Акция из окна автозака. Репортаж с прошедшего в Москве шествия «Антикапитализм-2017»
 Во время шествия «Антикапитализм-2017». Фото: Другая Россия / Вконтакте
24 Сентября 2017, 10:00

Акция из окна автозака. Репортаж с прошедшего в Москве шествия «Антикапитализм-2017»

23 сентября в Москве прошел ежегодный марш левых «Антикапитализм — 2017». Его организаторами, как обычно, стали «Левый фронт» и «Другая Россия». Мэрия Москвы отказалась согласовывать шествие, и организаторы заявили, что оно состоится там, где и планировалось, так как альтернативную площадку им никто не предложил.

Около 13.00 на Страстном бульваре за кинотеатром «Россия» собралось несколько десятков участников марша, вокруг них кружило примерно столько же журналистов с камерами и диктофонами. Полицейские стояли неподалеку, тихо переговариваясь между собой. Постепенно людей на бульваре становилось все больше, первые 10 активистов направились в парк — очевидно, чтобы сформировать первую немногочисленную колонну.

Но построиться им не дали — начались задержания. Колонна полицейских начала привычно выхватывать случайных людей из толпы и оттаскивать их в автозаки. Под горячую руку попал и корреспондент Открытой России, который фотографировал задержания.

Попытки объяснить полицейским, что журналист тоже находится при исполнении, никакого результата не возымели. На все аргументы и доводы у них был старый и надежный как лом ответ: «Разберемся в отделении».

Александр Павлов, корреспондент Открытой России, в автозаке. Фото: Открытая Россия

Александр Павлов, корреспондент Открытой России, в автозаке. Фото: Открытая Россия

Через 10 минут автозак был набит задержанными, среди которых оказался лидер «Другой России» Эдуард Лимонов. Смена декораций, похоже, совсем не повлияла на его приподнятое настроение: как ни в чем не бывало, он продолжил обсуждать акцию с соратниками, которых задержали вместе с ним.

— А где ваша охрана? — обратился к Лимонову тучный полицейский, судя по габаритам, принадлежащий к руководящему звену.

— Со мной только активисты, — безмятежно улыбаясь, отозвался Лимонов.

Тогда большой полицейский начальник сообщил задержанным, что часть из них доставят в Тверское отделение ОВД, часть — в Красносельское.

Двери старенького ПАЗика закрылись, и он понесся в Тверское ОВД. Через пару минут машина резко остановилась.

— Прибыли, — раздалось с водительского кресла.

Решетчатая дверь открылась, Лимонова и двух его соратников повели в отдел.

Для остальных путешествие продолжилось. По пути в Красносельский отдел ОВД задержанные разговаривали между собой, по телефону и с полицейскими. Один из активистов, задержанный впервые, явно волновался. Другой, очевидно, имеющий богатый опыт задержаний, всю дорогу пытался разговорить правоохранителей, интересуясь их мнением о роли полиции и армии в жизни государства.

Задержание Эдуарда Лимонова на марше «Антикапитализм-2017». Фото: antimaidan.ru

Задержание Эдуарда Лимонова на марше «Антикапитализм-2017». Фото: antimaidan.ru

Затем всех вывели из автозака и проводили в отдельное помещение в ОВД. Комната, в которой все оказались, была похожа на небольшой зал заседаний со старыми обитыми мягкой тканью сиденьями. В правом углу стоял маленький телевизор, а в левом — план составления словесного фоторобота, на окнах висели потрепанные жалюзи. Полицейский попросил всех приготовить документы для заполнения протоколов.

«Посидите пару минут, нужно составить рапорт о проведении профилактической беседы», — вежливо сказал сотрудник полиции, увидев пресс-карту и редакционное задание корреспондента Открытой России.

Активисты, ожидая протоколов, продолжали незаконченные в автозаке беседы. Кто-то выяснял, что же такое пятый интернационал, кто-то смотрел социальные сети и обсуждал своих друзей, задержанных в других местах, а кто-то просто ждал. Затем корреспондента Открытой России увели на профилактическую беседу.

В помещении для беседы было два небольших столика, на одном из них лежал доклад о действиях сотрудника полиции на митинге 26 марта.

Профилактическая беседа началась.

— Как вы попали на акцию? Знали ли вы, что она несанкционированная? — сотрудница полиции сыпала вопросами, попутно заполняя протокол. Закончив с документом, она обратилась к корреспонденту и начала очень длинную, видимо, уже подготовленную речь.

— В следующий раз вам эти бумаги уже не помогут, вам выпишут штраф и могут отправить сидеть на 15 суток, зачем вам это? Тем более вы учитесь. В нынешней тяжелой для нашей страны политической ситуации у вас могут и в университете проблемы начаться. Досье у вас хорошее, ни к чему это все, да и платят вам, наверное, немного. Лучше закончите нормально университет, все же последний курс, а там найдите нормальную работу и живите спокойно".

Прослушав профилактическую беседу и заполнив все документы, корреспондент Открытой России покинул ОВД и направился писать репортаж, думая о том, что может означать тот факт, что даже полицейские как нечто само собой разумеющееся признают, что в России — тяжелая политическая ситуация.

util