«Пробороздив лицом стену, ударился об лавочку»: избитого полицией мужчину судят за избиение полицейского
 Станислав Калиниченко. Фото: newkuzbass.ru
28 Сентября 2017, 09:00

«Пробороздив лицом стену, ударился об лавочку»: избитого полицией мужчину судят за избиение полицейского

Блогер Станислав Калиниченко июньским вечером 2016 года попал в ОВД «Центральный» города Кемерова. Пытаясь доказать полицейским, что его задержали незаконно, мужчина получил место на скамье подсудимых и запись в заключении нейрохирурга — «прерванная асфиксия».

«Напишите, что пили спиртное»

19 июня 2016 года Станислав сидел с другом на лавочке в одном из скверов Кемерова, возле мужчин стояла бутылка вина. В это время полицейские Анатолий Викторович Опарин и А. Г. Поляков патрулировали район на служебном автомобиле. Увидев в сквере двух мужчин с алкоголем, они остановили машину и подошли к ним.

По словам Калиниченко, полицейские не представились, не предъявили удостоверения и не назвали причину обращения. Они начали составлять на мужчин протокол о распитии спиртных напитков, и попросили Стаса и его знакомого подтвердить это в документе. Калиниченко написал, что он никакого алкоголя не употреблял. После этого, по его словам, полицейские без каких-либо объяснений, угрожая электрошокером, начали толкать его к задней двери патрульной машины. Добившись того, чтобы мужчина сел в автомобиль, патрульные повезли его в отделение.

«Из-за удушения я дважды терял сознание»

Выйдя из полицейской машины, Калиниченко начал настаивать на том, чтобы ему объяснили, по какой причине его задерживают, по какому праву его насильно привезли в отдел. Мужчина сказал, что не сдвинется с места, пока не получит объяснений от полицейских. «После этого меня начали силой волочить ко входу в отделение», — вспоминает он.

«На меня надели наручники, и у меня оставалась только одна возможность противостоять им — кричать во весь голос, что я и начал делать. Я кричал: „Помогите, убивают“. Уже после этого к ним двоим [полицейским] присоединились еще человек шесть, затащили меня в тамбур, где нет камер, и начали душить, чтобы не кричал. Из-за удушения я дважды терял сознание. Полицейские нанесли мне многочисленные ушибы и ссадины», — рассказал Калиниченко.

Опарин объяснил удушение тем, что задержанный оказывал сопротивление полицейским: именно поэтому им пришлось применить «удушающий захват». Согласно показаниям Опарина, которые приведены в постановлении следователя А. Р. Бризана, ссадины и царапины Калиниченко мог причинить себе, когда вырывался из рук полицейских: якобы во время борьбы Станислав «активно и специально дергался в разные стороны, пытался оттолкнуть [сотрудников полиции], и, возможно, от этого ударялся о стену и пол».

Результаты осмотра, проведенного нейрохирургом

Результаты осмотра, проведенного нейрохирургом

Ссадину на лбу Калиниченко в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении полицейских объяснили так: «Он [Анатолий Опарин] и Хохлов В. вывели Калиниченко С. Ю. на улицу, подошли к лавочке, расположенной возле стены здания отдела полиции „Центральный“, возле заднего входа. Калиниченко С. Ю. некоторое время постоял, он [Анатолий Опарин] ему говорил, чтобы тот вел себя спокойно, но Калиниченко С. Ю. повернулся к нему спиной, стоял лицом к стене и резко упал, как он понял во время падения пробороздив лицом об стену и ударился об лавочку. Он [Анатолий Опарин] и Хохлов В. стояли рядом, он [Анатолий Опарин] поймать Калиниченко С. Ю. не успел. После падения Калиниченко С. Ю. сразу же сам же поднялся, и он [Анатолий Опарин] увидел, что в результате падения, в районе лба у Калиниченко С. Ю. образовалась ссадина, которая кровоточила» (орфография и пунктуация сохранены. — Открытая Россия).

Сам Калиниченко объяснил ссадину тем, что полицейские толкнули его к стене. Не имея возможности опереться об нее руками (они были в наручниках), мужчина ударился головой.

«Вдруг начал кричать: „Мама, мама“»

Когда Калиниченко на патрульной автомобиле везли в ОВД «Центральный», он позвонил родственникам — матери и брату, сообщил им о том, куда его доставят, и попросил немедленно приехать. Мать и брат обнаружили Калиниченко в полицейской машине, куда задержанного отправили потому, что он «своими криками мешал работать» отделению.

«Калиниченко С.Ю. сначала успокоился и спокойно сидел в автомобиле, а потом вдруг начал кричать: „Мама, мама“. В этот момент он [Опарин] увидел, что к автомобилю подходят женщина, как позже ему стало известно, — мать Калиниченко С.Ю. , как установлено, Калиниченко Р. Н., и мужчина, как позже тот представился, Калиниченко Ф.Ю. — брат Калиниченко С.Ю. Когда они подошли, Калиниченко С.Ю. стал вести себя вызывающе, начал кричать, говоря, что его якобы пытались задушить», — приводятся показания Опарина в постановлении следователя А. Р. Бризана.

«Когда приехали мои мама и брат, меня пытались спрятать от них — я был весь в крови, опухший. Они меня долго искали, ходя вокруг отделения. Потом, когда полицейские уже при них начали заталкивать меня за решетку, произошла неразбериха. В результате нее мне инкриминируют удар, который я якобы нанес одному из них — толкнув того головой», — вспоминает Калиниченко.

Ролик «Пытки в полици»: не будь инертным!»

«Здравствуйте, против меня возбуждено дело»

«Мое дело, по части 1 статьи 318 УК („Применение насилия в отношении представителя власти“), фабриковали где-то пару месяцев» — рассказывает Калиниченко. Пока мужчина пытался привлечь к ответственности полицейских из ОВД «Центральный» по статье 286 УК (превышение должностных полномочий), на него «тайком собирал бумажки» следователь Руслан Шалимов.

«Он [Шалимов] скрывал от меня определенные следственные действия, чтобы не дай бог мне стало известно, в какую сторону идет вообще это следствие так называемое. Если бы я знал, то шум поднял бы гораздо раньше, я бы каждое его действие под микроскопом рассматривал, что он там творил и вытворял. Он составил обвинительную фабулу и выкатил ее мне — здравствуйте, против меня возбуждено уголовное дело», — рассказывает Калиниченко в выложенном видеоролике.

Станислав Калиниченко — о конфликте с сотрудниками МВД

Заявление Станислава на незаконные действия полицейских ни к чему не привело — реакцией стало постановление об отказе в возбуждении уголовного дела — правда, узнать об этом мужчине удалось только в декабре. Как рассказал Калиниченко, в местном управлении Следственного комитета очень удивились тому, что он вообще пришел за ответом.

В День Конституции — 12 декабря — Калиниченко обжаловал постановление в суде. На рассмотрение жалобы по закону дается пять дней, но этот срок, по его словам, «хитро» обошли. По закону жалоба подается по совершению места преступления или по месту проживания преступника — в случае Станислава это суд Центрального района или суд Заводского района. Судья Центрального районного суда принял решение об отказе в жалобе и передал ее в Заводский районный суд. Он уложился в пять суток, но об этом, по словам Станислава, его никто не известил. Жалобу переслали не прямиком в другой суд, а через учреждение — судебный департамент, где она «могла бы храниться вечно».

«Сроки по рассмотрению моей жалобы тянулись, а мое уголовное дело во весь опор скакало, следственные стадии просто мигом прошли, и оно дошло до суда», — вспоминает Калиниченко.

По словам Станислава, рассмотрение дела в суде значительно ускорилось, когда он перестал участвовать в заседаниях: его удалили «за пререкания». «Пока я присутствовал, заявлял отводы судье, прокурору, пользовался правом отводить адвоката по назначению. Судья Донцов А. В. допросил большинство „свидетелей“, в качестве которых, на самом деле, выступают избивавшие меня полицейские. Они, как под копирку, описали в показаниях одно и то же вплоть до запятых, а в выступлениях на суде путают факты и говорят, что ничего не помнят», — поясняет Калиниченко.

Неполитический заказ

«Подоплеки политической в этом деле нет. Это чистая „бытовуха“, которая осложняется тем, что я знаю и отстаиваю свои права. На таких строптивых активистов и фабрикуют дела, чтоб неповадно было. Заказ тут не политический, а, скорее, гражданский. С прошлым делом по 280 статье, которое было действительно политическим, это никак не связано — разве что тем, что система уже знает, что я за человек, как веду себя в суде и с полицейскими. Это удобный случай съесть давнего „классового врага“», — рассуждает Станислав.

В 2013 году с подачи следователей ФСБ Калиниченко осудили по части 1 статьи 280 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) за ретвит оппозиционной листовки «Брось ходить на митинги и начинай действовать». Блогер не признал свою вину. В марте 2015 года мужчина был оштрафован на 150 тысяч рублей, но в уже мае он попал под амнистию. Правозащитный центр «Мемориал» признал Калиниченко лицом, преследуемым по политическим мотивам.

util