«Выполнили свою задачу перед кем-то». Поклонская — о депутатах, посмотревших «Матильду»
 Наталья Поклонская. Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ
29 Сентября 2017, 17:50

«Выполнили свою задачу перед кем-то». Поклонская — о депутатах, посмотревших «Матильду»

У фильма «Матильда» настолько сильные лоббисты, что для них не составляет проблемы не только отмена предостережения о недопустимости показа, но и лишение гражданства прокурора, который вынес это предписание. О том, как крымский соратник депутата лишился работы и нового отечества, о депутатах, по заказу рекламирующих кощунственные и святотатские фильмы, Открытой России рассказала депутат Государственной Думы Наталья Поклонская.

— Наталья Владимировна, почему фильм «Матильда» депутатам показывали не на Охотном Ряду? Зачем понадобилось переносить закрытый показ в ГУМ?

— Расскажу по поводу этого закрытого показа. В здании Государственной думы этот фильм не показывали. Этот фильм... Не знаю, кто-то договорился, по-видимому кто-то из профильного комитета по культуре, договорились, чтобы единицы депутатов пришли и посмотрели где-то в кинотеатре. Они пошли под охраной полицейских и посмотрели. Единичные депутаты. По всей видимости это нужно было сделать, потому что ранее они уже высказывали свое отношение по этому фильму, поддерживая его активно. Выполнили свою «в кавычках» задачу перед кем-то, прорекламировав этот фильм, несмотря на позицию людей, которые собственно и отправили этих депутатов в Государственную Думу.

Перед специальным показом фильма «Матильда» для членов комитета по культуре Госдумы РФ и депутатов в кинозале ГУМа. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Перед специальным показом фильма «Матильда» для членов комитета по культуре Госдумы РФ и депутатов в кинозале ГУМа. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

— Что вы думаете про отзыв вашего коллеги Станислава Говорухина?

— Он прокомментировал, что сто тысяч людей, обратившихся на имя депутатов, на имя своих избранников в парламенте — это ничего не значит, их слушать никто не будет. Я считаю, что это совершенно не так. Этих людей слышат, их в Думе слышат, и будут слушать, потому что люди обращаются в установленном законом порядке, они обращаются к своим депутатам, избранникам, представляющих их интересы в парламенте страны. Сему яркое подтверждение есть — пару дней тому назад заседание межфракционной группы по защите христианских ценностей, на котором были депутаты различных фракций — и со «Справедливой России», и с КПРФ, и с «Единой России», и с «Родины», — которые единогласно поддержали и попросили внести повторный коллективный депутатский запрос на имя Генерального прокурора России с предложением реализовать предоставленные прокурору полномочия по запрету кощунственного фильма, который разжигает рознь, который нарушает религиозные права граждан, этих ста тысяч людей и многих других, а также оскверняет православные святыни, оскорбляет православную веру, веру народа нашей страны. Нельзя говорить о том, что это позиция Думы, нет. Позиция Думы была изложена в коллективном межфракционном депутатском запросе на имя Генерального прокурора.

Сегодня мы уже видим, что уже экстремизм проявляется на этом фоне. А где были документы предупредительного характера со стороны прокуратуры? А их нет. А почему предостережение сразу отменили, а прокурора, вынесшего предостережение, лишили гражданства, того прокурора, которым еще три года назад гордились. Он со мной пришел из Киева. Он со мной стоял в первых рядах на период референдума. И сейчас по инициативе руководства ведомства провели проверку о законности получения им гражданства только лишь из-за того, что он внес предостережение по этому фильму. Его лишили гражданства России. Вот такая реакция идет, направленная именно на то, чтобы любым способом, но фильм был показан.

— Но тогда объясните, если, как вы утверждаете, официальная позиция парламентариев совпадает с вашей, почему депутаты после закрытого показа давали положительные оценки фильму?

— Если говорить о депутатах, которые активно рекламируют этот фильм и хотят сказать, что фильм должен быть, несмотря ни на что, наверное, вопрос этот нужно задавать им. У меня есть свои версии субъективные. Но в силу корректности, поскольку мы работаем в одном органе, я их озвучивать не буду. Потому как считаю, что это некрасиво с моей стороны. Пусть это останется у них на совести. В конце концов, люди дают оценку таким депутатам. Я думаю, оценка будет дана людьми в отношении которых эти депутаты говорят, что нам не нужно сто тысяч людей, а завтра они будут говорить, что «нам важен каждый человек, мы заботимся о вас здесь, в парламенте».

util