В Нижнем Новгороде почтили память жертв красного террора
 Почаинский овраг. Фото: Семён Фридлянд / niznov.com
5 September 2017, 19:00

В Нижнем Новгороде почтили память жертв красного террора

5 сентября в Нижнем Новгороде прошли траурные акции, посвященные памяти жертв красного террора.

В этот день в 1918 году Владимир Ленин подписал декрет о «красном терроре». По оценкам областной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, его жертвами на территории Нижегородской губернии в 1918-1922 годах стали несколько десятков тысяч нижегородцев. Одним из мест расстрелов в Нижнем Новгороде была окраина Почаинского оврага, примыкавшего к зданию Нижегородской ГубЧК. Тела казненных закапывали на месте расстрелов или вывозили на Мочальный остров на Волге. Точное число захороненных в Почаинском овраге в 1918-1922 годах до сих пор неизвестно.

В 2002 на бровке оврага был установлен деревянный крест в память о жертвах расстрелов, который вскоре был демонтирован неизвестными. 5 сентября 2004 года по инициативе нижегородского общества «Мемориал» крест был установлен вновь с надписью на табличке: «Здесь в Почаинском овраге были расстреляны и захоронены нижегородцы — жертвы коммунистического террора». В 2005 крест вновь был демонтирован вандалами.

В здании нижегородской ГубЧК в советские годы находился областной КГБ, а сейчас — региональное управление ФСБ. Можно предположить, что постоянное напоминание о неблаговидных делах первых нижегородских чекистов совсем не греет душу чекистам нынешним.

Кроме траурных акций 5 сентября состоялась презентация книги «Политические репрессии в Нижегородской области 1917-1953 гг». Первоначально ее собирались провести в областной библиотеке, однако ее руководство в последний момент отказало организаторам.

«Сначала все разрешили, после письма союза писателей, назвали даже сумму аренды и даже разместили пресс-релиз на сайте библиотеки, — говорит один из авторов книги Станислав Смирнов. — И вдруг мне звонят и говорят, что презентация отменяется, поскольку все залы библиотеки в сентябре заняты. И в октябре — тоже. Можно только догадываться, что кому-то из начальников это не понравилось».

Так было не всегда. В 90-е годы членам областной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий были открыты все двери.

«Одно время мне даже выдавали дела ограниченного доступа из фонда бывшего КГБ, — говорит Станислав Смирнов. — Однако потом вышел межведомственный приказ, который запрещал выдачу литературы членам комиссии».

Станислав Смирнов

Станислав Смирнов

В областном архиве исследователей темных сторон истории Советского государства сегодня также не очень жалуют. Не приводя никаких доказательств, архивные работники ругают исследование краеведов-энтузиастов.

— Некоторым чиновникам не нравится наша гражданская позиция, поэтому они хотят принизить значение нашего труда, — считает Станислав Смирнов.

По словам краеведа, прокуратура Нижегородской области ежегодно реабилитирует несколько десятков жертв ленинского террора, свирепствовавшего в Нижегородской губернии в 1918-1922 г. Среди них крестьяне, офицеры, священники. Их расстреливали, бросали в тюрьмы и концлагеря за слово, за протест, а то и так, на всякий случай, по доносу или списку заложников, по классовому признаку. Однако тысячи им подобных все еще ждут милости от государства.

«В российском обществе утвердилось представление о 1937 годе как исключительном периоде беззакония, — продолжает Станислав Смирнов. — Усилиями пропаганды еще хрущевских времен выражение „Тридцать седьмой год“ стало крылатым и прочно вошло в массовое сознание. Однако добросовестные историки давно доказали: такой взгляд не верен, ибо вакханалия убийств 1917-1922 гг. не уступает по масштабам роковым тридцатым. Если общество не хочет повторения страшных страниц истории страны, он должно усваивать уроки прошлого и делать из них выводы. Чиновники должны не препятствовать инициативе снизу, как это произошло при отказе предоставить зал областной библиотеки, а помогать представителям общества».

В траурных мероприятиях в Нижнем Новгороде приняли участие представители «Открытой России».

«Тема политических репрессий является одной из знаковых в России, — считает заместитель регионального отделения „Открытой России“ Николай Николаев. — Она служит водоразделом между различными общественными группами и маркером по отношению к политической ситуации в стране. Насколько можно доверять нынешней власти, которая во- многом повторяет дела своих предшественников, множа законы против общества, социальных групп, допуская насилие над мирно протестующими активистами против ограничения конституционных свобод?»

В общественном пространстве региона тема репрессий стала актуальной в свете гражданского противостояния между протестующими против засыпки Почаинского оврага и местными властями. Точно установлено, что рядом со зданием бывшей ВЧК на Малой Покровке в овраге проводились расстрелы духовных лиц, купечества. В эпоху перестройки, когда были открыты архивы, эти события были подтверждены документально.

«Но городу, похоже, не нужна память об этих событиях. На месте расстрелов чиновники хотят построить элитный жилой комплекс для местных нуворишей. Администрация города ничего не хочет слышать об увековечении памяти расстрелянных нижегородцев. „Открытая Россия“ и гражданские активисты выступили с инициативой проведения местного референдума по судьбе территории, подлежащей застройке и фактическому уничтожению свидетельств исторических событий трагедии первых лет существования Советского государства. Мы обратились в областной избирком, где нам была дана исчерпывающая информация о подготовке и проведения референдума. После получения официальных документов мы приступили к формированию инициативой группы и подготовки технических процедур к проведению референдума. Нужно сказать, что референдум — весьма заорганизованная процедура, которая требует в случае регистрации в городской избирательной комиссии сбора более 51000 подписей. Тем не менее, мы считаем, что эту работу нужно вести.

Надеюсь, что наши усилия помогут решить вопрос о справедливом и законном способе, с одной стороны — увековечения памяти погибших, с другой — путем референдума понуждения власти к изменению законодательства о местных референдумах».

util