Исторические ошибки: как организация Мединского увековечивает память врагов России
 Глава «Российского военного-исторического общества» Владимир Мединский. Фото: Артем Коротаев / ТАСС
22 September 2017, 14:23

Исторические ошибки: как организация Мединского увековечивает память врагов России

«Российское военно-историческое общество» не первый раз попадает в такую ситуацию, как с памятником Михаилу Калашникову

В 2012 году, когда только намечалось то, что будет позже названо «консервативным поворотом третьего срока Путина», при непосредственном участии государства была создана общественная организация «Российское военно-историческое общество» (РВИО). Его возглавил министр культуры Владимир Мединский. Едва созданное, общество со всем возможным рвением начало писать российскую историю, устанавливая памятники и вешая доски героям прошлого.

Его деятельность стала одним из символов «консервативного поворота». РВИО со всем тщанием находило в российской истории персонажей, символизировавших военно-техническое величие страны, а также противостояние с Западом и враждебными внешними силами, желающими Россию разрушить. Памятников борцам за политическую эмансипацию русских людей и права человека РВИО не ставит.

Но, как это часто бывает, при масштабной деятельности случаются ошибки, которые на фоне исключительного пафоса становятся намного более смешными, чем могли бы.

Винтовка Mauser 98k — это праздник

Фрагмент памятника «Прощание славянки». Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

Фрагмент памятника «Прощание славянки». Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС

В 2014 году в России, потерявшей в Первой Мировой около миллиона человек, впервые проходили большие торжества по увековечению памяти погибших. РВИО оказалось одним из главных участников этого процесса. В Москве, кроме памятника «Героям Первой Мировой войны» на Поклонной горе, была открыта скульптурная композиция «Прощание славянки» у Белорусского вокзала, посвященная проводам солдат на фронт во время двух мировых войн.

После открытия знатоки обнаружили, что на щите, посвященном 1941 году, вместо винтовки Мосина оказалась немецкая винтовка Mauser 98k — основное стрелковое оружие немецкой армии во время Второй Мировой войны. Председатель РВИО Владимир Мединский отказался комментировать ошибку: «У памятника есть авторы, вопросы — им и Российскому военно-историческому обществу. Официального комментария министерства пока нет». Автором памятника, надо сказать, был Салават Щербаков — главный кремлевский скульптур. Он в своих комментариях указал, что над памятником работала группа молодых скульпторов под его руководством, которая «очень старалась». Но назвать конкретного виновника он не смог.

В итоге щит был демонтирован. Через некоторое время он вернулся на место — немецкие виновки с него были убраны.

Памятная доска организатору блокады Ленинграда

Активист «Другой России» во время нанесения ударов топором по мемориальной доске финскому маршалу Карлу Густаву Маннергейму. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Активист «Другой России» во время нанесения ударов топором по мемориальной доске финскому маршалу Карлу Густаву Маннергейму. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

С момента своего создания РВИО очевидно отдавало предпочтение увековечиванию дореволюционной истории. Из советского прошлого остались буквально две скрепы — победа над Германией во Второй мировой войне и освоение космоса. Зато дореволюционное прошлое давало простор для новых памятников, потому что большинство из тех событий никак не увековечивались в советское время. Заодно появилась возможность лишний раз подчеркнуть антидержавный характер революционных событий.

Из этого напрямую следовала необходимость поставить памятник кому-то из героев Белого движения и антибольшевистского сопротивления. Но в качестве объекта для увековечивания был выбран весьма экстравагантный персонаж с точки зрения русской истории — финский маршал Карл Густав Маннергейм. Возможно, членов РВИО очаровал факт, что Маннергейм до конца жизни носил царские награды и сохранял на словах верность российской монархии. Но после событий 1917 года он активно и последовательно боролся с большевиками. В 1941 году принял непосредственное участие в организации блокады Ленинграда, будучи союзником Гитлера.

Несмотря на эти факты, памятную доску в честь финского белоэмигранта разместили на здании Военного инженерно-технического университета на Захарьевской улице. До революции здесь находилась полковая церковь лейб-гвардии Кавалергардского полка, в котором служил Маннергейм. На открытии присутствовали тогдашний глава администрации президента РФ Сергей Иванов и министр культуры Владимир Мединский.

«Как говорится, из песни слов не выкинешь. Никто не собирается обелять действия Маннергейма после 1918 года, но до 1918 года он служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Финляндии», — во время открытия сказал Иванов. Уже во время церемонии открытия в толпе начались выкрики «Позор!». Их Мединский парировал довольно странной фразой: «Не надо быть святее папы Римского и не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин, который лично защитил Маннергейма».

В последующие месяцы доска с финским маршалом несколько раз подвергалась нападениям вандалов, заливавшим ее красной краской. Голову маршала просверлили, символически его «расстреляв». Активист «Другой России» попытался разрубить доску топором. Члены местного отделения КПРФ, которые руководили протестными акциями против монумента, заявляли, что «доска палачу россиян Маннергейму в Питере — оскорбление памяти павших солдат и жителей Ленинграда».

Спустя три месяца после появления доски выяснилось, что, оказывается, установку никто не согласовывал с администрацией Центрального округа Петербурга. Доска была демонтирована в октябре 2016 года — ее отвезли на хранение в музей-заповедник «Царское село». Власти тем самым отказались от идеи общественных слушаний, на которых предполагалось решить судьбу монумента. «Доску Маннергейма» установили без учета мнения общества, и точно так же, никого не спросив, демонтировали.

Памятник вдохновению

Фрагмент памятника Михаилу Калашникову c ошибкой в чертеже. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Фрагмент памятника Михаилу Калашникову c ошибкой в чертеже. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

После таких ошибок, казалось, что во РВИО будут гораздо внимательнее относиться к устанавливаемым памятникам. Но уже в сентябре этого года — новый скандал: на памятнике Калашникову авторства того же Щербакова оказалась схема немецкой штурмовой винтовки StG 44, которую использовали Вермахт и СС в конце Второй Мировой войны. Есть версия, что именно StG 44 оказалась источником вдохновения для Калашникова. Щербаков снова сказал, что он здесь ни при чем, а ошибка, как это часто бывает у творческих людей, случилась по вине интернета. «Это очень маленькая фоновая вещь. Я даже удивляюсь, как ее разглядели. Мы ее брали из источников. И там, где мы ее брали, написано „Автомат Калашникова“. Что-то из интернета», — пояснил скульптор.

Эту деталь памятника Калашникову скоро уберут.


Кремлевская империя: как Путин десоветизирует главную крепость страны

1 мая 1918 года Владимир Ленин и его ближайшие товарищи по партии большевиков готовились к первомайской демонстрации — первой в столице, перенесенной за два месяца до того в Москву. Большевики въехали в Кремль, сделав его местом своей резиденции в полном смысле этого слова — здесь они жили и работали. Читать дальше...

«Не наигрались в солдатики»: как в фейсбуке отреагировали на открытие памятника Калашникову

Скульптор памятника Салават Щербаков, известный скандальными монументами князю Владимиру у Кремля и «вежливым людям» в Симферополе, охарактеризовал свою новую работу как «противостояние добра и зла». Сам Мединский на церемонии открытия памятника назвал автомат Калашникова «культурным брендом России». Читать дальше...

«Вежливые люди», белогвардейцы, котики. Как в Крыму формируется новая российская идентичность

За последние четыре года в Крыму возвели множество новых памятников. Процесс коммеморации — увековечивания памяти о событиях — путем установки новых мемориалов выполняет функцию формирования коллективной идентичности, связывает население полуострова с историческим прошлым «большой России». Однако с наступлением «новой геополитической реальности» конфликты во взглядах на российскую историю были перенесены и на крымскую землю. Читать дальше...

util