В обстановке доминирующей паранойи. Антон Орех — о новом выпуске «Постскриптума» Алексея Пушкова
25 Сентября 2017, 11:49

В обстановке доминирующей паранойи. Антон Орех — о новом выпуске «Постскриптума» Алексея Пушкова

В свежем «Посткриптуме» Алексей Пушков воссоздает неповторимую атмосферу программу «Время» времен СССР. Он обличает отступников Варшавского договора, смеется над неуклюжими действиями ЦРУ и возмущается «истерикой НАТО».

Посмотреть нашего старого друга Алексея Пушкова и его «Постскриптум» на странном канале ТВЦ следует хотя бы для того, чтобы погрузиться в неповторимую атмосферу винтажного ретро.

Впрочем, почему неповторимую. Все повторяется в нашей жизни. Правда, чаще из далекого прошлого повторяется что-то малоприятное. В 45 лет хочется иногда вернуться в детство, но чтобы в этом детстве было что-то еще, кроме советской программы «Время»...

Первый сюжет заскорузлого пушковского альманаха был посвящен учениям «Запад — 2017». Я как это название услыхал впервые, сразу вспомнил такую чудесную передачу «Служу Советскому Союзу», которую смотрели все советские мальчишки, потому что там целый час на экране были танки и что-то все время стреляло. И та прекрасная передача рассказывала нам про учения «Запад — 81».

И вот теперь «Запад — 2017», и я слышу из «Постскриптума» обороты, которые немедленно заношу в блокнот. «Истерика в НАТО», «политика лжи и фейковых вбросов», «базы НАТО, как грибы, растут по периметру наших границы и границ ОДКБ». Пушковские обозреватели дают леща отступникам из бывшего Варшавского договора и бывшим советским республикам, которые «буквально выпрашивают», чтобы эти самые натовские базы появились на их территории. И вот «НАТО окопалось» на землях бывшего СССР и Восточной Европы.

Весь это чудесный язык из моего пионерского детства по-своему забавен и звучит как пародия. И ты ждешь, что вот-вот дойдет и до «вашингтонских ястребов», и «израильской военщины», чтобы совсем уж окунуться в минувшие дни. Но проблема в том, что нам все это говорят всерьез! С любовью про тех, кто «не переметнулся в натовскую колонну», и с гневом про то, как США все в мире хотят обустроить по своим стандартам.

А в конце выпуска Алексей Пушков произнесет нечто, похожее на обличительную речь. О том, что на Западе теперь доминирует и преобладает паранойя! «США на грани нервного срыва... Не справляются с кризисами, но не готовы отказаться от своей гегемонии... в царящей у них атмосфере одержимости».

Хорошо известно, что сумасшедшие сами себя считают наиболее нормальными среди всех, а вот окружающих числят поголовно психами. То же самое и с параноиками. Из этого состояния наше телевидение не выходит последние три года — если брать только острую фазу. А так в параноидальной парадигме ТВ находится уже лет десять.

С Дональдом Трампом отношения Пушковым решительно разорваны. И нам во всех подробностях доложили о его пламенной речи с трибуны ООН, в которой Трамп пообещал уконтропупить Северную Корею. Мы и без повода пригвоздили бы «хозяина Белого Дома», а здесь еще и повод есть! И как мило было увидеть сюжет о протестующих около дома американцах. Все те же старинные картинки из суровых будней «антивоенного движения», каких я не видал лет тридцать. Туда бы в кадр еще голодающего доктора Хайдера посадить — вот совсем клево было бы.

А между тем, Трамп в своей речи с трибуны Генассамблеи ни разу не упомянул Россию. Как же это объяснить? Ведь, по нашим представлениями, Россия — это истинный пуп земли. Все, что ни делают Штаты и НАТО — из-за нас, против нас, назло нам. А тут — ни слова о России в такой важной речи. Оказывается, все дело в том, что у Вашингтона нет плана в отношении нас. Не знают, что с нами делать — вот и молчат. А как же это они до сих пор без плана-то нам гадили?

Там же, за океаном, Трамп встретился с Порошенко. У Пушкова президент Украины обозначается просто — без имени или, не дай бог, отчества. Просто Порошенко. Нечего тратить слова на этого хмыря. Который всем своим поведением демонстрирует «неудержимое желание понравиться США». И восторгается встречей с Трампом, хотя длилась встреча всего шесть минут, из которых пять минут посвятили разговору про ураганы. И дальше — подробный сюжет о том, как плохо все на Украине, как она мешает жить ДНР и ЛНР, какую клоунаду устроил Саакашвили и так далее, и тому подобное.

Но главное — все равно Америка. К тому же вовремя подоспел юбилей ЦРУ — 70 лет исполнилось этой зловещей организации. Впрочем, не такая уж она и зловещая. Про «рыцарей плаща и кинжала» говорили теперь совсем в ином ключе. Не выставляя их вездесущими и коварными. Скорее, показывая каким-то неумехами и неудачниками, которые всюду лезут и везде попадают впросак. А их операции, спровоцированные ими перевороты и диверсии, взращенные ими Бен-Ладены, в итоге начинают оборачиваться и действовать во вред самой Америке.

Но, конечно, Пушков не был бы Пушковым, если бы не обратился к своему хобби. Он ведь «историк». В обширной исторической страничке он вспомнил про 80-летие процесса над Тухачевским, Якиром, Корком Уборевичем и другими. Хотя юбилей был уже несколько недель назад, видимо, эта тема свербила в нем.

Рассказ о процессе был своеобразным. Сталин, конечно, расправился с бывшими соратниками безжалостно и беззаконно. И казнили их по вымышленным и нелепым обвинениям. Но... все равно они получили по заслугам. Потому что и сами были палачами. Особенно Тухачевский, который в крови даже не по локоть, а по самую макушку. Крестьян травил газами, в Кронштадте расстреливал восставших матросов пулеметами. Что, в общем, безусловная правда. Забавен просто подход к судебной процедуре. Что если подсудимые — живодеры, то неважно, как их судили. Главное, что восторжествовала справедливость.

Увенчался «Постскриптум» еще одной круглой, но запоздавшей датой — 20-летием смерти принцессы Дианы. Которая, естественно, погибла не просто так. Заговор королевской семьи и спецслужб привел к ее устранению. Впрочем, Диана и сама была хороша, меняла любовников как перчатки. Хорошо, что слова типа «и поделом ей» не прозвучали. Но зрителю, думаю, не должно быть жалко эту женщину.

Все они там, на Западе, хороши. Грызутся как пауки в банке в обстановке доминирующей паранойи.

util