в коей обитает спикер, министр, премьер или даже, не побоюсь этого слова, президент?

Декларации, которые можно увидеть, гражданина страны не убеждают. Но никто из власти не подает в отставку, не стреляется и вообще ухом не ведет. Это мое, мол, и не ваше собачье дело, откуда. В такой ситуации дезавуируются все, понимаете, все дела о хищениях, мошенничестве и коррупции. Древняя как мир схема — человек делает и говорит что-то неугодное власти — по букве закона ему можно, конечно, пришить, например, экстремизм, нарушение закона о публичных мероприятиях или даже подкинуть наркотики, но лучше идти проверенным путем.

Надо сказать, что беда коррупции не только в том, что кто-то получает деньги ни за что, или за исполнение уже оплаченных работодателем обязанностей или же, наоборот, за неисполнение этих обязанностей.... Беда в том, что в результате коррупции принимаются неоптимальные решения. А неоптимальных решений мы с вами видим ежедневно сколько угодно. И подталкивают нас к этим неоптимальным решениям ежедневно.

Коррупция становится удобным инструментом для проведения любой необходимой власти линии. Если коррупция повсеместна (а повсеместна она в силу того, что ей всячески содействуют), то мошенником может оказаться кто угодно. На этот крючок ловится каждый. И не чирикай. С одной стороны, мир при наличии интернета становится очень открытым. А это ужасно неудобно для ручного управления огромной державой. Отсюда — насаждаемое мракобесие, стремление ограничить угол зрения у тех, кто что-то хочет увидеть. Ну, мало волнует их, поверьте, тема пропаганды гомосексуализма. Но запрет этой пропаганды — способ «протащить» дальнейшее ограничение доступа к информации. Они опираются на ксенофобию охлоса, запрещая то, что может раздражать этот охлос. А потом, шаг за шагом, начнут запрещать и все, что захотят. Уже начали. Скандал вокруг постановки Серебренниковым «Нуреева» не забыт. И благодаря интернету любой желающий видит беспомощность официальных объяснений отмены премьеры. И Серебренников становится все неудобнее и неудобнее. А когда задерживают его, неудобного, не скрывающего собственное мнение о направлении развития страны, первая мысль — это какое же высказывание Серебренникова так взвинтило людей в больших кабинетах, что его решили взять за мошенничество?

Кстати, весьма показательна и история с загранпаспортом Серебренникова, изъятым 7 августа для проверки на подлинность. Серебренников — режиссер, ставящий спектакли в разных странах мира. Соответственно, интервью он может давать и оттуда. Ан нет, не пойдет. Серебренникова не подталкивают к эмиграции, ему уже зубы показывают. Стадию выталкивания он прошел ранее. Больше года назад он дал интервью моему коллеге Антону Долину. В этом интервью он говорит: «В какой-то момент надо сказать „Я отсюда никуда не уйду“, когда все кричат: „Да уезжайте отсюда! Не нравится? Валите!“ А я здесь живу и работаю. Мой театр, мое кино. Это и есть моя родина». Ну, видимо, тогда и была пройдена фаза «вали отсюда, а не то...»

В сети уже появилось и вполне себе экстремистское (не по российскому закону, а по сути) обвинение Серебренникова «а вот он сам за Сенцова не заступился, вот, пусть пожинает»... Есть резон? Нет резона. Зуб за зуб в данном случае не работает. Много можно что сказать о деле Сенцова, лучше всех когда-то на эту тему высказался Сергей Адамович Ковалев. Говорил он о делах тех, кто сидел с ним вместе в 36-й зоне в качестве националистов: «... Их сажали за измену родине. Ну, нормально, перед второй мировой пришел к ним Советский Союз и говорит, все, теперь я ваша родина». Серебренников промолчал. Делает это оправданней все, что сейчас творят с ним самим? Нет. Точка.

Следующий вопрос — планируют ли Серебренникова показательно посадить по максимуму? Есть аргументы и «да», и «нет». Да — ибо не услышал предупреждений. Да — ибо шел в противотоке. Да — ибо показательно выпороть этого, чтобы другие боялись. Нет — ибо мир пока открыт, нет — ибо репутация у нашей Фемиды все хуже и хуже... Забавно, но мои «нет» на этом исчерпались. Одно из серьезных отличий современной репрессивной машины в России от аналогичной машины периода советских диссидентов в том, что тогда Советская власть, конспиративно именуемая Софьей Власьевной, довольно нервозно реагировала на упреки и обвинения, и старалась сделать вид, что все законно. Нынешняя, казалось бы, облегченная ее версия, о реноме не печется. Что хочет, то и делает, на глазах у изумленной публики.

Какие были варианты? На самом деле один: не сотрудничать с властью, поскольку схема «кто девушку ужинает, тот ее и танцует» работает в России, как нигде. Я никоим образом не осуждаю Кирилла Семеновича за то, что принимал у этих ребят деньги. Нормальная, кстати, мотивация. Они дадут деньги на мое искусство, и я с его помощью докажу им, насколько они неправы. Но встречная мотивация такова: ах, ты берешь у нас деньги? Ну так транслируй наши месседжи, а то....

Последний момент — а что можем сделать мы с вами? Однажды писатель Владимир Войнович рассказывал об идее, чтобы писательская общественность взяла на поруки Даниэля и Синявского... Хорошая идея. Не сработает ни разу. Да и порук как таковых нет. Но, может, все же попробовать?

util