На Дальнем Востоке грозят морем огня
 Иллюстрация: Открытая Россия
29 Августа 2017, 09:00

На Дальнем Востоке грозят морем огня

Эксцентричный президент США и северокорейский диктатор посылают друг другу ядерные сигналы возле российских границ

С момента вступления Дональда Трампа в должность президента США американо-северокорейские отношения непрерывно обострялись. В августе напряженность достигла пиковой точки, после чего наступили кратковременная разрядка и новое обострение.

Похоже, Трамп еще до переезда в Белый дом в январе 2017 года имел четкую стратегию поведения в отношении КНДР: бескомпромиссно давить на режим в Пхеньяне, не вестись на традиционный северокорейский шантаж и не стесняясь угрожать применением силы.

Американского президента можно понять: правящая династия Кимов уже давно испытывает терпение нескольких богатых и могущественных стран, но при Ким Чен Ыне северокорейская проблема явно перестала быть региональной и стала мировой. Именно при Киме-младшем ракетный арсенал Северной Кореи, состоявший из ракет средней и малой дальности, дополнился межконтинентальными баллистическими ракетами Хвасон-14, которые начали испытывать летом 2017 года. Правда, пока практические показатели дальности полета Хвансон-14 сильно уступают заявленным цифрам. Например, по данным Минобороны, во время последних испытаний Хвансон-14, рассчитанная на дальность полета до 10000 километров, пролетела 732 километра (в самой Северной Корее утверждают, что ракета пролетела почти 1000 километров). В Москве даже отказываются считать Хвасон-14 межконтинентальной — по мнению России, это ракета средней дальности. Впрочем, в США благодушия и оптимизма Москвы не разделяют.

Западные эксперты видят одной из причин успехов ракетной отрасли КНДР то, что северокорейцам удалось заполучить мощные советские ракетные двигатели РД-250. По данным Международного института стратегических исследований, базирующегося в Лондоне, «неизвестное количество этих двигателей, вероятно, было приобретено за счет незаконных каналов, действующих в России и / или Украине». Упоминание Украины тут не случайно: РД-250 изготавливался именно там, на предприятии «Южмаш», в городе Днепре (бывший Днепропетровск).

По сообщениям украинских СМИ, агенты северокорейских спецслужб действительно неоднократно пытались добыть секретную информацию с «Южмаша», однако все попытки были пресечены СБУ. Двое арестованных СБУ в 2011 году северокорейских агентов сейчас находятся в заключении. Судя по сюжету CNN, разведчики отбывают наказание в Житомирской тюрьме, в хозяйственной бригаде.

Поставку ракетных двигателей и каких-либо связанных с ними технологий украинские власти категорически отрицают. Секретарь украинского Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов даже заявил, что информация о передаче Украиной ракетных двигателей Северной Корее «не имеет под собой никаких оснований, является провокационной по содержанию и, скорее всего, спровоцирована российскими спецслужбами для прикрытия собственных преступлений».

Действительно, трудно себе представить, что Киев, для которого жизненно необходимы тесное военное и политическое партнерство с США и полное доверие со стороны Запада, решится вдруг заключать такие рискованные сделки с Пхеньяном: финансовая выгода тут абсолютно несопоставима с ущербом стратегического масштаба.

Так или иначе, наличие у Северной Кореи ракет, хотя бы теоретически способных достичь территории США, а также ядерных зарядов, выводит противостояние Пхеньяна и Вашингтона на совершенно иной уровень.

Ким Чен Ын весь август грозился испытать четыре ракеты с учебными боеголовками над Тихим океаном — они должны были упасть в воду в районе принадлежащего США острова Гуам. Трамп в ответ сыпал угрозами и обещал обрушить на КНДР «огонь и ярость, каких не видел мир». В итоге, Пхеньян отложил испытания, но обещал провести их, если США «продолжат свои опасные безумства на Корейском полуострове».

Но уже через несколько дней после того, как Север «сдал назад», Вашингтон совместно с Сеулом начал традиционные ежегодные военные учения в Корее. Со стороны Южной Кореи в учениях участвуют 50000 военнослужащих, со стороны США — 17500. В ответ Пхеньян провел запуски ракет — правда, это были ракеты малой дальности, и запущены они были не в направлении Гуама, а в Японском море. Сразу после этих пусков над столицей Южной Кореи Сеулом были раскиданы тысячи северокорейских листовок, рассказывающих южанам об успешных ракетных испытаниях Севера. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил, что новые испытания проведенные Пхеньяном, являются провокационным шагом. По словам госсекретаря, в ответ на это Вашингтон будет продолжать добиваться мирного урегулирования проблемы.

Иллюстрация: Открытая Россия

Иллюстрация: Открытая Россия

Конфронтация КНДР и США уже сейчас зашла в тупик. У США все меньше времени для того, чтобы положить конец северокорейским ракетной и ядерной программам — а положить им конец можно только уничтожив пхеньянский режим и само северокорейское государство. Чем дольше американская администрация затягивает с военной операцией, сотрясая воздух пустыми угрозами, тем дальше идет вперед КНДР по пути создания полноценного ядерного оружия. Уже через год-два угрожать Пхеньяну будет бессмысленно — КНДР надежно обезопасит себя ядерным щитом.

Разумеется, даже усовершенствованный и увеличенный на несколько порядков ракетно-ядерный арсенал КНДР в случае прямого военного столкновения с американцами не будет способен уничтожить Соединенные Штаты. Но КНДР нанесет американцам ущерб, далеко выходящий за приемлемые для Вашингтона рамки. И сама угроза такого ущерба будет полностью исключать возможность американской военной операции.

Но проблема еще и в том, что режим Кима уже сейчас, скорее всего, гарантировал американцам нанесение неприемлемого ущерба в случае военных ударов по КНДР. Даже если ни одна из северокорейских ракет не долетит ни до одного из американских городов или островов, Север практически гарантированно снесет ядерным ударом с лица земли столицу Южной Кореи — мегаполис Сеул, расположенный прямо возле границы, и, вполне вероятно, сможет дотянуться ядерным пламенем до Японских островов, а также до американских военных баз в Южной Корее. То есть, как минимум сотни тысяч южнокорейцев и японцев, и десятки тысяч американцев должны будут принести свои жизни в жертву во имя решения «корейской ядерной проблемы». Это уже тот самый «неприемлемый уровень ущерба». А еще миллионы жителей КНДР погибнут, когда США обрушат на север полуострова «огонь и ярость, которых не видел мир». Таким образом, если Трамп решится на удар по КНДР уже завтра, эта война станет самой жуткой бойней со времен Второй Мировой.

Впрочем, тупиковость военного сценария вовсе не исключает его реализацию — в годы Холодной войны были Карибский кризис и два Берлинских кризиса, едва не вылившиеся в Третью мировую.

Трудно предсказать и реакцию Китая в случае начала боевых действий. Если войну вдруг начнет Ким Чен Ын, китайцы, конечно, не будут вмешиваться. Вопрос в том, как поведет себя КНР, если операцию начнут именно американцы, став в глазах Пекина «агрессорами». Прагматичное китайское руководство меньше всего заинтересовано во втягивании Поднебесной в вооруженные конфликты (да еще такого масштаба), но они вряд ли будут безучастно смотреть, как американцы огнем и мечом объединяют Корейский полуостров.

-

История, у которой вряд ли может быть хороший финал, разыгрывается прямо возле российских границ. Особенности географического и демографического строения России таковы, что десятки миллионов русских, живущих в Западной Сибири, на Урале и в европейской части страны, относятся к происходящему в Корее как к новостям из Индонезии или Малайзии. Между тем, Россия имеет с Северной Кореей общие сухопутную и морскую границы. Несколько крупных российских городов находится в непосредственной близости от возможного эпицентра ядерной войны. Владивосток и Находку от Кореи отделяет около 200 километров по прямой — а ветер и ядерные осадки имеют обыкновение идти именно по прямой.

Чтобы понять весь драматизм ситуации, можно попытаться представить себе, что ядерными арсеналами угрожают друг другу, например Литва и Белоруссия, и оружие массового поражения начнет применяться в 300-200 километрах от Смоленска и Брянска. Примерно три сотни километров отделяли от Чернобыля Брянщину, пораженную радиацией в апреле 1986 года. До Тульской области, также пострадавший от последствий аварии на Чернобыльской АЭС, расстояние было еще большим.

Российский Дальний Восток стал заложником противостояния между пхеньянским режимом и сразу несколькими странами, обладающими огромным военным потенциалом. Китай, также обладающий ядерным оружием, и имеющий с Россией протяженную общую границу — один и потенциальных участников этого конфликта. Хотелось бы, чтобы Кремль, вместо того, чтобы вершить судьбы Сирии и Ливии , применил свою геополитическую энергию для «разруливания» ситуации в Корее, для спасения российских территорий от возможной ядерной угрозы.

С другой стороны, возможно, что более активная роль Кремля на Корейском полуострове, напротив, только приблизит военную катастрофу.

util