10 книг о разгоне Верховного Совета
 Иллюстрация: Открытая Россия
4 Октября 2017, 09:00

10 книг о разгоне Верховного Совета

Сергей Простаков рассказывает о книгах, которые помогут разобраться в том, что произошло в Москве осенью 1993 года

Леонид Парфенов, говоря о событиях сентября-октября 1993 года, указал на две интерпретации этой трагедии, господствующие в российском обществе: «Можно считать, что это расстрел демократии. А можно объяснять, что это мучительный поиск Россией своего пути к ней». В любом случае, те события лежат в основании политических процессов, которые происходили в стране в последующие два десятилетия. Вероятно, именно поэтому осень 1993 года до сих пор, хоть и скрыто, продолжает оставаться актуальным политическим событием, что отражают представленные ниже книги.

Олег Румянцев (ред.) «Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия. Стенограммы, материалы, документы (1990-1993 гг.)». В 6 томах

Олег Румянцев был видным социал-демократическим депутатом Верховного Совета. В 1990-1993 годах занимался созданием проекта новой постсоветской конституции России. После разгона парламента занялся политическим и бизнес-консалтингом — редкий пример по-настоящему преуспевшего в жизни политического оппонента Ельцина в 1993 году. Большие связи Румянцева среди российской элиты позволили ему осуществить в конце 2000-х годов амбициозный проект — издать шесть томов документов, посвященных конституционным реформам в начале 1990-х годов. Вряд ли кто-то начнет целенаправленное знакомство с переломным этапом новейшей истории страны с этих толстых книг, но именно они, как ни странно, лучше многих передают главный смысл дискуссий того времени, вылившихся в маленькую гражданскую войну. Это был не столько спор о президентской или парламентской форме правления, сколько об образе будущего для целой нации.

Цитата: «Вместе с тем главной идеей конституционной реформы 1990–1993 гг. как раз и было это самое „несовременное“ стремление установить правление, ограниченное конституцией. Стремление, отчасти недостижимое и по сей день».

Вероника Куцылло «Записки из Белого дома»

Парламентский корреспондент газеты «Коммерсант Daily» Вероника Куцылло 2,5 недели провела в осажденном Белом доме и фиксировала происходящее. Серия репортажей Куцылло обозначила важный рубеж в формировании независимой прессы в России. Если во время путча ГКЧП либеральная пресса публично встала на сторону защитников Белого дома, то в 1993 году ситуация изменилась. Руководство «Коммерсанта» считало правильным представлять точку зрения обеих конфликтующих групп. Репортажи Куцылло не были комплиментарными по отношению к защитникам и депутатам Верховного Совета, но задавали стандарт для рассказа о событиях, где у обеих сторон есть своя «правда». По факту эти журналистские материалы и один выпуск «600 секунд» Александра Невзорова стали единственными источниками донесения позиции сторонников Верховного Совета до всей страны. Сейчас Вероника Куцылло — главный редактор Открытой России.

Цитата: «Я выглянула: у здания стояли БТР и стреляли — по баррикадам, машинам, брезентовым палаткам, где еще накануне ночевали защитники парламента. Были видны люди, лежащие на площади: то ли раненые, то ли убитые. Одного из них за руки протащили к Белому дому, и на площади за ним осталась кровавая полоса».

Пострадавший во время штурма Белого дома, 4 октября 1993 года. Иллюстрация: Открытая Россия

Пострадавший во время штурма Белого дома, 4 октября 1993 года. Иллюстрация: Открытая Россия

Десятый (чрезвычайный) съезд народных депутатов Российской Федерации, 23 сентября — 4 октября 1993 года. Стенографический отчет

Бывший депутат Верховного совета Сергей Бабурин в 2008 году пребывал в должности ректора Российского государственного торгово-экономического университета. Именно поэтому стенографический отчет заседаний осажденного парламента вышел в издательстве этого вуза. Книга не снабжена ни комментариями, ни даже предисловием самого Бабурина. В результате книга получилась по-настоящему уникальной — это чистая история. В ней депутаты жалуются на отсутствие воды и тут же пускаются в рассуждения о будущем восстановлении СССР, а главное, принимают ежедневно решения, которые через две недели не будут стоить ничего. Мало где еще непредсказуемость итогов осеннего кризиса 1993 года передана так убедительно.

Цитата: «Руслан Хасбулатов, 4 октября 1993 года: „Находясь между жизнью и смертью, когда мы увидели своими глазами, как растерзали демократию и сердцевину этой демократии — российский парламент, я призываю всех покинуть это здание. Тяжело уходить, но пусть нас всех утешает мысль, что жизнь одна, и мы были верны долгу и нашему народу“».

Борис Ельцин «Записки президента»

1994 год — время подведения промежуточных итогов существования пореформенной России и первые попытки создания исторического канона для интерпретации происходящего. Первым слово взял главный герой эпохи — президент Борис Ельцин. При помощи журналиста Валентина Юмашева, будущего зятя и главы администрации президента, Ельцин пишет и публикует в 1994 году «Записки президента», в которых пытается донести до широкой аудитории логику своих политических решений в 1990-1993 годах. Главный мотив в описании сентябрьско-октябрьских событий у Ельцина — это неуверенность в принимаемых им решениях и постоянная необходимость отвечать на провокации «бандитов» из Белого дома.

Цитата: «После совещания с Черномырдиным, Грачевым, Ериным и Голушко приняли решение дать заговорщикам последний срок сдачи оружия — 4 октября. Если они не выполнят наше требование, тогда будем рассматривать более жесткие варианты давления на заговорщиков. Напомню, в этот момент милиция, окружавшая Белый дом, была без боевого оружия. Все наши планы, идеи, расчеты исходили из одного — сделать все, чтобы не допустить даже случайных жертв».

Обращение Бориса Ельцина к гражданам России по телевизору, 6 октября 1993 года. Иллюстрация: Открытая Россия

Обращение Бориса Ельцина к гражданам России по телевизору, 6 октября 1993 года. Иллюстрация: Открытая Россия

Руслан Хасбулатов «Великая российская трагедия»

Следуя тренду, амнистированный бывший «великий спикер» Руслан Хасбулатов пытается создать собственный канон и пишет двухтомную «Великую российскую трагедию» — книгу в странном жанре — смесь мемуаров и историософского трактата. У Хасбулатова гораздо больше громких слов и исторических аналогий, чем у Ельцина. Но и подробностей событий сентября-октября 1993 года и их предыстории тоже больше, чем у президента. Правительство, милиция, армия, политические партии, профсоюзы — Хасбулатов для всех по полочкам раскладывает их вину в поражении российской демократии и реальной людской трагедии. Лейтмотив его книги — уверенность в своей правоте и необходимость отвечать на провокации «бандитов» из Кремля.

Цитата: «Тем не менее, он оказался неожиданным — этот штурм. Видимо, так уж устроен человек, самое страшное, даже самое реальное его воображение отодвигается куда-то в сторону, разум не мирится с жестокой, коварной реальностью. Мне говорили, что уже третий день „ястребы“ настаивают на силовом решении проблемы. Среди них были, как ни странно, Козырев и Филатов. Но наибольшее влияние оказывали Ерин и Барсуков».

Осень-93. Хроника противостояния (сост. Железнова Н.Л., Панова А.Г., Сурков А.П.)

После того, как первые лица высказались, анализировать и интерпретировать произошедшие события стало общество. В 1994 году выходит сборник «Осень-93. Хроника противостояния». Авторы претендовали на объективность: действительно, в хронике дней скрупулезно приводятся документы и цитаты всех сторон конфликта. Но когда дело доходит до свидетельств участников событий, то список оставляет большие вопросы к объективности составителей. В нем представлены свидетельства Егора Гайдар, Анатолия Чубайса, Анатолия Куликова, Юрия Лужкова и самого Бориса Ельцина.

Цитата: «Россия не скатилась в хаос гражданской войны. Ей не грозит судьба Союза, самораспад, диктатура. Россия уверенно продолжает движение по пути демократических преобразований».

Иван Иванов. «Анафема. Хроники государственного переворота»

В то время как сторонники Бориса Ельцина составляли «Хронику противостояния», защитники Верховного Совета писали свою «общественную историю». Помощник генерала Вячеслава Ачалова Иванов рассказывает о днях осады Белого дома от лица защитников Верховного совета. Это почти идентичная «Осени 93-го» хроника и собрание документов, только идеологически развернутая на 180 градусов. Но, в отличие от своих либеральных «коллег», Иванов не скупится на максимально желтые подробности, а также совершенно не комплементарен к своим «вождям» — к Хасбулатову и Руцкому. Главное достоинство книги прямо вытекает из ее недостатков: слишком много неназванных источников и слухов. С одной стороны, некоторые «факты» легко опровергаются, но мрачный тревожный фон президентского заговора против парламентариев книга передает весьма убедительно.

Цитата: «На пересечении с Садовым кольцом у подземного перехода через мегафон разговаривал с людьми депутат Аксючиц. Вокруг собралось человек 200. Все его поддерживали. Лишь какая-то разодетая дама попыталась заступиться за команду Ельцина. На нее тут же зашумели. Три старушки посоветовали ей идти доедать ананасы».

Александр Проханов «Красно-коричневый»

К концу 1990-х годов тема разгона Верховного Совета очевидно стала сходить на нет. Последней большой работой от участников событий стал роман Александра Проханова «Красно-коричневый» — седьмая книга о генерале Белосельцеве, обладающем даром мистических видений и прозрений. Именно этот роман в большей степени, чем остальные, представляет собой интерпретацию событий 1993 года, господствующую среди рядовых сторонников парламента. Ценность законности и конституции, разделения властей, которая была формальной основой противостояния, отошла здесь на дальний план. Перед читателями — заговор антирусских сил, в руках которых даже Ельцин оказывается марионеткой. И только Белосельцев всё знает наперед, но ничего не может сделать против израильских спецназовцев и других агентов зла. В общем, для людей, не привыкших к художественному стилю главного редактора «Завтра», книгу в руки лучше не брать. Но, тем не менее, так подробно осаду Белого дома в художественном произведении не описывал никто.

Цитата: «Он сделал первые шаги, и на голову ему упал ровный, похожий на водопад шум. Посмотрел вверх — Дом горел, по белому фасаду из окон тянулись черные жирные языки, валила копоть, сыпали искры, сквозь дым вылетало грязное мутное пламя. Рев пожара бушевал в небе, вместе с пеплом опадал на набережную».

Во время штурма Белого дома, 4 октября 1993 года. Иллюстрация: Открытая Россия

Во время штурма Белого дома, 4 октября 1993 года. Иллюстрация: Открытая Россия

Виктор Шейнис «Взлет и падение парламента. Переломные годы в российской политике (1985–1993)»

Двухтомник политика и одного из авторов российской конституции вышел в середине 2000-х годов. В лучшем случае, эта книга ложилась в глобальный тренд моды на эпоху 1980-х, но в российской реальности прошла почти не замеченной. Тем не менее, это была попытка одного из активных действующих лиц взглянуть на события не по горячим следам, а спустя время — на свой собственный опыт и на всю историю страны в переломный момент. Уникальность книги в том, что Шейнис пытается рассказать историю этого периода не через политическую борьбу Горбачева и Ельцина или этнические конфликты, а через историю парламентаризма. Возродившись в конце 1980-х годов, уже через несколько лет, по мнению Шейниса, парламент стал источником реакции и торможения реформ, но его разгон в любом случае не привел к усилению демократии. Трактовка, возможно, спорная, но мало кто еще пытался именно парламент поставить в центр произошедших в стране перемен.

Цитата: «Борьба за контроль над правительством — нервное сплетение в отношениях между первым российским президентом и парламентом. Под конец своего существования Съезд народных депутатов добился, чтобы в конституцию была внесена норма, требующая согласия Съезда на назначение четырех ключевых министров. Однако на практике это так и не было реализовано. В Конституции 1993 года глава государства взял эту уступку назад. Президент, как и царь, может в любой момент отправить правительство в отставку, не объясняя причин».

Сергей Шаргунов «1993. Семейный портрет на фоне горящего дома»

Последний роман Сергея Шаргунова с очевидным маркетинговым расчетом был выпущен к 20-летию разгона Верховного Совета. С не меньшим расчетом он был рассчитан на молодую аудиторию. Шаргунов так же, как и его читатель, собирал информацию о тех событиях из интернета, а потому многие детали даже молодым читателям были знакомы. К моменту выхода книги 1993 год находился уже на периферии общественного сознания. Из книг на эту тему время от времени выходили только мемуары бывших депутатов. Поэтому сюжет романа во многом оказался неожиданным. Но важно не это. Шаргунов открывает свой роман описанием событий на Болотной площади 6 мая, выстраивая нарратив противостояния москвичей с авторитарной властью. Из-за этого достаточно нудный роман превращается в одно из важнейших политических высказываний о 1993 годе, которое было невозможно ни в 1990-е, ни в 2000-е годы.

Цитата: «Я не знал своего деда. Я никогда не видел отца. Мне жаль, что я с ними не знаком и не увижусь никогда, не поговорю в этой жизни. Мне кажется, они жили в интересное время... Я думаю, что деду все-таки повезло — участвовать в таких бурных событиях. Я думал о судьбе моего деда с самого детства, и, возможно, эти мысли подтолкнули меня выйти на улицу».

Брянцев Петр,

Матросская Тишина

24.06.2013″.

6 очень разных книг об эпохе Ельцина

Сегодня исполняется 10 лет со дня смерти первого президента России Бориса Ельцина. Он и его деяния продолжают вызывать споры. О них написано уже очень много книг: от мемуаров до попыток политологического анализа. И все равно пока так и не появилось книги, которая сможет примирить и сторонников, и противников президента. Читать дальше...

6 книг о реабилитации жертв политических репрессий: список Открытой России

Хулиганы и верные партийцы, призраки и последние жертвы 58 статьи — в День памяти жертв политических репрессий Сергей Простаков составил список книг, посвященных политической реабилитации в Советском Союзе и Российской Федерации. Читать дальше...

util