«Ребра переломают, здесь в лесу похоронят, никто нас не найдет». Как в Ленобласти захватывают госземлю
 Строительство дороги на Ржевском полигоне Минобороны. Фото: serbor / openbereg.ru
26 September 2017, 09:00

«Ребра переломают, здесь в лесу похоронят, никто нас не найдет». Как в Ленобласти захватывают госземлю

В Ленинградской области уже не первый год идет наступление на леса и озера, формально принадлежащие государству. Частные компании и садоводства, как правило, связанные с бывшими и действующими чиновниками, занимают и застраивают земли на берегах озер, вырубают леса. Местные жители, активисты и экологи считают эти действия незаконными, однако чиновники и правоохранительные органы реагируют вяло или вовсе предпочитают закрывать глаза на захват земель.

Бои за Ржевский полигон

В начале девяностых на территории, относящейся к Ржевскому полигону, создали несколько садоводств для сотрудников силовых структур. Так появилось СНТ МЧС «Защита». Председатель садоводства — Сергей Атаманчук, бывший начальник Управления МЧС по Выборгскому району Петербурга.

Активисты регулярно обвиняют его в захвате земли. Началось все в 2013 году, когда Атаманчук попытался через суд лишить Министерство обороны участка земли площадью 74 000 гектаров. То есть всего Ржевского полигона. Председатель садоводства мотивировал это тем, что территория расположенной там войсковой части № 33491 частично совпадала с тремя участками СНТ «Защита». Суд иск не удовлетворил, и тогда бывший чиновник подал другой.

На этот раз садоводы требовали лишить военных права собственности на часть полигона площадью 2000 га, находящегося на территории дачных участков. Из них 58 спорных гектаров председатель требовал отдать в аренду СНТ, так как они якобы давно принадлежали садоводству. Военные, по версии Атаманчука, присвоили эти территории незаконно. Весной 2015 года суд удовлетворил иск дачников. Так почти 2000 га перестали быть собственностью государства (для сравнения, площадь футбольного поля — примерно 1 га).

Строительство дороги на Ржевском полигоне Минобороны. Фото: serbor / openbereg.ru

Строительство дороги на Ржевском полигоне Минобороны. Фото: serbor / openbereg.ru

Местные жители обвиняют СНТ «Защита» в вырубке окрестных лесов, оставшихся в собственности Минобороны, и захвате земель под участки. Всего таким образом было освоено свыше 380 га. «И они продают участки. Часть идут как взятки местным чиновникам, мы это точно знаем», — утверждает активист из расположенного поблизости СНТ «Лазурное» Денис Гончаров.

По данным активистов, Атаманчук продает эти участки по садовой книжке. При такой схеме покупатель платит за вступление в садоводство, после чего получает участок земли, которым пользуется на основе своего членства в СНТ. При этом прав собственности на свой участок автоматически не получает. Обычно участки, которые продают таким образом, обходятся новым садоводам гораздо дешевле, чем участки, сразу переходящие в собственность.

Казалось бы, раз в деле замешана земля Минобороны, военные — естественный союзник защитников леса. Однако в действительности все не совсем так. «Когда мы пикетировали северо-западное подразделение департамента имущественных отношений Минобороны, они шевелились, но не особо, честно сказать. Только когда из Москвы им что-то поступает, они начинают что-то делать, — рассказал Открытой России активист Дмитрий Сергеев. — Может быть, они там тоже в доле».

Дикий помещик и приватизация берегов

«Местные власти не влезают туда особо, — продолжает Сергеев. — А районные до последнего максимально пытались урвать. Был такой глава администрации Всеволожского района Александр Соболенко. Как раз при нем вокруг озера Воякоярви вдруг вплотную появились несколько частных сельхозучастков. Очень крупные участки. Он избил людей, которые к нему пришли, получил два года условно, а адвокат, который его защищал, получил два крупных участка».

В 2012 году Александр Соболенко избил нескольких местных жителей в своем кабинете. Посетители были недовольны тем, что из-за нового генплана местности их могли расселить. У одного из потерпевших диагностировали ушиб мягких тканей, сотрясение мозга другой потерпевшей не подтвердилось. Пресс-служба главы администрации оправдалась тем, что в тот день у Соболенко была температура. 31 октября 2013 года глава администрации получил два года условно и запрет занимать государственные посты на три года. В СМИ адвокатом Соболенко был назван Александр Немкин, за которым с 20 апреля 2012 года закреплено право собственности на участок площадью 63 га возле озера Воякоярви.

Митинг против захвата лесов и берегов в Токсово. Фото: провед.рф

Митинг против захвата лесов и берегов в Токсово. Фото: провед.рф

В 2012-2015 годах на берегах Воякоярви и расположенного неподалеку озера Тинуксеньярви появилось несколько участков сельхозназначения (на которых можно строить дачи) общей площадью свыше 200 га. Однако эта земля принадлежала Минобороны, ухаживает за ней Морозовское военное лесничество. И в лесничестве ничего не слышали о выводе этих территорий из собственности министерства. Более того, в соответствии с постановлением Правительства РФ № 135 от 1998 года, Минобороны не может приватизировать эти леса. Если военные решат, что земля им больше не нужна, они должны вернуть ее в Лесной фонд.

Впрочем, два самых маленьких участка (7,8 и 4 га), загадочно ставших сельхозземлями, по суду вернули министерству. Администрация Всеволожского района сдавала их в аренду компании «Хонка-Парк» для строительства коттеджного поселка. На еще один участок площадью 63 га был наложен арест.

Как вообще можно захватить землю Минобороны?

Руководитель лесного отдела «Гринпис России» Алексей Ярошенко рассказал Открытой России, что незаконно приватизировать государственный лес в России не так уж сложно. «Основные лазейки для захвата лесов — это включение участков земли в территорию населенных пунктов, рекреационная аренда, обычная постановка на кадастровый учет. У нас ¾ лесов не стоят на кадастровом учете. То есть около 74% земель Лесного фонда номинально в федеральной собственности, но где проходят границы [этих участков], никто не знает», — объяснил эксперт.

Это происходит по всей России, обычно — в областях с дорогой недвижимостью, на пересечении лесной зоны и населенных пунктов. При составлении нового генплана местности можно просто прирезать к населенному пункту кусок леса. И тогда городская администрация сможет распоряжаться этой землей.

«И таких участков много. Государство решило, что проще не возиться с ними, а принять лесную амнистию. Поправки к законодательству, принятые в этом году, легализовали захваты лесов. Теперь в спорных вопросах приоритет отдается кадастру. Если захватчики земли умудрились вписать ее туда, то шансов вернуть ее практически нет, — отмечает Ярошенко. — Это — главный канал оттока государственных земель. Только в Ленинградской области площадь территорий Лесного фонда за три года сократилась с 5,68 млн га до 4,75 млн. То есть почти на миллион гектаров, или 16%».

Местные активисты подозревают, что леса у озер Тинуксеньярви и Воякоярви были приватизированы при участии Всеволожской администрации. «Без администрации здесь ничего не происходит. Администрация расположенного неподалеку Токсово тоже занимается этими махинациями, чиновники Минобороны, полиция. Тут один сговор всех местных чиновников», — считает Денис Гончаров.

Однако, чтобы возвести на приватизированных берегах Тинуксеньярви и Воякоярви коттеджный поселок, к ним необходимо провести дорогу, по которой проедет строительная техника. И такая дорога строится от СНТ «Защита»! Работы начались еще в 2015 году. Разрешения на вырубку и постройку дороги рабочие не предоставляют.

Фото: activatica.org

Фото: activatica.org

По словам Сергеева, после того, как стройкой заинтересовалась ФСБ, она прекратилось на несколько месяцев. Но в сентябре 2017 года продолжилась. Рабочие останавливаются, когда к ним приходят лесники и активисты. «18 сентября лесники приехали, мужики поехали обратно на базу. Лесники ушли, минут через 20 подтянулись ребята в масках, человек шесть. Мы вдвоем стояли. К нам подошли, сказали, что, если не покинем территорию СНТ „Защита“, нам ребра просто переломают, здесь в лесу похоронят, никто нас не найдет», — рассказал Гончаров.

Лесники составляли акты о незаконной вырубке лесов, однако их проигнорировали. Правоохранительные органы предпочитают не решать проблему, а пересылать недовольных друг к другу. «Я на днях лично звонил фсбшникам, потому что больше звонить уже некому. Сослались на МВД. В МВД говорят, что они этим не занимаются. Минобороны говорит, что это проблемы Всеволожской районной администрации, а администрация говорит, что это проблемы Минобороны», — говорит Денис Гончаров.

«Полиция работает хреново, это просто жесть. Ты им звонишь, они говорят — приедут, но никто не приезжает. Незаконная вырубка зеленых насаждений ­— это уголовная статья. Полиция должна приехать, допросить, документы спросить, зафиксировать, кто там работает, чтобы можно было выйти на прораба. Это все можно сделать. Тут совершенное болото. Видимо, действительно есть интересанты, — полагает Дмитрий Сергеев. — А суды длятся по пять лет. Пока творится вся эта неразбериха, они хотят все сделать и начать продавать. Наверное, будут самостроем строить, а дальше как-то узаконивать. Не знаю, на что они надеются».

Противники вырубки и застройки пытались защитить лес, создав в этих местах заказник. Еще в 2014 году они собрали деньги на его план. ­­"Часть территорий могут включить в заказник еще до конца года. Вокруг Кавголовского озера. Но вторая очередь еще неизвестно когда. Нам говорят, якобы это военные леса, их сложнее включать в заказник, чем леса, включенные в территорию поселений. Но не знаю, насколько в это можно верить«, — рассказал Дмитрий Сергеев.

И не только Ржевка

Описанный выше случай — далеко не единственный. Более того, леса вокруг Тинуксеньярви и Воякоярви — не единственные озера Всеволожского района, за которые идет борьба защитников леса. Например, 207 га земли между Кавголовским и Изумрудным озерами будут отданы под застройку. Несмотря на то, что эти леса также относятся к числу оборонных, а Комитет по природным ресурсам намерен внести их в заказник. По данным «Новой Газеты», ПАО «Газпром» и связанные с ним инвесторы хотят построить здесь коттеджный поселок.

18 сентября были задержаны руководитель отделения федеральной кадастровой палаты по Ленинградской области Олег Михеев и его заместитель Сергей Храмов. В отношении них возбуждено уголовное дело по части 6 статьи 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере). Предполагается, что они получили земельные участки в Ломоносовском районе Ленобласти и квартиру в Петербурге общей стоимостью около 56 млн рублей. Подарили недвижимость предприниматели, заинтересованные в постановке земли (всего 15 га) на кадастровый учет. Предполагается, что постановка требовалась для переоформления земли по описанной выше схеме и строительства коттеджей. Однако едва ли эти задержания сильно повлияют на сложившуюся обстановку.

Вообще, подобные дела возбуждаются редко. «Бывает, что на чиновников, замешанных в подобных махинациях, заводят дела, но это исключительные случаи. Обычно один-два случая на регион в год. Всего по России десятки случаев в год. Но нарушений сотни тысяч, так что это явно меньше 1%», — констатирует Алексей Ярошенко.

util