«Мнение правозащитников нас не интересует». 
История тяжелого онкобольного, которого не выпускают из СИЗО
 Иллюстрация: Юлия Солуданова
20 Сентября 2017, 13:00

«Мнение правозащитников нас не интересует».
История тяжелого онкобольного, которого не выпускают из СИЗО

В саратовском СИЗО-1 на протяжении почти четырех месяцев содержится онкобольной, которого обвиняют в применении насилия к сотруднику полиции. Постоянное ухудшение состояния здоровья зафиксировано в нескольких заключениях медицинских комиссий, в них говорится, что у обвиняемого диагностировано заболевание, препятствующее его содержанию под стражей, и что он нуждается в срочном лечении. Но суд не принимает во внимание эти документы и отказывается изменять меру пресечения на домашний арест.

Ссора на дороге

В воскресенье 28 мая 2017 года в 10 часов вечера Алексей возвращался на машине из Энгельса домой в Саратов вместе с женой. В пути между супругами завязалась ссора: они остановились на обочине и вышли из автомобиля, чтобы выяснить отношения на улице. Как оказалось позже, место для остановки было выбрано не самое удачное — поблизости находился пост ГИБДД. Супруги продолжили громко ругаться на улице, на шум прибежали сотрудники полиции и попытались вмешаться. Алексей попросил гаишников оставить их в покое и не влезать в семейный конфликт, но те не собирались уходить. Мужчина, который уже был на взводе после ссоры с женой, в грубой форме отправил сотрудников ГИБДД заниматься своей работой, но оскорбленные полицейские уже не могли просто взять и уйти. Двое полицейских попытались надеть на Алексея наручники, тот начал вырываться, и в итоге все трое получили телесные повреждения.

Через несколько минут Алексей лежал на асфальте лицом вниз с руками в наручниках за спиной. Изловчившись, он смог сесть и опереться спиной о передний бампер своего автомобиля — в таком положении, сидя на холодном асфальте в наручниках, он просидел больше трех часов до тех пор, пока за ним не приехали полицейские и не доставили его в ОВД. В отделении на него составили протокол и под утро отпустили домой.

Иллюстрация: Юлия Солуданова

Иллюстрация: Юлия Солуданова

Алексей Ерусланов

Человек, с которым произошел инцидент на дороге — 54-летний саратовский предприниматель Алексей Ерусланов. Если вбить его имя в гугле, первое, что выдает поисковик — статья на сайте «Криминальный мир» с замысловатым заголовком «„Красный“ коммерсант Алексей Ерусланов век тому назад мог бы стать членом боевой ячейки эсеров-максималистов». Далее — репортаж НТВ как раз о событиях того майского вечера на трассе Саратов—Энгельс.

Ерусланов — известный в Саратове бизнесмен, владелец компании «Астек-С», в активах которой находятся саратовский «Детский мир» и «Торговый дом Центральный». Бизнесом Ерусланов, по словам его бывшей жены Надежды Еруслановой, занимается с 1989 года. В Саратове Ерусланов считается одним из самых влиятельных предпринимателей. В публикациях некоторых СМИ его называют «Профессором» и приписывают ему связь с саратовской ОПГ «Чикуновские», что, по словам Надежды Еруслановой, никогда не соответствовало действительности.

В последние годы бизнес Ерусланова не шел в гору — сказался кризис и проблемы со здоровьем. В 2010 году у Ерусланова нашли опухоль лимфоидной ткани в левом глазу, был поставлен диагноз «MALT-лимфома с поражением левой орбиты». После химиотерапии наметились улучшения, но в 2011 году врачи выявили рецидив заболевания. После этого Ерусланов регулярно наблюдался и лечился в клинике в Барселоне.

В апреле 2017 года он прошел последнее обследование в Испании: врачи зафиксировали рост опухоли в левой глазнице и не исключили опухолевое поражение в правом глазу. Медики рекомендовали Ерусланову приехать в июле, чтобы сделать биопсию правого глаза.

Непоследовательный следователь

29 мая Алексей был на работе, когда к нему в офис ворвались полицейские. Бизнесмену предъявили обвинение по части 2 статьи 318 УК — применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти. 31 мая суд назначил меру пресечения в виде содержания под стражей, и Ерусланова отправили на два месяца в СИЗО-1 города Саратова.

Адвокаты Ерусланова с самого начала доказывали суду, что их подзащитный не может находиться в СИЗО по состоянию здоровья. Постановление Правительства России № 3 (от 14 января 2011 года) содержит перечень тяжелых заболеваний, которые препятствуют содержанию в СИЗО подозреваемых или обвиняемых. «Злокачественные новообразования лимфоидной, кроветворной и родственных им тканей» — один из пунктов в этом перечне, соответственно, Ерусланов после медицинского освидетельствования должен был быть освобожден из СИЗО и помещен под домашний арест.

В конце июля назначенный срок содержания Ерусланова под стражей подошел к концу, следствию необходимо было ходатайствовать в суде о продлении меры пресечения. В полномочиях следователя также просить суд заменить содержание в СИЗО на более мягкую меру пресечения. Именно это и сделал следователь по делу Ерусланова: 25 июля старший лейтенант юстиции Кидыров подписывает постановление о ходатайстве перед судом об изменении меры пресечения обвиняемому на домашний арест. Одним из оснований для этого следователь называет состояние здоровья Ерусланова и ссылается на заключение медицинской комиссии от 21.07.2017, в котором было установлено наличие заболевания, препятствующего содержанию под стражей.

Медицинское заключение о наличии у Ерусланова заболевания, препятствующего содержанию под стражей. Фото из материалов дела

Медицинское заключение о наличии у Ерусланова заболевания, препятствующего содержанию под стражей. Фото из материалов дела

Медицинское заключение о наличии у Ерусланова заболевания, препятствующего содержанию под стражей. Фото из материалов дела

Медицинское заключение о наличии у Ерусланова заболевания, препятствующего содержанию под стражей. Фото из материалов дела

Однако уже на следующий день, 26 июля, Кидыров внезапно пишет новое постановление (оба документа имеются в распоряжении редакции) — но уже с ходатайством о продлении содержания Ерусланова под стражей на те же два месяца. Для этого у следователя появляется новое основание: семья обвиняемого живет в Испании — значит, он обязательно попытается скрыться (притом что загранпаспорт Ерусланова находится у следователя), а личность обвиняемого, по его мнению, позволяет предполагать, что он будет угрожать потерпевшим и свидетелям, даже находясь под домашним арестом.

«Обоснованные сомнения»

28 июля суд по ходатайству следствия продлил Ерусланову срок содержания под стражей еще на два месяца — до 29 сентября. Свое решение судья Энгельсского районного суда Серебрякова объяснила тем, что медицинские заключения о здоровье обвиняемого вызывают сомнения. За все время ареста Ерусланов прошел четыре обследования: первое заключение, по словам Надежды Еруслановой, также выступающей одним из его адвокатов, было сделано без привлечения медицинских документов прошлых лет, а второе — и вовсе без участия обвиняемого. В этих заключениях врачебная комиссия определила отсутствие у Ерусланова заболевания, препятствующего содержанию под стражей. В двух других заключениях, составленных в том же медицинском учреждении 13 и 21 июля и уже с обследованием самого обвиняемого, врачебные комиссии подтвердили наличие такого заболевания и предписали срочно направить Ерусланова в НИИ глазных болезней им. Гельмгольца в Москве.

Суд, вынося решение о продлении пребывания Ерусланова в СИЗО, обратил внимание, что во всех четырех заключениях был зафиксирован один и тот же диагноз, однако в первых двух случаях врачи не посчитали его препятствием для содержания под стражей, а в последующих двух — посчитали. Суд решил ориентироваться именно на первые два и отказал Ерусланову в смягчении меры пресечения. Суд апелляционной инстанции подтвердил решение Энгельсского суда, сославшись на «обоснованные сомнения в выводах медицинских заключений 13 и 21 июля».

На сегодняшний день Ерусланов находится в СИЗО уже 3,5 месяца, и попытки адвокатов добиться изменения меры пресечения ни к чему не привели. Тем временем отсутствие необходимого лечения дало о себе знать. «Помимо онкологии, у него проблемы с сердцем — он гипертоник, — рассказывает Надежда Ерусланова. — Когда я как адвокат посещала его в конце августа, у него были воспалены лимфы по всему телу, появились проблемы с почками и боли в пояснице. Из-за болезни суставов ему сложно передвигаться. На той неделе у него заплыл левый глаз — как после укуса пчелы».

«Ночью был приступ — врач пришел только после обеда»

Ситуацию Алексея немного сдвинула с места трагедия, которая произошла в начале сентября. В Новоузенском суде Саратовской области прямо во время судебного заседания умер 72-летний мужчина, который до этого в течение восьми месяцев находился в СИЗО-1 Саратова. Накануне его адвокат ходатайствовал об изменении меры пресечения на домашний арест по состоянию здоровья — судья удовлетворил ходатайство, но подсудимый умер сразу после оглашения решения.

Иллюстрация: Юлия Солуданова

Иллюстрация: Юлия Солуданова

После этого Алексея Ерусланова в СИЗО посетила целая делегация из представителей Областной прокуратуры, ФСИН, начальника СИЗО и врачей. Было сказано, что Ерусланов действительно нуждается в медицинской помощи, и на следующий день его перевели в другой корпус следственного изолятора, где условия содержания немногим лучше.

«Тут пятиместная камера, хотя бы можно ходить, — рассказывает Надежда Ерусланова. — Ему важно двигаться, чтобы у него не было застоя лимфы. Изначально его поместили в корпус № 3 — там содержат лиц, склонных к побегу, особо опасных преступников, но никак не тех, кто впервые привлекается к уголовной ответственности. Тот корпус находится отдаленно, однажды ночью у Алексея был приступ, сокамерник стучал в дверь, но врач пришел только после обеда, до утра так никто и не появился».

Пять месяцев в СИЗО

19 сентября Энгельсский районный суд продлил Ерусланову срок содержания в СИЗО еще на один месяц — до 29 октября. Таким образом, под стражей обвиняемый в общей сложности проведет 5 месяцев, не получая все это время должного лечения. По словам адвокатов, судья снова отвергла все доводы стороны защиты о состоянии здоровья Ерусланова и отказала заслушать на заседании врача, проводившего медицинское обследование обвиняемого, поскольку «она не является участником дела».

Адвокаты, представляющие интересы Ерусланова, обратились за поддержкой в Саратовскую ОНК, в правозащитные организации, в частности в Московскую Хельсинскую группу. Просьбы обратить внимание на невыполнение постановления правительства № 3 за подписью известной правозащитницы Людмилы Алексеевой были направлены уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой, генпрокурору России Юрию Чайке и директору ФСИН России Геннадию Корниенко.

Обращение МХГ было также направлено в Энгельсский районный суд — правозащитники попросили суд руководствоваться принципами Европейской конвенции о правах человека при рассмотрении вопроса о продлении меры пресечения для онкобольного обвиняемого. Но суд даже не стал заслушивать обращение МХГ со словами «мнение общественных и правозащитных организаций нас не интересует».

Адвокаты Ерусланова подготовили обращение в Европейский суд по правам человека с просьбой применить «правило 39», которое позволяет ЕСПЧ принять срочные меры, если заявитель жалобы рискует получить «существенный и непоправимый вред» жизни и здоровью.

util