«Мрази конченые» и другие яркие высказывания министра культуры Владимира Мединского
 Владимир Мединский. Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ
2 Октября 2017, 19:00

«Мрази конченые» и другие яркие высказывания министра культуры Владимира Мединского

Сегодня, 2 октября, стало известно, что экспертный совет Высшей аттестационной комиссии (ВАК) рекомендовал лишить министра культуры Владимира Мединского ученой степени доктора исторических наук. Событие стало итогом долго тянувшегося скандала вокруг докторской диссертации Мединского, которая, по мнению критиков, а теперь уже и профильного ведомства, не отвечает необходимым критериям научности.

Скандал вокруг диссертации — не единственный, сопутствующий работе Мединского в должности министра культуры. При общей непубличности российской политики Мединский оказался одним из самых публичных российских политиков и чиновников. Его высказывания об исторических событиях и деятелях, друзьях и недругах России, кинематографе, может быть, и носят спорный характер, но точно оказываются более яркими и запоминающимися, чем высказывания его коллег по правительству. Они-то предпочитают чаще молчать, возможно, следуя известному афоризму про «молчание — золото».

«У нас в нашей тысячелетней истории сокрыты огромные богатства. Это беспримерные подвиги предков, стопроцентно позитивные примеры верности, героизма, преданности Родине. В отличие от все-таки зациклившихся на Катыни поляков, мы много чего можем поднять на щит».

«Вся кровь русской истории за века — это день-два работы одного инквизиционного трибунала. Месяц жизни Елизаветы Великой. И не вам нас учить, господа!»

«Думаю, что к эпическим советским героям — и к молодогвардейцам, и к панфиловцам, и к Зое — надо относиться как в церкви относятся к канонизированным святым. Это моя человеческая и гражданская позиция. А любая попытка поковыряться в том, за что Ульяне Громовой фашисты вырезали звезду на спине, должна быть табуирована. Эта самая мученическая звезда на спине — и есть ответ всем нынешним „правдоискателям-надомникам“ на все их гнусненькие вопросы».

«И это даже хорошо, что в этой истории есть и Сталин, вызывающий столь противоположные оценки. Но самое естественное, что мы можем и должны сделать сегодня, — это примириться с самими собой. А значит, и покончить наконец с затянувшимся в некоторых головах „культом личности“, и перестать сваливать на Сталина все свои сегодняшние проблемы и разногласия. Ведь Сталин уже ничего за нас не сделает, ничего не построит и никого в ГУЛАГ не отправит — он умер 62 года назад»

«Единственное, в чем я не вижу смысла, — это снимать фильмы на деньги Министерства культуры, которые оплевывают выбранную власть, даже не критикуют. Это про тех, кто снимает кино по принципу „Рашка-говняшка“. Зачем? Какой-то государственный мазохизм. Этого мы делать не будем, в остальном поддерживаем широкий спектр фильмов»

«Приношу извинения за, может, не очень корректный термин, я процитировал известных интернет-блогеров, никак не думал, что это кто-то подслушает и начнет тиражировать, но, по сути, от своих слов не отрекаюсь».

О запретах:

«Ни один проект Манского, в том числе и „Артдокфест“, не получит никогда никаких денег, пока я являюсь министром культуры. [...] Он наговорил столько антигосударственных вещей, что пусть делает фестиваль за свой счет, никто не против. Мы же не запрещаем его фестиваль»

«Вернуть Рахманинова было бы великим делом. [...] Если вы посмотрите американские источники, то вы увидите, что Сергей Рахманинов — великий американский композитор русского происхождения. Американцы самонадеянно приватизируют имя Рахманинова, так же, как и имена десятков и сотен русских, которые волей судьбы оказались после событий революции за рубежом»

«Культура, по моему глубокому убеждению, в основе своей — это не „объект рынка“. Логикой „кто девушку ужинает...“ здесь ограничиваться было бы ошибочно. Культура — это пространство, в котором задаются и поддерживаются важнейшие для общества нравственные координаты. И в этом пространстве государство представляет интересы избирателя, налогоплательщика, „потребителя культурной продукции“ — то есть народа России. Следовательно, требования к содержанию творческого продукта — это не право государства, а его обязанность, делегированная обществом»

«Не надо быть святее папы Римского и не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин, который лично защитил Маннергейма»

«Мое глубочайшее убеждение заключается в том, что даже если бы эта история была выдумана от начала и до конца, даже если бы не было Панфилова, даже если бы не было ничего — это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться. А люди, которые это делают, мрази конченые»

«Не знаю, какими соображениями руководствуется уважаемая госпожа Поклонская, затевая и поддерживая этот гвалт. Может, и от чистого сердца. Тем более не готов разгадывать мотивации разнокалиберных „активистов“-поджигателей, нагло именующих себя „православными“».

«Автомат Калашникова — культурный бренд России»

«Не бывает „объективного Нестора“. Нет вообще никакой „абсолютной объективности“. Разве что с точки зрения инопланетянина. Любой историк всегда — носитель определенного типа культуры, представлений своего круга и своего времени»


Исторические ошибки: как организация Мединского увековечивает память врагов России

В 2012 году, когда только намечалось то, что будет позже названо «консервативным поворотом третьего срока Путина», при непосредственном участии государства была создана общественная организация «Российское военно-историческое общество» (РВИО). Его возглавил министр культуры Владимир Мединский. Читать дальше...

util