Организатор митинга против насильственных действий SERB: «Люди не дураки, чтобы это терпеть» 

 Фото: Анвар Галеев / ТАСС
19 September 2017, 17:06

Организатор митинга против насильственных действий SERB: «Люди не дураки, чтобы это терпеть»

Сергей Марков — о бездействии полиции, драке Новикова с Тарасевичем и мемориальной табличке Бориса Немцова

Муниципальный депутат Сергей Марков на прошлой неделе заявил о намерении провести митинг в центре Москвы 30 сентября. Одна из целей мероприятия, по словам организатора — «потребовать энергичных мер по привлечению к ответственности хулиганствующих радикальных группировок, в частности SERB и других пропагандистов ненависти, насилия, вандализма и самоуправства». Заявитель мероприятия рассказал Открытой России о том, как собирается бороться с агрессией в условиях бездействия полиции.

— На какой стадии сейчас находится организация митинга?

— Вчера я подал уведомление о проведении мероприятия в мэрию Москвы. Сейчас я могу обсуждать только идею митинга, но пока не могу агитировать приходить на него, потому что ответ на наше уведомление я ожидаю получить только в четверг. Вчера я опубликовал фотографию документа с отметкой мэрии о приеме в фейсбуке на странице мероприятия. Теперь у них есть три дня, чтобы предложить какое-то другое место или время.

— Но место, которое вы заявили, выбрано неслучайно (заявленное место проведения митинга — пешеходная площадка возле дома № 3 на улице Малая Ордынка — дом, где жил Борис Немцов. — Открытая Россия). Если вам откажут в проведении митинга в этом месте, как вы намерены действовать дальше?

— Я бы не хотел сейчас обсуждать гипотетические сценарии, потому что я не вижу никаких оснований и причин, почему власти могли бы нам отказать в этой площадке. Это место очень хорошее, там достаточно свободно, мы никому не помешаем: перекрывать движение на дороге не требуется, это просторная пешеходная зона.

— Вы позиционируете этот митинг в том числе как митинг против действий движения SERB. Почему эта идея возникла именно сейчас?

— Я патриот, мне дорог социальный мир и правопорядок в России. Необходимым условием для этого является монополия государства на насилие. Не могут какие-то радикальные группировки на улицах нашего любимого города безнаказанно наносить ущерб чужому имуществу, избивать людей, топтать цветы. Мы видим, что они надругались над памятью человека, высказывали различные угрозы в социальных сетях, что они занимаются разжиганием ненависти и вражды по отношению к людям демократических убеждений. Всё это абсолютно неприемлемо. У меня вызывает огромное удивление, что власть ничего не делает, чтобы это пресечь. Раз власть ничего не делает, я могу дать только одно объяснение тому — они очень заняты, и у них очень много других дел. Поэтому нам нужно им помочь: общество должно самоорганизоваться, несколько тысяч людей должны прийти и сказать «нет» всему этому. Сейчас полицию, ответственную именно за общественную безопасность, сокращают. Наверное, надо сформировать добровольные народные дружины для обороны себя, своего имущества от действий хулиганов, вандалов и мерзавцев. Это будет наша помощь правоохранительным органам и государству, чтобы его укрепить.

— Но занятость власти и сокращение полиции — слабый аргумент. Есть мнение, что SERB пользуется покровительством власти, поэтому все, что они совершают, намеренно игнорируется. Что вы думаете на этот счет?

— Да, такое впечатление может сложиться, если беспристрастно наблюдать за тем, как эти люди пропагандируют насилие, ненависть, вражду. Это подпадает под все признаки и экстремистской организации, а власть никаких мер не предпринимает. У многих действительно складывается впечатление, что власть с ними заигрывает и использует их в своих интересах, а может, и вообще сама их создала. Но это все спекуляции — откуда мне точно знать? Я в этом плане руководствуюсь заповедью Иисуса Христа — будьте как дети. Не надо каких-то циничных домыслов, я предпочитаю занять простодушную позицию и считать, что то, что написано в Конституции и законах, должно действовать. А если в правоохранительных органах, силовых структурах, в правительстве есть какие-то люди, которые отступают от положений Конституции и законов и которые из каких-то собственных целей начинают своими действиями или бездействием потворствовать этим заезжим бандюганам, то, наверное, эти люди в государственном аппарате какие-то случайные или во всяком случае государственному аппарату надо от них очиститься. Это тоже моя помощь государству — выявить этих людей.

Я в голову власти залезть не могу, я считаю, что публичные органы государственной власти должны руководствоваться публичными интересами, а в их число точно не входит, чтобы какие-то люди, приехавшие из Луганска, на улицах нашего города били кого-то по голове железной трубой, замотанной в газету, или срывали со стены дома, в котором я живу, принадлежащую мне собственность. Есть точка зрения, что они там сидят для того, чтобы «пилить» и воровать, и прикрываются какими-то хулиганами, чтобы сводить счеты с теми, кто против этого протестует. Но сложно жить, если стоишь на этой точке зрения. Я ее не отстаиваю, хотя я ее пониманию.

— Какого результата вы хотите добиться от властей по итогам митинга?

— Здесь у нас есть три уровня целей. Они связаны с личностью Бориса Немцова, с установкой мемориальной таблички и пресечением хулиганских действий радикальных группировок. Я их считаю даже экстремистскими, но это мое оценочное суждение. Власти на днях дали свою позицию по вопросу установки мемориальной таблички на доме, где жил Борис Немцов. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал: «Я не думаю, что в мэрии не готовы идти на диалог по поводу установки этой таблички». Не знаю, случайно ли или намеренно, но это почти совпало с годовщиной того дня (13 сентября), когда в мэрию Москвы было подано 30 тысяч подписей за установку мемориального знака на месте убийства Немцова. 30 тысяч москвичей просят об этом, Песков от имени президента говорит, что мэрия не будет уклоняться от диалога на эту тему. Но я не вижу пока никакого диалога.

Если бы представитель мэрии пришел на митинг и сказал, что надо увековечить память Бориса Немцова, то тогда был бы диалог. И дело не столько в увековечивании памяти самого Бориса Немцова, сколько в том, что это будет знак того, что убийство людей по политическим убеждениям неприемлемо, чтобы общество этого не забывало, потому что если это забудется, то такой позор точно повторится. Да, есть постановление, в котором сказано, что памятные знаки можно устанавливать только через 10 лет после смерти. Но мы знаем множество исключений из этого постановления — взять хотя бы сегодняшнее открытие памятника Калашникову на Садовом кольце, хотя 10 лет еще не прошло. Мы себя тоже уважаем — уже столько этих обращений в мэрию направили, сколько можно-то уже? Они просто делают вид, что ничего не происходит.

— Если мэрия Москвы все же когда-нибудь одобрит установку таблички, остановит ли это отморозков из SERB?

— Это как раз позволит нам сказать, кто эти люди и что они делают: действуют самостоятельно или по поручению власти, которая сама не хочет пачкать руки. Может быть, тогда они затихнут и не будут вообще приставать к этому. Они же сейчас говорят, что они якобы восстанавливают законность, что они дублируют какие-то полномочия полиции, государства, и за всех наводят порядок. Все это откровенная ложь. Но посмотрим, как они будут себя вести. Если будут продолжать творить подобное, а полиция не сможет этому воспрепятствовать, тогда надо сформировать добровольные дружины, которые будут охранять наш город от хулиганья.

— Не станет ли это еще одной дружиной по типу SERB?

— Такая опасность есть, но нужно какое-то регулирование. Одно я знаю точно: насилие порождает насилие. Если существует какая-то группировка, которая осуществляет насильственные действия в отношении людей, которые им не нравятся, и государство ничего не предпринимает, то обязательно возникнет насилие на противоположном полюсе. Ну люди же не дураки, чтобы это терпеть. Конечно, лучше, чтобы это государство наводило порядок, но если оно не хочет, значит, люди сами будут это делать. Сейчас полиция осуществляет проверку по моим заявлениям о трех преступлениях SERB — кража, самоуправство и умышленное уничтожение чужого имущества. Может быть, они возбудят уголовное дело, привлекут их к ответственности, накажут по закону этих мерзавцев, которые даже не прячутся, а с гордостью заявляют о содеянном преступлении. А может, полиция опять скажет «ничего не знаем» и откажет в возбуждении уголовного дела. Мы воспримем это как определенную позицию власти.

— На прошлой неделе активист SERB Гоша Тарасевич и адвокат Илья Новиков подрались возле дома Бориса Немцова. В социальных сетях пользователи восхищались тем, что сделал Новиков — многие давно ждали, чтобы кто-то «дал мрази в табло». Такая реакция на случившееся говорит о том, что это терпение уже на исходе?

— Это пример того, о чем я говорил: если государство не хочет иметь монополию на насилие, если оно не наказывает людей, которые открыто и демонстративно нарушают закон, то не остается ничего другого, как прибегнуть к ответному насилию, стараясь оставаться при этом в рамках закона. Реакция Новикова абсолютно понятна и объяснима с эмоциональной точки зрения. Я не юрист, но его действия я бы трактовал как необходимую оборону. Какие-то люди пришли в очередной раз поглумиться над чужой собственностью, цветы разбрасывали чужие. Новиков подошел, сказал, чтобы они прекратили это делать. Мы много раз имели возможность убедиться, что активисты SERB лезут в драки, конфликтуют. Гоша Тарасевич — физически крупный человек, Новиков все-таки уступает ему в комплекции, поэтому он взял с собой биту, чтобы к нему неповадно было лезть, он держал ее в руке, но он же не использовал ее. Это абсолютно правомерно, подойти к человеку, который на улице осуществляет хулиганские действия и глумится над памятью покойного, и призывать его прекратить это делать — тоже правомерно.

Новиков все сделал правильно, я восхищаюсь его поступком и его мужеством, но, к сожалению, из этого всего возникла потасовка. Я был на месте и могу свидетельствовать, что Новиков биту не применял. Тарасевич вырвал у него биту, по счастью, он тоже ее не применял, но тут я действительно испугался — известный отморозок с битой в руках в ситуации конфликта. Мне пришлось схватиться за эту биту, чтобы он не смог ее использовать. Они немножко потолкались, это даже дракой и нельзя назвать, так, стычка. Через 30 секунд все это затихло. Вопрос только в том, чем всё это кончится. И Новиков не один такой — 30 тысяч человек подписали петицию. Если сейчас этих людей попросили бы выйти на дежурство и защищать эту табличку, я думаю, желающих было бы хоть отбавляй. Если полиция накажет отморозков, ничего такого не потребуется, если нет — придется сформировать дружину для защиты законных интересов граждан. Это только вопрос времени, когда люди начнут прибегать к своему законному праву на необходимую самооборону. Вопрос недолгого времени, я бы сказал.

util