«Это что такое? Ну-ка, выйдите и войдите заново!». Как в Чебоксарах активиста штаба Навального судят за посты «ВКонтакте»
 Алексей Миронов. Фото: личная страница Вконтакте
4 Сентября 2017, 21:42

«Это что такое? Ну-ка, выйдите и войдите заново!». Как в Чебоксарах активиста штаба Навального судят за посты «ВКонтакте»

В Новочебоксарском суде прошло заседание по делу Алексея Миронова. Активиста штаба политика Алексея Навального судят за записи, которые он удалил со своей страницы «ВКонтакте» еще год назад.

17 июня 2017 года у Миронова в квартире устроили обыск: изъяли жесткие диски, три ножа, диск с фильмом и религиозные книги его матери. После этого активиста отвезли на допрос в ФСБ. Там он узнал, что на него завели уголовное дело за уже удаленные записи.

Активисту предъявили обвинение по статье 280 УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») и 282 УК («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Миронов внесен в список террористов и экстремистов и находится под подпиской о невыезде. У него также забрали загранпаспорт.

По словам адвоката Юрия Иванова, заседание по обыкновению начали на 15 минут позже. Координатор местного отделения движения «Открытая Россия» Дмитрий Семенов и координатор штаба Навального Семен Кочкин пришли в Новочебоксарский суд как слушатели.

«Я впервые побывал на заседании, где происходили совершенно фантастические вещи! Судья по фамилии Балясина начала нам зачитывать правила того, как нужно сидеть в суде: буквально не облокачиваться, не закидывать ногу на ногу, сидеть и слушать. Такое впечатление сложилось, что первоклассникам рассказывали, как правильно сидеть за партой», — рассказал Открытой России Семенов.

После этого у судебного пристава появились претензии к координатору отделения «Открытой России». Он начал упрекать Семенова в том, что тот ведет трансляцию через открытый макбук. «Я говорю: „Да посмотрите, подойдите, он у меня даже не направлен на судью“. Балясина на это сказала, что не нужно пререкаться с приставом, он знает свою работу, и он прав», — рассказал координатор. Семенова все-таки заставили закрыть компьютер, а координатора штаба Навального — выключить телефон. Пристав, по словам Семенова, встал сзади активистов «как надзиратель».

Защитник Алексея Миронова ходатайствовал о том, чтобы заседание записывалось на аудио. Юрий Иванов знал, что все залы судебных заседаний оснащены необходимым для этого звукозаписывающим оборудованием. Судью, по словам адвоката, «несколько огорчила» эта просьба: Балясина сослалась на то, что оборудование нужно настроить, но все же объявила перерыв и вызвала специалиста.

«Тот пришёл и после 10 минут ковыряния в компьютере заявил, что „система не видит микрофоны“, и он бессилен что-либо сделать. После этого в удовлетворении ходатайства было отказано», — сказал Иванов.

Во время перерыва Семенов, Кочкин и другие слушатели вышли на улицу: кто подышать воздухом, кто покурить. Когда координаторы вернулись, то выяснили, что заседание уже началось; пристав поторопил их и повел в зал.

«Мы спокойно зашли и как ни в чем не бывало сели. Судья посмотрела на нас и сказала: „А что это вообще такое, как вы себя ведете, ну-ка, быстро выйдите и войдите заново!“. Видимо, она хотела, чтобы мы вышли, прям как в школе постучали в дверь и сказали: „Извините за опоздание, можно войти?“. Мы посчитали, что нас удалили из зала», — рассказал Семенов.

После этого судья, по словам адвоката, сказала гособвинителю, что от свидетелей поступили просьбы сделать заседание закрытым. Балясина спросила, не хочет ли гособвинитель заявить такое ходатайство. Представитель прокуратуры не стал отказывать в этом «свидетелям». Защитник Иванов высказал на это свои возражения. Судья Балясина после непродолжительных раздумий в совещательной комнате решила сделать заседание закрытым. Она объяснила это тем, что двое из четырех свидетелей обвинения — сотрудники ФСБ, профессиональная деятельность которых связана с государственной тайной. Также Балясина сослалась на то, что на процессе рассматриваются экстремистские материалы.

Как утверждает Иванов, в обвинительном заключении содержалась не предусмотренная законом формулировка экстремистского действия: «действия, направленные на насильственную смену власти» в соответствии с пунктом 1 статьи 1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» не относятся к экстремистским. В связи с эти адвокат попросил вернуть дело прокурору.

Балясина снова отказалась удовлетворить ходатайство защитника. «Оно заявлено преждевременно, поскольку обвинительное заключение еще не оглашено», — передал ее слова Иванов. При этом, как объясняет адвокат, ходатайство о возврате дела может быть заявлено еще на стадии предварительного заседания.

После этого допросили свидетелей обвинения — двух сотрудников ФСБ, — и свидетелей защиты — двух знакомых Алексея Миронова. Еще двое свидетелей обвинения, наиболее интересные для адвоката, так и не появились. «Откуда они взялись, мне трудно сказать, но их показания практически идентичны. По-видимому, это лица, каким-то образом сотрудничающие со следственными органами. Я специально спрашивал, как были обнаружены картинки [за которые судят Алексея Миронова]. Сначала сотрудник ФСБ сказал, что это всё мониторится, потом уточнил, что был звонок от неравнодушного гражданина», — рассказал Иванов.

Судья зачитала некий факс, в котором один из этих свидетелей объяснил неявку тем, что «очень занят на работе». Гособвинитель попросил огласить показания этого свидетеля. Балясина немедленно удовлетворила его ходатайство, несмотря на настойчивые возражения адвоката. «У меня к нему было много вопросов. Это один из „специальных“ свидетелей, которые в необходимых случаях появляются невесть откуда. В последнее время суды крайне редко оглашают показания по таким основаниям, как „я очень занят и не могу прийти“, но тут, видимо, другой случай», — пояснил Иванов.

Второго «специального» свидетеля все-таки согласились доставить в суд. Правда, из-за этого заседание перенесли на 7 сентября. Его также проведут в закрытом режиме.

util