Мирный договор между Россией и Японией по-прежнему недостижим
 Представители японской делегации с острова Хоккайдо во время встречи в Хабаровске. Фотохроника ТАСС
8 Сентября 2017, 20:00

Мирный договор между Россией и Японией по-прежнему недостижим

Никакие территориальные уступки со стороны России не выведут Японию из числа союзников США

Во время прошедшего на этой неделе во Владивостоке Восточного экономического форума японский премьер-министр Синдзо Абэ отнесся к Владимиру Путину с особенным дружелюбием. Глава японского правительства по-доброму шутил: предложил провести в Японии поединок между двумя дзюдоистами — Путиным и президентом Монголии Халтмагийином Баттулгой. «У меня нет черного пояса, и мне не хочется получать травму, так что я, пожалуй, посмотрю тихонько со стороны на эти замечательные поединки», — обозначал свою роль в этом турнире Абэ.

«Учитывая весьма откровенный, даже дружественный характер контакта, можно предположить, что во многом это предложение было призвано продемонстрировать именно вот эту позитивную динамику в отношениях России с Монголией и России с Японией, позитивную динамику в отношении стран этого региона», — комментировал предложение японского премьера пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Шутками Синдзо Абэ не ограничился и сделал сенсационное заявление о том, что мирный договор между Россией и Японией будет подписан именно действующим японским премьером и действующим российским президентом. «На этот раз мы полны решимости, что именно нашими руками мы подпишем мирный договор», — подчеркнул Абэ.

Сенсационность тут вполне понятна: подписание российско-японского мирного договора напрямую связано с решением в ту или иную сторону территориального спора между странами из-за Южных Курил.

Как известно, формально президентские полномочия Путина истекают весной 2018 года, и, задавая вопрос Пескову о вероятности подписания Путиным мирного договора с Японией, журналисты вынуждены были апеллировать именно сроками до весны 2018 года. Ведь Путин пока даже не заявил о своей готовности выдвинуться на очередной президентский срок. «Каких-то временных сроков здесь нет, но общая ориентированность на результат, безусловно, есть», — ответил Песков. По словам пресс-секретаря российского президента, подписание мирного договора — «очень сложный, очень чувствительный вопрос».

Синдзо Абэ, собирающийся остаться в кресле премьера на третий срок, вполне понимает, что на третий срок в президентском кабинете останется и его кремлевский партнер по переговорам — то есть в распоряжении российского и японского лидеров достаточно много времени для решения «очень сложного» и «очень чувствительного вопроса».

Вместе с тем эксперты призывают не придавать словам японского премьера большого значения и не ждать очередных изменений российских границ.

По мнению руководителя центра японских исследований института Дальнего Востока РАН Валерия Кистанова, Россия и Япония ничуть не приблизились к заключению мирного договора.

«Для того, чтобы заключить мирный договор, по мнению Японии сперва нужно решить территориальную проблему. Это только с российской точки зрения нужно заключать мирный договор, а потом решать территориальную проблему на основе советско-японской декларации 1956 года», — говорит Кистанов в интервью Открытой России.

По мнению эксперта, риторика Абэ скорее обращена на внутреннюю аудиторию Японии. «Внутри Японии у Абэ плохи дела, рейтинг резко падает в связи с рядом скандалов, премьер недавно вынужден был перетряхнуть недавно свой кабинет, — объясняет Кистанов. — Абэ делает ставку на Путина, потому что в Японии прекрасно понимают, что Путин у нас — наше все, и решить проблему на приемлемых для Японии условиях может только Путин. Как Путин скажет, так Россия и поступит. Скажет отдать острова — значит, россиянам обоснуют целесообразность этого шага. Другое дело, скажет ли так Путин. Я в этом очень сильно сомневаюсь».

Важно понимать, что когда японский политик говорит о близости подписания мирного договора, он непременно имеет в виду решение «проблемы северных территорий» в пользу Японии. По мнению собеседника Открытой России, решение этой проблемы, ставшей идеей фикс японской политики, имеет серьезное внутриполитическое значение: «Политик, который этого добьется, войдет в историю как национальный герой, его имя будет написано золотом на скрижалях японской истории». Именно поэтому Абэ активно высказывается на тему близости подписания российско-японского мирного договора и демонстрирует сближение с Путиным, вызывая определенное раздражение Вашингтона.

При этом Путин вряд ли всерьез пойдет на встречу Японии — даже в рамках геополитической игры, в условиях фактически начавшейся второй холодной войны с Западом. Кремль уже извлек урок из аналогичной неудачной попытки, предпринятой Никитой Хрущевым в середине 50-х годов. В 1956 году Москва, в условиях нарастающего конфликта с США и НАТО, пошла на некоторые уступки Японии. Во время советско-японских переговоров СССР фактически согласился на передачу острова Шикотан и островов Хабомаи Японии — но только после подписания мирного договора между государствами. Эта уступка не вывела Японию из числа союзников американцев. Также и сейчас любые территориальные уступки Японии не заставят Токио разорвать договор о безопасности с США.

util