«Женщина всю жизнь убирала говно за чиновниками, а у нее отнимают жалкие 10 метров»
 Фото: trc33.ru
27 Сентября 2017, 09:00

«Женщина всю жизнь убирала говно за чиновниками, а у нее отнимают жалкие 10 метров»

В Петушках пенсионерку выселяют из каморки, которую ей дал райисполком 40 лет назад

В городе Петушки Владимирской области несколько месяцев развивается история с выселением пенсионерки из своего жилья. 79-летняя Антонина Шкедина последние 36 лет проживает в здании районной администрации, где работала сторожем и уборщицей еще с советских времен. Тот факт, что женщина треть века прожила в нежилом помещении, долгое время никого не волновал, но, когда в Петушинском районе появился новый глава администрации, пенсионерку срочно потребовалось выселить — оказывается, она незаконно занимает помещение прямо под его кабинетом.

«Из-за 10 квадратов решили бабку на улицу выпилить»

Антонине Ивановне Шкединой было 43 года, когда она устроилась работать в Петушинский райисполком сторожем. Как и другие сотрудники, вскоре она получила жилье по месту работы — небольшую комнату в здании самого райисполкома. Женщина жила здесь совершенно официально: в ее паспорте указано место прописки — город Петушки, Советская площадь, д. 5 (адрес, по которому находится здание райадминистрации), дата регистрации — 9 января 1985 года. Всё это время вместе с Антониной Ивановной здесь же был прописан ее муж и дочь.

«Если зайти с парадного входа, то ее каморка находится прямо под лестницей на второй этаж, — рассказывает Петр Костюк, родственник Антонины Ивановны, представляющий ее интересы по доверенности. — У нее есть отдельный выход с торцевой стороны здания. До нее там еще семей 15 жили, судя по домовой книге. Одна комната где-то 4,5 квадратных метра, вторая — метров восемь и коридорчик. Я по молодости ходил к ней туда, там дай бог 10-15 квадратных метров от силы вся площадь. Из-за 10 квадратов решили бабку на улицу выпилить».

После распада Советского Союза райисполком превратился в районную администрацию. Антонина Ивановна продолжала там работать сторожем, а потом уборщицей вплоть до 2016 года. Но в новой стране статус помещения, где проживала пенсионерка, никто так и не выяснил. В принятом в 2004 году Жилищном кодексе РФ появилось понятие «жилое помещение», но применить его к комнате Антонины в здании администрации было нельзя. Однако прописка в паспорте Антонины и домовая книга, в которой есть записи о всех работниках-жильцах здания бывшего райисполкома, говорят о том, что женщина занимает эту площадь совершенно легально.

Еще в советское время женщина встала в очередь на получение квартиры для своей семьи. Очередь на получение нормального жилья подошла в середине 90-х, но к тому моменту семьи у женщины уже фактически не было — муж Антонины Ивановны умер, дочь вышла замуж и уехала жить к мужу. В 1995 году чиновники из администрации района предложили ей остаться жить в своей каморке, а новую квартиру — отдать семье погорельцев. Женщина согласилась: жить одной в большой квартире не было смысла, здесь она ко всему привыкла, круглосуточно могла быть на работе, да и спорить с начальством Антонина Ивановна никогда не умела.

«Антонина Ивановна, спасай-выручай!»

До 2016 года, пока Антонина работала в администрации, никто не собирался ее выселять. Но потом, когда здоровье и возраст дали о себе знать и пенсионерка вынуждена была прекратить работать, факт ее проживания в здании администрации сразу обеспокоил чиновников.

«Она жила и работала, и никто кроме благодарности ничего ей не говорил. По любому поводу к ней обращались. У нас перед зданием администрации района стоит памятник Ленину, какой-нибудь придурок ему крест в руку засунет — „Антонина Ивановна, иди, быстренько убери, чтобы утром никто не видел!“ — она бегом туда. Наряженную новогоднюю елку на площади перед администрацией какой-то пьяный придурок подпилил — „Антонина Ивановна, быстрей спасай-выручай!“. Пришел дед 85-летний на выборы, умер на участке — „Куда его деть? Ой, несите к Антонине Ивановне, пусть там полежит, пока руководство не уехало!“. Когда нужен был человек — сразу Антонина Ивановна, а когда необходимость в нем отпала — все, на улицу Антонину Ивановну», — вспоминает Петр Костюк.

Сначала с пенсионеркой пытались разговаривать через ее родственников: зять Антонины Ивановны работает в администрации, ему велели забрать тещу к себе домой. Дочь Антонины Ивановны, Людмила, рассказывает, что готова взять маму к себе, но та настолько привыкла жить одна и так любит свою комнату, что не может уехать оттуда к детям. При этом в двухкомнатной квартире площадью примерно 40 квадратных метров и так живут пять человек — Людмила, ее муж, их дочь с мужем и маленьким ребенком.

«Мы можем помогать только братским республикам и братским странам»

В августе 2017 года Антонина Шкедина получила письменное уведомление от районной администрации с требованием освободить нежилое помещение. В письме глава администрации Сергей Великоцкий ссылается на закон от 1999 года «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», согласно которому человек не может проживать в помещении, признанном нежилым. Тот факт, что женщина 17 лет вопреки этому закону жила в помещении в здании администрации, видимо, не смутил местных властей.

79-летней женщине поставили условие — покинуть помещение до 18 августа 2017 года, иначе администрация будет вынуждена обратиться в суд. Но в суде исковых заявлений к Шкединой так и не появилось: зато 7 сентября появился новый замок на двери в ее комнату. Глава администрации района поручил спилить замок с двери Антонины Ивановны и повесить новый — женщина уже 20 дней не может попасть к себе в дом и даже взять свои вещи и с тех пор ходит в том же, в чем вышла из дома 7 сентября.

«Антонина Ивановна проработала на государство 60 лет. Она из многодетной семьи, ее отец погиб в концлагере во время Великой Отечественной войны. Его имя как в насмешку выбито на плите на памятнике под окнами администрации района — Климов Иван Кузьмич. Ладно, государство у нас нищее, бедное, мы можем помогать только братским республикам и братским странам. Могли бы оставить ее дожить там эти дни — сколько ей там осталось? Два понедельника... Нет бы прийти по-человечески и сказать: „Антонина Ивановна, спасибо тебе за труд, за доблесть. Ты пропахала 60 лет на нас, убирала за нами“. Это еще публично нельзя рассказывать, что делали чиновники в своих кабинетах после работы — и вот все это она за ними выгребала», — рассказывает Петр Костюк.

«Неужели она не заслужила у этого государства какую-нибудь отдельную конуру?»

У главы администрации района Сергея Великоцкого своя версия событий. Изданию «Губерния 33» он рассказал, что пытается решить проблему по закону, а пожилую женщину должны забрать к себе дети и внуки, которые, по его словам, живут в «нормальном доме» и «обеспечены»:

«Когда три года назад я стал главой районной администрации, я проводил ревизию помещений и выяснил, что живет она здесь незаконно. Я ей сказал об этом. Она зарегистрировалась каким-то образом по адресу: г. Петушки, Советская площадь, д.5. Это здание администрации. Я обратился к ее зятю (он у нас работает водителем в управлении гражданской защиты) с тем, что маму надо забирать. Сказал ему о том, что она живет в неподходящих условиях — где-то под лестницей в администрации. А они сами (семья дочери пенсионерки) живут в нормальном доме. И дети обеспечены, и внуки. Мы даже рассматривали вопрос о выделении им пиломатериалов, чтобы они сделали прируб в своем доме для мамы. Но прошел год, а ответа не последовало».

По словам Петра Костюка, дом, о котором идет речь, вообще не имеет никакого отношения к Антонине Ивановне — он принадлежит родителям ее зятя, и пристройку делать там никто не предлагал. По крайней мере, когда зять пенсионерки пришел в лесничество получать дрова хотя бы на ремонт этого дома, ему отказали, потому что по бумагам он прописан в квартире. Районная администрация, по словам Великоцкого, также предлагала отправить старушку в дом престарелых, но Антонина Ивановна была против.

Петр Костюк рассказал, что написал обращения в Следственный комитет, Генпрокуратуру, МВД, уполномоченной при президенте Татьяне Москальковой и Владимиру Путину. Все инстанции молчат. Два ответа Костюк получил из прокуратуры: из генеральной — о том, что обращение направлено во Владимирскую прокуратуру, а из Владимирской — о том, что обращение направлено в Петушинскую.

«Россия является правопреемником СССР по всем вопросам — все обязательства райисполкома переходят на администрацию района, — рассуждает Петр Костюк. — Но каким-то чудесным образом утрачены все архивы, никто ничего не помнит. Она ветеран труда, она ребенок войны, неужели она не заслужила у этого государства конуру какую-нибудь отдельную? Или хотя бы возможность дожить последние годы в том жилье, что ей уже дало бывшее государство, и которое нынешнее пытается отнять. Женщина всю жизнь убирала говно за чиновниками, а у нее отнимают жалкие 10 метров. У нас госпожа Васильева миллионы украла — ее пожурили, отпустили. Господин Сердюков вообще ни при чем, он свидетель. Значит, богатая у нас страна все-таки?».


«Все детство в концлагере, и старость — там же». Бывшую узницу выживают с якобы монастырских земель

В поселке Выша Рязанской области медработники, получившие квартиры и приусадебные участки 50 лет назад, не могут отстоять свое право на жилье, огороды и надворные постройки. Среди тех, кто должен, по решению государства, отдать свою собственность РПЦ, — бывшая узница концлагеря Ирина Попова. Читать дальше...

util