Наталья Зубаревич: «Эта программа сделана для того, чтобы Минфин тратил меньше денег»
 У здания магазина в Нальчике. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
27 Сентября 2017, 18:24

Наталья Зубаревич: «Эта программа сделана для того, чтобы Минфин тратил меньше денег»

Владимир Путин объявил о запуске с 1 января 2018 года программы реструктуризации бюджетных кредитов для регионов. Предполагается, что в ближайшие два года регионы будут выплачивать по 5% имеющегося долга, а затем участие в льготной программе продолжат те регионы, которые смогут показать рост региональных бюджетов.

Директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич говорит, что это чисто фискальная история: «Это не про людей — люди этого практически не почувствуют».

— Сможет ли сработать анонсированная программа реструктуризации бюджетных кредитов?

— В регионах, где долгов больших нет, скорее всего, может получиться. В регионах, у которых есть большие долги — нужно посмотреть. По первому полугодию 2017 года таких регионов 38. Если не будет новых бюджетных кредитов, а регионы, как раньше, будут иметь большой дефицит бюджета, то, соответственно, большой вопрос, не придется ли им опять идти в коммерческие банки, занимать деньги и наращивать долг. Пока всё не очень понятно.

— В каких регионах сейчас самая сложная долговая ситуация?

— Самый высокий долг у Мордовии — 170 с лишним процентов от собственных доходов бюджета, далее Кабардино-Балкария — 123%, чуть больше — Хакасия. Большие проблемы у Карелии, у Костромской и Астраханской областей. Таких регионов десяток-полтора, и трудно сказать, как они справятся. Боюсь, что не очень.

— А где сейчас наименьшие долги?

— Москва, Санкт-Петербург, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа, Тюменская область, Сахалин — у богатых регионов практически нет долгов. Есть несколько бедных регионов с минимальным долгом или с его отсутствием: это Алтайский край, Владимирская область — просто они очень аккуратно расходуют бюджеты.

— Чтобы в дальнейшем регионы смогли участвовать в программе реструктуризации бюджетных кредитов, им необходимо будет выполнить главное условие: «обеспечить рост региональной налоговой базы и неналоговых поступлений в свои бюджеты темпами не ниже инфляции в 2018–2019 годах». Реально ли будет такое осуществить?

— Мечтать не вредно, если экономика растет. Пока база растет: есть только 13-15 регионов, где по первому полугодию 2017 года доходы бюджетов сократились, у большинства они выросли. Общий рост за первое полугодие 2017 года — 9%, что значительно выше инфляции. Налог на прибыль вырос на 12%. Пока такие возможности есть, но проблема в том, что все распределено очень неравномерно: высокие темпы роста обеспечиваются в немалой степени за счет Москвы, у которой доходы растут просто феерически. Сумма в результате получается хорошая, но за счет того, что это Москва. А Москва, извините, это 20% всех доходов всех бюджетов всех субъектов федерации.

— Не начнется ли в «отстающих» регионах волна налогового прессинга, чтобы выполнить это условие?

— Что значит волна налогового прессинга? НДФЛ вы должны обелять, выводить его из тени. В условиях плохой институциональной ситуации бизнес из тени выходить не будет. НДФЛ растет на 8% — это уже и так неплохо, но говорить, что он будет расти быстрее, я бы не стала. Налог на прибыль не сильно зависит от регионов — основные поставщики этого налога — крупные компании. Акцизы от регионов почти не зависят. Что они могут сделать: поднять ставки налога на имущество — но извините, кризис не закончился. Если вы будете повышать ставки налога на имущество, это еще дополнительный прессинг для бизнеса. Поэтому простых рычагов повышения налоговой базы в условиях экономической почти что стагнации нет.

— Владимир Путин сказал, что деньги, которые высвободятся в ходе программы у регионов, станут ресурсами «для решения социально-экономических задач, для решения задач, связанных с созданием новых рабочих мест, для повышения уровня жизни граждан». То есть люди, живущие в регионах, смогут ощутить какие-либо преимущества от этой программы?

— Разговор идет о том, чтобы долги уменьшить. Это разные истории, это не про людей — люди этого практически не почувствуют: ни туда, ни сюда. За исключением тех, кого будут сокращать, чтобы снизить расходы бюджета, — вот эти люди почувствуют. Но как бюджетные учреждения будут сокращать бюджетные рабочие места — это большой вопрос. Перед президентскими выборами точно сильно не будут, а потом — посмотрим.

Эта программа сделана для того, чтобы Минфин тратил меньше денег. Эта генеральная задача: у Минфина нет сейчас денег, он экономит и давно подстегивает регионы тоже тратить меньше. Это фискальная история.

util