Авторитарная модернизация. Лекция Владимира Гельмана в клубе «Открытая Россия». Главное
 Владимир Гельман. Фото: Открытая Россия
1 Октября 2017, 12:00

Авторитарная модернизация. Лекция Владимира Гельмана в клубе «Открытая Россия». Главное

Почему в России авторитаризм есть, а модернизации — нет

В клубе «Открытая Россия» выступил известный политолог Владимир Гельман с лекцией «Возможна ли в России авторитарная модернизация». Мы публикуем основные тезисы выступления.

1. Что такое авторитарная модернизация?

Авторитарная модернизация — это сознательная стратегия правящих групп в самых разных странах, ориентированная на то, чтобы добиться высоких темпов экономического роста, перехода экономического развития этих стран на качественно иной уровень в отсутствие модернизации политической, в отсутствие демократизации.

2. Где происходила?

Этот проект получил немалую популярность в конце ХХ века благодаря некоторым широко известным историям успеха. Это Китай, это Южная Корея времен Пак Чон Хи, это Чили времен Пиночета, это современная Малайзия. У лидеров разных стран, включая постсоветские страны, возникают немалые соблазны пойти по этому же пути.

3. Почему популярна авторитарная модернизация?

Примерно полвека назад появился тезис, что одновременно проводить политические и экономические преобразования — это чрезвычайно рискованно, смена политических режимов подрывает политический порядок, препятствует развитию экономики, более того, сплошь и рядом на волне демократизации к власти приходят популистские политики, которые доводят экономику до ручки.

4. Действительно ли экономика развивается лучше при ааторитаризме?

Если сравнить темпы экономического роста в демократических и недемократических режимах во второй половине ХХ века, то окажется, что средние показатели сопоставимы, при этом разброс параметров среди группы демократических государств намного ниже, чем среди государств с авторитарными режимами. Проще говоря, демократии росли медленно, но достаточно устойчиво, а авторитарные режимы переживали взлеты и падения на протяжении относительно коротких периодов. Американский экономист Дэни Родрик как-то сказал, что на одного Ли Куан Ю приходится много Мобуту. То есть на очень небольшое количество ярких успехов (Сингапур) приходится много историй долгих периодов правления казнокрадов, которые доводят свои страны до полного краха.

5. Кто такой Мобуту?

Мобуту был лидером Конго (Заира) на протяжение 32 лет, вошел в историю как канонический пример крайне неэффективного с точки зрения управления лидера, который, тем не менее, удерживался у власти именно благодаря неэффективности своего господства.

6. И где здесь место России?

Россия — это, безусловно, не история успеха — ничего близкого к Сингапуру, но также это и не история полного провала, подобного Заиру или Зимбабве более позднего периода. Но по очень многим параметрам — контроль коррупции, уровень верховенства права, уровень защиты прав собственности — Россия находится намного ниже, чем мы могли бы ожидать исходя из прежнего уровня развития страны. Мы, к сожалению, там, где Гайана, а не там, где Аргентина.

7. Почему не получилось?

Такие режимы (как нынешний российский. — Открытая Россия) наименее пригодны для реализации проектов авторитарной модернизации, потому что они сочетают в себе худшие свойства демократии и авторитаризма. С одной стороны, режим очень сильно завязан на выборы, и каждые выборы — это такая спецоперация, когда идет борьба не на жизнь, а насмерть. Когда возникают протесты, власти воспринимают это как вызов своему существованию. С другой стороны, режимам такого рода присущи все недостатки демократий — наличие заинтересованных групп, пытающихся извлекать ренту из-за близости к режиму, политических бизнес-циклов.

8. Но ведь нам несколько лет говорили про модернизацию...

Термин «модернизация» использовался в России как понятие технологического девайса, необходимого для того, чтобы сохранить политический статус-кво. То есть даже на уровне идеи: модернизация — это средство не для того, чтобы изменить страну, а для того, чтобы сохранять статус-кво. Это делает миссию невыполнимой. Если вы пытаетесь приспособить что-то, заточенное на перемены, для того, чтобы ничего не менять, то результат оказывается не тот, который планировался.

9. А что с нами не так?

Специфически российская проблема — это то, что можно назвать синдромом посредственности. Проще говоря, у России, у ее граждан есть неоправданное представление о собственном величии, которое ничем особенным не может быть подкреплено, кроме ссылок на великую историю, великую культуру. У России действительно великая история, великая культура, но это не является оправданием сегодняшней посредственности. Представьте себе школьника, который был лучшим учеником в своей школе, потом попал в другую школу, и оказалось, что он троечник. Соответственно, поведение такого троечника очень часто находится за пределами рациональности.

10. То есть в России авторитарная модернизация невозможна?

Мы можем сказать, что после 2014 года проект авторитарной модернизации в постсоветской России закрыт. Тем не менее, сама проблема остается, рано или поздно ее предстоит решать следующему поколению российских лидеров, российских политиков и чиновников. Вопрос о том, возможна ли в России авторитарная модернизация, так или иначе перед Россией встанет.

Видеозапись выступления Владимира Гельмана в клубе «Открытая Россия»
Слушать или скачать аудиозапись выступления Владимира Гельмана в клубе «Открытая Россия»

Если мы посмотрим на траекторию развития постсоветской России, то мы увидим, что всякий раз, когда перед руководителями страны стоял выбор между демократизацией и экономическими реформами в отсутствие демократизации, выбор делался в пользу проекта авторитарной модернизации. Читать дальше...

util