«Надбавки появились из воздуха!» Как омская пенсионерка противостоит водному монополисту
 Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС
27 Сентября 2017, 20:00

«Надбавки появились из воздуха!» Как омская пенсионерка противостоит водному монополисту

Омская пенсионерка Тамара Михайловна Фоменко вступила в противостояние с государством в лице компании «Омскводоканал». Фоменко требует снять с нее долг за холодную воду, образовавшийся в 2015 году. Она исправно оплачивала услугу, вычеркивая из квитанций только некие «инвестиционные надбавки».

До сих пор ни судебные инстанции, ни надзорные органы, не уже говоря о горсовете или мэрии, не могли повлиять на политику «Омскводоканала». Но омскую пенсионерку это не остановило.

Суды не при делах

11 лет назад, в апреле 2006-го, тарифы на холодную воду в Омске внезапно взлетели на 516 % — в 6 c лишним раз, — хотя по распоряжению федерального правительства не должны были увеличиваться больше, чем на 20%. Никто не объяснил тогда жителям города, чем вызван умопомрачительный рост. Спустя год с небольшим, причина прояснилась: согласно реестру юридических лиц, владельцем «Омскводоканала» после его приватизации стала организация «Западно-Сибирское водное партнерство», 25,2% акций которого принадлежит фирме «Ивитал люкс», контролируемой, по данным «Ведомостей», Алексеем Полежаевым сыном в то время губернатора Леонида Полежаева. В дальнейшем те же «Ведомости», а также газеты «Век» и «Коммерческие вести» проинформировали своих читателей, что «Омскводоканал» перешел в собственность двух кипрских компаний, одна из которых, «Дольсемиа Холдингз Лимитед», владеет такой же долей (25,2%) и находится под контролем того же физического лица. Приватизация происходила как раз во время взлета тарифов.

Прокуратура отреагировала и подала в областной суд иск в защиту неопределенного круга лиц. Облсуд в свою очередь направил запрос в Конституционный суд. КС в феврале 2007 года вынес определение, что местному самоуправлению следует «пересмотреть размер платы граждан за коммунальные услуги» и «суммы необоснованно полученных платежей зачесть им при расчете в последующие периоды».

Определение замечательное, но его можно было не исполнять: оно носило рекомендательный характер. Суд высшей инстанции рекомендовал, но не обязывал омские власти вернуть омичам то, что у них отобрали. Естественно, областная фемида определение проигнорировала, а общественность узнала о нем лишь два года спустя, когда его случайно нашли в интернете омские правозащитники. Впрочем, придать документу юридическую силу они тоже не смогли. И водные тарифы остались на своем шестикратном уровне, в дальнейшем подрастая своим чередом, накручивая ежегодное повышение тарифов уже на него.

Программа работала на износ

Но «Омскводоканал» решил не останавливаться на достигнутом. В феврале 2008 года он представил в городской совет «инвестиционную программу по развитию системы водоснабжения и водоотведения до 2013 года». На ее выполнение, по расчетам предприятия, требовалось 3,537 млрд рублей. Эти средства предлагалось изыскать, в том числе, в карманах потребителей — физических и юридических лиц, — предъявив им внеочередные надбавки к тарифам.

Народные избранники покорно приняли предложенный проект. Через 4,5 года, в сентябре 2012 они обсудили итоги программы, и пришли к выводу, что она сорвана. Директор департамента городского хозяйства Игорь Михайлов привел обескураживающие факты: «На пятый год практически ни одно мероприятие программы не выполнено. Состояние муниципального имущества, переданного в аренду, ежегодно ухудшается. Если в 2008 году износ сетей составлял 72%, то в 2011 году этот показатель достиг 80,65%» При этом, заметил чиновник мэрии, «с 2005 по 2011 годы тариф „Омскводоканала“ вырос в 13 раз, а размер годовой выручки — с 1,2 млрд руб. до 4 млрд. руб.», то есть, за Алексея Полежаева и других неизвестных владельцев акций можно было только порадоваться. Впрочем, как выяснилось, не обижали они и сотрудников своей компании. В июле 2013 года областное Следственное управление СК РФ возбудило уголовное дело в отношении неустановленных лиц из Региональной энергетической комиссии (РЭК) Омской области по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). Как сообщалось на сайте ведомства, «Региональная энергетическая комиссия в 2011-2012 гг. незаконно включила в тарифы на воду 62 млн. рублей: эти деньги компания тратила на корпоративные праздники и путевки в детские оздоровительные лагеря. При этом абоненты „Омскводоканала“ оплачивали необоснованно завышенную стоимость коммунальных услуг».

Дело в отношении председателя РЭК Евгения Марченко пять раз возбуждалось и приостанавливалось, так и не дойдя до суда, а вопрос о возврате омичам переплаты никому из представителей власти, — например, депутатам, разных уровней, — в голову не пришел.

Фото: Андрей Перечицкий / ТАСС

Фото: Андрей Перечицкий / ТАСС

Надбавки из воздуха

Позже Горсовет продлил «инвестиционную программу по развитию системы водоснабжения и водоотведения» еще на два года — до 2015, дав «Омскводоканалу», по сути, карт-бланш на дальнейшее повышение цены холодной воды.

Все эти повышения и превышения омская пенсионерка Тамара Фоменко не оспаривает. Она решила ограничиться надбавками только за 2015 год.

— Это дело давнее. И вообще, я обжалую не решения органов власти: у меня нет по ним документов, хотя знаю, что вокруг этой организации беспредел творится уже много лет. Я оспариваю только надбавки за 2015 год, потому что они появились вообще из воздуха — инвестиционная программа в то время уже не действовала...

Да, в конце 2014 года, заслушав отчет ОАО о проделанной работе, городские парламентарии не рискнули далее ее продлевать. Но на прибыль компании и убытки ее абонентов это не повлияло никак: она продолжала выставлять им счета с новыми надбавками, и к ним теперь уже ни горсовет, ни мэрия отношения не имели. Пенсионерка спрашивает в своем иске: «Откуда эти-то надбавки взялись?».

Они могли взяться только из инвестпрограммы, но ни в одном документе, говорит Тамара Михайловна, не сказано, что она включает в себя 2015 год.

— «До 2015» не значит «включительно». Я посмотрела в словаре Ожегова: «до» означает границу, предел. Если программа до 2015, значит, он в нее не включен. Я делала запросы в мэрию, горсовет, министерство ЖКХ России: они подтвердили, что 2015 в программу не входит. И сам «Омсководоканал» подтвердил: я задала ему вопрос через газету: «утверждена ли инвестпрограмма на 2015», ответ был: «Нет. Не утверждена». Программы в 2015 не было, но они продолжали брать с населения деньги на ее выполнение.

С 1 июля 2015 тариф на холодную воду в Омске увеличился на 13%, в декабре — на 15%, и с июля 2016 повысился снова. Хотя в федеральном законе (ФЗ — 210) сказано, что тарифы на услуги ЖКХ могут повышаться не чаще одного раза в календарный год.

— Никто «Омскводоканалу» разрешения на повышение не давал, — уверена пенсионерка. — Они сами включили надбавку в свои квитанции, и люди то, что им присылают, оплачивают, и никто не спрашивает «За что?»

Храмы на воде?

Омск — город-миллионник. Но сакраментальным вопросом «за что платить?» задалась почему-то только одна пенсионерка.

— Я — сирота войны, мне госпошлину платить не надо, вот и бегаю по судам. Я и в советские времена этим занималась, меня выбирали в народные заседатели. А в 90-е стала правозащитницей, состою в областном комитете по правам человека...

«Бегает» она с полиэтиленовыми пакетами, набитыми килограммами казенных бумаг. Мировой суд, в котором рассматривается ее иск, находится в пятиэтажном здании, снаружи и изнутри напоминающем армейскую казарму. Все судебные участки на верхнем этаже; вероятно, чтобы посетители, среди которых немало сверстников Тамары Михайловны, тренировали ноги и сердце.

Весь 2015 год Фоменко исправно оплачивала холодную воду за вычетом «инвестиционных надбавок», теперь предприятие требует с нее еще 237 руб 82 коп, но именно их пенсионерка намерена опротестовать в мировом суде.

— Переплачивали все горожане. Если посчитать с 2006 года, выйдет сумма во много раз больше. Но этим пусть займется кто-то другой. Знаю точно, что прибыли «Омскводоканала» исчисляются миллиардами — эти данные публиковались в СМИ. Интересно узнать, на что эти миллиарды тратятся.

Четкий ответ на этот вопрос, возможно, дадут проверяющие органы, когда и если доберутся до водяного монополиста. Но есть факты, которые можно сопоставить: особенно бурный рост тарифов «Омскводоканала» совпал с воздвижением главных городских храмов. Масштабное строительство шло по инициативе главы региона Леонида Полежаева, который не раз заявлял, что главное — чтобы у жителей Омска было желание духовно окормляться, а деньги на благое дело он найдет, и находил. Федеральное правительство не препятствовало, региональное — помогало, как могло. Но основные суммы на возведение храмов приходили от неизвестных спонсоров и анонимных благотворителей — и это святое дело, возможно, после внешнего аудита тоже будет переквалифицировано в уголовное.

И довольно долго звучала небезосновательная версия, что часть средств, переплаченных омичами за воду по инвестиционной программе губернаторского отпрыска, могли быть отмыты на инвестиционной программе его родителя. И в этом случае из кранов омичей течет воистину святая вода.

Судебное разбирательство по иску пенсионерки Тамары Фоменко назначено на 3 октября.

util