Российская армия покупает новые танки — правда, не «Армату»
 Российские танки Т-90 во время международного военного форума «Армия 2017» в Кубинке. Фото: Александр Неменов / AFP
26 August 2017, 13:20

Российская армия покупает новые танки — правда, не «Армату»

Почему Минобороны вынуждено было купить нелюбимые им боевые машины

Российское Министерство обороны объявило о закупке новых танков, сообщают «Ведомости». Закупка происходит после паузы длиной в несколько лет. Войскам будут поставлены не знаменитые танки нового поколения «Армата», которые с 2015 года являются предметом постоянного восхваления госпропаганды, а Т-90, прошедший недавно боевое крещение в Сирии. Минобороны приобретет 31 танк — то есть один танковый батальон.

Впрочем, к танку Т-90 слово «новый» применимо весьма условно. Он создавался на закате советской эпохи, в конце 80-х, и первоначально считался даже не новой моделью, а очередной глубокой модернизацией основного танка советской армии Т-72Б. Под индексом «Т-90» танк был принят в 1992 году на вооружение уже российской, а не советской армии.

В 90-х — 2000-х годах Т-90 несколько раз модернизировался и неизменно представлял Россию на различных международных выставках вооружений. Танк пользовался спросом у иностранных покупателей. В больших количествах эти машины купили Индия, Алжир и Азербайджан. Планируют приобрести Т-90 Египет, Кувейт и Вьетнам.

Танк Т-90. Фото: Виталий Кузьмин / Wkimedia Commons

Танк Т-90. Фото: Виталий Кузьмин / Wkimedia Commons

Разумеется, есть Т-90 на вооружении и в России, но в весьма скромных, по меркам российской армии, масштабах: за четверть века их было закуплено в войска около 400 штук (еще 200 на хранении). Основной же танковый парк России — это армады советских Т-72 и Т-80 различных модификаций. Например, около 500 Т-80 стоит до сих пор на вооружении и около 1000 находится на хранении. Цифры по Т-72 и вовсе поражают воображение: по данным Международного института стратегических исследований, около 1000 Т-72 стоит на вооружении, а на хранении — около 7000 единиц.

В 2000-х годах перед российскими военными встал вопрос выбора концепции оснащения танковых войск. Также необходимо было решать судьбу тысяч советских машин. Они, в случае Третьей мировой войны, должны были сквозь разрушенную радиоактивную Европу рваться вперед, в последнем походе к Ла-Маншу. Но история, к счастью, пошла другим путем (по крайней мере, многим так казалось в середине «нулевых») и бронированные армады СССР в постсоветской России стояли мертвым грузом.

Закупать Т-90 в по-настоящему значительных масштабах российская армия очень не хотела, несмотря на давление «Уралвагонзавода» и ВПК в целом. В особенно жестком противостоянии по «танковому вопросу» Минобороны и ВПК оказались во времена прижимистого министра Анатолия Сердюкова. Сам Сердюков в 2011 году отмечал, что Т-90, также как и его советские предшественники Т-72 и Т-80, не соответствует предъявляемым армией требованиям, но в случае войны армия вынуждена будет воевать «тем, что имеется в наличии». Ему вторили и генералы: начальник вооружений Владимир Поповкин говорил, что Т-90 — всего лишь глубокая модернизация танка Т-34, а тогдашний главком Сухопутных войск Александр Постников в выступлении перед Госдумой заявил, что «на самом деле Т-90 является 17-й модификацией советского Т-72». И нельзя сказать, что генерал Постников соврал в этом.

К тому же у Т-90 было очень неприятное для военных соотношения цены и качества. Стоимость одного Т-90 в 2011 году составляла 118 миллионов рублей. Т-90 был дешевле многих современных западных танков, но российские военные увидели куда более выгодный для себя путь обновления бронетанкового парка. Раз Т-90 — лишь глубокая модернизация старого Т-72, то зачем строить с нуля новые Т-90, если можно модернизировать до их уровня советские «семьдесят вторые» — благо, на складах и в войсках их скопились тысячи. И эта операция обойдется гораздо дешевле — модернизация Т-72 до сопоставимого с Т-90 уровня в 2013 году обходилась в 52 миллиона рублей. Такой концепции армия начала придерживаться при Сердюкове, она же в целом сохраняется и при министре Сергее Шойгу.

Военный эксперт Павел Фельгенгауэр в интервью Открытой России говорит, что основное производство танков в нашей стране сегодня — это не выпуск новых машин, а модернизация имеющихся танков Т-72 до уровня Т-72Б3.

Танки Т-72Б3 во время парада на Красной площади. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Танки Т-72Б3 во время парада на Красной площади. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

«Т-72Б3 — основной танк, „танк первой линии“. Старые Т-72 модернизируются сейчас до их уровня на „Уралвагонзаводе“. Это довольно глубокая модернизация, похожая на то, что израильские инженеры делали с танками Т-72 в грузинской и азербайджанской армиях. Это улучшение брони, орудия, систем управления, тепловидения, системы „свой-чужой“ и так далее. Взять старый Т-72 и модернизировать его до относительно приемлемого уровня — гораздо дешевле, чем строить новые машины. Эти модернизированные танки массово идут в передовые части: в Первую танковую армию и в Крым — то есть на главные участки возможных военных действий», — рассказывает эксперт.

По его словам, производство ограниченного количества танков Т-90 нужно сейчас для того, чтобы не закрывать производственные линии. «Это ведь должно быть производство непрерывного цикла. Поэтому делают небольшие закупки, чтобы сохранить производство новых танков», — считает Фельгенгауэр.

По мнению другого военного эксперта, Александра Храмчихина, «закупка 31 танка — это и не закупка на самом деле».

«Это мероприятие с целью продвижения Т-90 на экспорт. Как правило, страна-покупатель не будет проявлять интереса к технике, которой нет на вооружении армии страны-производителя. Но для себя Минобороны будет ориентироваться на „Армату“. В нее вложено слишком много средств, и тут пути назад нет», — говорит собеседник Открытой России.

При этом Храмчихин отмечает, что «у „Арматы“ есть некоторое отставание от графиков производства и испытаний», которое связано с тем, что это «слишком сложная техника, танк совершенно нового поколения, не имеющий аналогов». «Такая техника и не может следовать графику — обязательно возникают проблемы», — убежден Храмчихин.

Отставание от графиков действительно есть. В 2015 году планировалось, что первая опытная партия «Армат», которую в сжатые сроки изготовили к параду 9 Мая на Красной площади, будет передана в войска в 2016 году. А изначально партию собирались передать именно в 2015 году. Но по состоянию на середину 2017 года ни один танк в войска так и не поступил и вряд ли поступит до 2018 года. Окончание же массовых поставок, по словам руководства Уралвагонзавода, и вовсе может сдвинуться к 2025 году.

Танки «Армата». Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Танки «Армата». Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Фельгенгауэр скептичен относительно перспектив «Арматы»: «„Армата“ — это, по сути, концепт-кар, да и стоит она сумасшедших денег (около 250 миллионов рублей — Открытая Россия). За деньги, потраченные на один танк „Армата“, можно несколько Т-72 модернизировать до уровня Т-72Б3».

По мнению Фельгенгауэра, в новейшем танке «много еще чего нужно сделать, создать много разных подсистем, без которых „Арамата“ не будет работать, а потом танк долго будут испытывать, и захотят ли его военные — еще большой вопрос».

Александр Храмчихин обратил внимание на то, чем еще, помимо возможностей дешевой модернизации, могут быть ценны арсеналы советских танков для российского политического руководства.

«В любом случае эти машины могут пригодиться, как показывает история со старым советским танком Т-64. Танки Т-64 сняли с вооружения после развала Советского Союза, и никто их не собирался возвращать в войска. Но они все же пригодились, как говорится, „по линии военторга“, на востоке Украины. Хоть их к моменту начала войны в Донбассе уже очень много попилили, но и осталось их достаточно, — объясняет Храмчихин. — И вот вдруг они оказались востребованными в 2014 году. Поэтому нельзя сказать, что машины, оставшиеся в наследство от СССР, лишние. Они могут внезапно, „случайно“ пригодиться».

«Очень много говорится о том, что танки вообще как вид вооружений сами по себе устарели. Однако нет даже намека на то, что их можно чем-то заменить на войне или отменить», — резюмирует эксперт.

Что мы узнали из расследования «Фонтанки» о погибших членах группы «Вагнера»

В официальной статистике Министерства обороны сведений об этих погибших нет. В ведомстве их вовсе назвали «мифом». Как сообщила «Фонтанка», командиры неформальной воинской части знакомы с Путиным. Двое из них являются героями России, еще двое — четырехкратными кавалерами ордена Мужества. Читать дальше...

util