ГородНаш: махачкалинские активисты пытаются остановить строительство храма в городском сквере
 Литургия на месте строительства храма в Central Park. Фото: riaderbent.ru
18 September 2017, 09:00

ГородНаш: махачкалинские активисты пытаются остановить строительство храма в городском сквере

Махачкалинские активисты не оформлены как организация, их объединяет только фейсбучная группа «#ГородНаш». Они занимаются спасением тех немногих зеленых пространств, которые еще не затронула хаотичная городская застройка. Сейчас главная задача для них — отстоять сквер у озера Ак-Гель, часть которого отдали под строительство православного храма. Местные казаки же называют активистов «последышами» коммунистов, в 50-е взорвавших храм Александра Невского на площади Махачкалы.

Happy end истории о Central Park

Все началось, как ни странно, с Ленина, а именно с парка имени Ленинского комсомола — «Central Park» Махачкалы. Зимой 2017 года местные власти решили потеснить зеленые насаждения, построив на территории парка Музей истории России. Он должен был стать локальной калькой с экспозиции «Россия — моя история», которая представлена в павильоне № 75 на ВДНХ в Москве.

Идея обменять зеленую зону на патриотическую выставку энтузиазма у горожан не вызвала, и они начали протестовать против частичного уничтожения парка. Можно сказать, что история увенчалась успехом: музей откроют 1 октября 2017 года на проспекте Петра I.

Битва за парк объединила разрозненные группы активистов в Махачкале. Журналистка Светлана Анохина, активистка #ГородНаш, говорит, что среди них — либералы, сталинисты и члены партии ЛДПР.

Инициативная группа #ГородНаш взялась буквально за все проблемные точки в городе. Сквер на берегу озера Ак-Гель, где в ноябре 2016 года на месте аллеи Кабардино-дагестанской дружбы власти выделили гектар земли под строительство собора Александра Невского, также привлек их внимание.

Светлана Анохина жила возле сквера и знала о планах постройки храма, и потому сразу стала привлекать внимание к проблеме.

«Больше всего меня бесила спекуляция на теме толерантности: якобы это делается по просьбе русского населения. Я — русское население, у меня мама и дочка здесь живут крещеные, и мы не просили уничтожать парк ради этого храма. Совершенно ясно, что волей русского населения прикрываются корыстные интересы мэрии», — говорит Анохина.

По словам Анохиной, место для строительства храма выбрали неудачное. Будущий храм будет «зажат» меж двух «пирамид»: с одной стороны находится здание с таким названием, а с другой — памятник «Русской учительнице» с контурами пирамиды. «Какой православный будет ставить церковь между пирамидами?» — удивляется Анохина.

Кроме того, будущий храм будет находиться рядом с мечетью. Анохина опасается, что это может спровоцировать конфликты, если, например, совпадут дни религиозных праздников, а кто-то из верующих с какой-то стороны не сможет сдержать свое негативное отношение.

«Но наша власть об этом не думает, ей очень хочется показывать высоким гостям: смотрите, какие мы клевые, у нас с одной стороны — мечеть, с другой — церковь. Вот только синагогу почему-то не поставили, и дацана тоже нет», — говорит Анохина.

Журналистка говорит, что почувствовала себя лично оскорбленной. Она и еще несколько человек, в числе которых есть воцерковленные православные, подали заявление в суд.

Документов нет, но есть казаки

Первое заседание прошло 8 сентября. Иск активистов о прекращении строительства суд не удовлетворил. Представитель администрации Арсен Алиев заявления истцов о нарушении их прав назвал необоснованными.

По словам Анохиной, на заседании выяснилось, что у патриархии нет разрешения на строительство храма в сквере. Тем не менее, на том месте уже провели литургию и сняли дерн.

В борьбе против махачкалинских общественников епархию поддерживают казаки. Приехавший на молебен из Кизляра атаман Валентин Иванов назвал инициаторов судебного процесса «последышами» тех, кто в 1953 году настаивал на взрыве Александро-Невского собора на площади Махачкалы. Анохина не смогла отнестись к этим словам спокойно: «Я считаю, что это оскорбление моего отца, моего деда, меня лично, моих близких, а также тех людей, которые понимают: мы не говорим о запрете церкви, мы просим перенести ее на 100-200 метров левее, где нет территории парка».

util